Октябрь. Итоги и размышления

dadmin Газета, Статьи из газеты №42 (2018)

Каждый раз, когда приближается 7 ноября, оценки Великой Октябрьской революции и всех, связанных с ней и после нее событий, всегда совершенно разные. От того, что она привела к разрушению всего и вся, включая и отклонение от истинного пути развития — до того, что предначертала миллионам дорогу в светлое социалистическое будущее с бесплатной медициной и образованием, навсегда покончив и с безработицей.

Однако оценки, наверное, правильнее давать не на стихийных эмоциях, а спокойном анализе, что со страной и народом тогда действительно произошло, какие цели и задачи перед ними ставились и обозначались, и что конкретно удалось достичь или не достичь на основе трех основных вопросов. Роль рабочего класса и диктатура пролетариата. Готовность общества, Гражданская война и последствия. Партия революции, и чем свой «поход» к Власти она закончила. И для начала вспомним, что К. Маркс, давая определение «рабочий класс» и предполагая особую его историческую миссию, когда разрозненные рабочие группы и прослойки когда-то и где-то организованно объединятся и классово революционно станут «диктатурой пролетариата», все-таки осторожно — в силу того, что реально все это архи непросто и мало достижимо, предупреждал. Что «рабочий класс либо революционен, либо он ничто». Ф. Энгельс уточнял, что «рабочий класс может действовать как класс, только организовавшись в особую политическую партию, противостоящую … партиям, созданным имущими классами», а Ленин повторно ужесточал, что «без организации рабочий класс — ничто».

И теперь, собственно, к вопросу №1. Основоположник марксизма на российской земле, переводом, в частности, «Манифеста коммунистической партии», Г. Плеханов, был, как в советское время принято было считать, скорее, его теоретиком, имеющим, к тому же, еще и свое, к российской земле преломленное мнение. И потому полагал, что процесс установления «диктатуры пролетариата» — долгий и непростой, для которого создаться должны еще и определенные социально-экономические условия, а когда они создадутся — вопрос? Полагал, что общество в России может улучшать пока только самая образованная его часть — либеральная буржуазия и интеллигенция, а время рабочего класса, по причине его непросвещенности и низкой культуры — еще не пришло и долго еще не придет. Выступал, по существу, за эволюционное развитие, ускоряемое просветительской работой в среде просвещенного рабочего класса, диктатура которого, если и будет когда, то, во-первых,  демократическая, а  во-вторых, в изданной сразу после перевода в 1882г. «Манифеста», в 1883г., своей брошюре «Социализм и политическая борьба», подчеркивал, что «диктатура пролетариата» ничего общего с «диктатурой революционеров» не имеет.

Позиции его, находившегося в эмиграции и в стороне от активных действий, в революции 1905- 1907гг. были таковы, что хотя сначала, в феврале 1905г.,  в статье «Врозь идти, вместе бить» он вооруженное восстание и поддерживал, но призывал к тщательной его подготовке, особое внимание, уделяя агитации в армии. А после подавления восставших и свертывания либеральных реформ в стране так прямо и заявил, что «не надо было браться за оружие». А что Ленин? А он, поддерживая уже и это, пусть и разгромленное восстание, призывал только к новым, более решительным, энергичным вооруженным выступлениям. Плеханов возражал, выступая за объединение усилий «всего общества» ради сокрушения царизма, говорил о необходимости выступить в блоке с кадетами на выборах в Государственную думу, а Ленин его в «раболепстве» перед кадетами обвинял. На что Плеханов ответствовал, что Ленин, считая наличие революционной ситуации важнее объективных социально-экономических условий — от объективного марксизма просто отошел.

В такой полемике начался для обоих, там, в эмиграции — 1917-й год, в Феврале которого падение монархии стало просто полной неожиданностью. Однако реально все это стало просто финишем того, что содеял со страной, безусловно, «революционер №1» в ней — абсолютно тупой и безмозглый Ники. Начиная с Ходынки- 1896, через Цусиму и поражение в войне с Японией в 1904-1905гг., развязывание революции 1905г. и ее подавление. Абсолютно тупое вступление в Мировую войну 1914г. на стороне вечных наших предателей — англосаксов, и, наконец, преступное и предательской отречение от Империи, чтобы она стала разваливаться. И в такой ситуации, конечно, и Ленин, и Плеханов — правда, совершенно с разными  ее видениями и перспективами — вернулись в Россию. 31 марта, после 37 лет изгнания — Плеханов, а 3 апреля — Ленин. И что? Расхождения только усилились.

Плеханов, яростно критикуя «Апрельские тезисы» в брошюре «Тезисы Ленина, или почему бред бывает подчас весьма интересен», выступил против планов вооруженного захвата власти большевиками, а ленинский призыв к продолжению и углублению революции, игнорируя экономический фактор, охарактеризовал как «безумную и крайне вредную попытку посеять анархическую смуту на русской земле». Настаивал, что Россия не готова перейти от капиталистической формации к социалистической, поскольку капитализм еще не исчерпал себя: «Русская история еще не смолола той муки, из которой будет со временем испечен пшеничный пирог социализма», и считал необходимым перейти к многопартийной буржуазной демократии, в условиях которой вызревали бы объективные и субъективные предпосылки к переходу к социализму.  А Ленин, полагая, что подъему революционного движения способствует весь накопленный негатив войны и сложившаяся на фронтах ситуация (как, кстати, пытались использовать и в 1905г., после поражения в русско-японской войне), рабочий класс объявил ведущей революционной силой с мотивацией установления им «диктатуры пролетариата», когда вся «власть — Советам, фабрики — рабочим, а земля — крестьянам».

Однако реально Октябрьский переворот 7 ноября и захват власти совершили, все-таки, сорганизовавшиеся в революционную партию большевики РКП (б) вместе с поддержавшими их левыми эсерами. Использовав отдельные пролетарские, вместе с анархистскими, отряды в качестве исполнителей. На что Плеханов отреагировал отрицательно и в выпуске своей газеты «Единство» дал «Открытое письмо», где продолжил то, о чем заявлял еще в 1883г., в «Социализме и политической борьбе», и в дальнейших работах. Предостерегал от силовых насильственных действий (переворотов, восстаний, революций, бунтов) для ускорения революционного процесса, заявил, что «несвоевременно захватив политическую власть, русский пролетариат не совершит социальной революции, а только вызовет гражданскую войну, которая заставит его отступить далеко назад от позиций, завоеванных в феврале и марте нынешнего года. (Он составлял тогда меньшинство в обществе — численность, при городском населении 24,5 млн. из 174 млн., что 14,5%, составляла примерно 4 млн., что около 2,5% всего населения). Основная масса людей не согласны с подобным «форсированным» переходом к социализму, и исторически неподготовленный социальный эксперимент неизбежно приведет к появлению «казарменного коммунизма». Нет социально-экономических условий для ликвидации частной собственности, неизбежно возникает равенство в нищете». А когда было разогнано и Учредительное собрание, в своей последней статье сказал, что это «является новым и огромным шагом в области гибельного междоусобия в среде трудящегося населения России». Захват власти «одним классом или — еще того хуже — одной партией» может иметь печальные последствия, развал и разруху…

И вот пришел своего рода Рубикон — 1922-й год,  итоги  к которому стали следующими. Передовой рабочий класс, сплотившись, установил в Революции столь обещанную «диктатуру пролетариата»? Абсолютно нет. И, как и говорил Плеханов, диктатура взамен состоялась, как «передового» — так и тогда, и потом всегда выдавалось — «отряда рабочего класса», им же, как бы взращенной, партии РКП (б).  А как это «взращивание» реально, уже после взятия власти происходило, см. табл.

Съезд Год РКП (б) —

ВКП (б)

 VI 1917    240 тыс.
 VIII 1919    313
 IX 1920    612
 X 1921    730
 XI 1922    532

Т.е., численность росла и росла, но в каком составе, и были ли в ней рабочие? Да, были, балансируя около 50%, однако было это во многом просто формально. Люди были относительно малограмотными, Программу, Устав, практически, даже не знали, и ни к какому управлению страной они, такие, конечно, не допускались. Вся власть на деле принадлежала руководству — абсолютно и никогда не из рабочих — РКП (б),  произошел «захват власти», как говорил Плеханов, «одной партией». С левыми эсерами «разобрались» уже скоренько, а на X съезде, 8-16 апреля 1921г., приняли жесткое постановление о категорическом запрещении любой оппозиционности и фракционности даже в самой себе, после чего численность, после самых разных «чисток» стала и сокращаться.

Теперь вопрос №2. Предупреждал Плеханов об опасности в такой огромнейшей, как Российская империя, стране — Гражданской войны? Предупреждал. Но она — тяжелейшая, 4-х летняя, состоялась, да еще и в масштабах, что в ней, с обеих сторон, погибло 2 млн.; 2 млн. эмигрировали и выехали заграницу, а 6 млн. просто умерли он голода. Страна пришла к крайнему разрушению с утратой еще и огромных своих территорий: всей Прибалтики; значительной части Украины (Западной) и пол Белоруссии (всей ее Западной половины); Бессарабии и, в определенном смысле, Дальнего Востока. Готово оказалось общество к переходу от капиталистической формации к социалистической, если, как заявлял Плеханов, «Россия не достигла той высоты развития производительных сил, при которой возможен социализм»? Получается, что, действительно, не достигла, ибо в статье «О нашей революции» Ленин это признал, а на X съезде РКП (б), 8-16 апреля 1921г., был принят переход к Новой Экономической политике (НЭПу) с возвращением частной собственности и свободы предпринимательства. И 30 декабря, после развала Российской империи, было хотя бы объявлено об образовании, далеко не в прежних масштабах, СССР.

И, наконец, вопрос №3: Партия, ее Роль и преобразования. Но прежде обратим внимание, что обе Великих революции — и Французская, и Октябрьская (а других крупных История просто не знает), на своем как бы уже излете, возносили к Власти действительно Великих и гениальных Людей. Великая Французская, 14 июля 1789г. взятием Бастилии начавшаяся и 9 ноября 1799г. закончившаяся, вознесла Наполеона, который создал Великую, равной какой в Истории более не было — Французскую Империю. А Великая Октябрьская, 7 ноября 1917г. выстрелом «Авроры» начавшаяся и, условно, в 1922г., в разрухе страны завершившаяся, вознесла, избранного Генеральным секретарем, И. Сталина. В. Ленин был, слаб здоровьем, и потому 3 апреля на XII Съезде РКП (б) Сталин был избран, став, фактически, руководителем, как потом окажется, на целых 30 лет всей такой огромной Страны.

И что сначала, на уровне чисто аппаратном, партийном, ему — человеку ответственному и государственно, мыслящему, в насквозь разбитой стране оставалось делать? Ну, во-первых, для расширения своего аппаратного руководства, делать его, для управления всей страной — более разветвленным и командно-административным. Причем, желательно, из проверенных исполнительных кадров. Почему и, во-вторых, надо было избавляться от всех — тому мешающих, что в рамках внутрипартийной борьбы и делалось, но отнимало, все-таки, время. И, в-третьих, в главном, принял принципиальное решение: презрел уже ушедшие в прошлое прогнозы Плеханова, принял все реальное и разрушенное, что досталось ему после Революции и Гражданской войны. И напрочь отказавшись от каких-либо бредовых идей мировых революций и проч., стал строить, именно строить социализм в одной, отдельной взятой Советской  России — СССР. По-своему, и как считал нужным.

Начав с того, что к концу 1920-х, сосредоточив в своих руках власть, НЭП, чтобы он в управлении страной ни в каких своих рецидивах не мешал — стал сворачивать, а к 1930г. полностью его ликвидировал. И далее, через индустриализацию и коллективизацию, технические свершения и массовый трудовой подъем народа, новый социалистический строй с бесплатными для всех медициной и образованием, и полной ликвидацией  безработицы построил. Советский Союз стал Великой мощной державой, и даже уже, объективно, не  благодаря «диктатуре партии», а диктатуре, фактически, уже одного человека в ней — И. Сталина, партию, который свою — оперативно и самоотверженно действующую, использовал просто как действующий аппарат. Который вот как при нем — для хорошего исполнения, принципиально рос.

Съезд Год РКП (б) —

ВКП (б)

 XIV 1925    643 тыс.
 XV 1927    897
 XVI 1930 1млн. 226
 XVII 1934 1млн. 872
XVIII 1939 1млн. 588

Причем, чтобы стала она такой, путем «чисток» или просто ликвидаций, пришлось долго и не сразу «избавляться» от тех 80% РКП (б) — «творцов  Революции». В ее рядах, прежде всего, в руководящих кадрах, осталось к 1937г., в лучшем случае  20 % «тех», почему и численность к 1939г. сократилась. А попадали вновь или только те, кто полностью был «за», или, хотя бы был готов подчиняться, ибо тех, кто не был готов или не хотел — последствия ждали жесткие.

А что тогда рабочие и колхозники, какова их роль? В смысле, где «власть — Советам, фабрики — рабочим, земля — крестьянам»? А они, миллионы прекрасных тружеников, стахановцев и квалифицированных специалистов, в Сталинские годы на благо страны и народа работали действительно мощно и классно. Хотя никакими собственниками заводов и фабрик, земли, конечно, не являлись, и были просто хорошими исполнителями. На уровне, правда, Советов, их формально и избирали, но, во-первых, по разнарядке, а во-вторых, в подавляющем большинстве тоже из членов ВКП (б). Перед войной, в 1939г., рабочих в ВКП (б) было 43,7 %, крестьян – 22,2% , а служащих, поскольку грамотность была архинужна — уже 34,1%. Но только разве это была хоть какая-то реальная власть? Так, на уровне пожеланий. Все решало высшее партийное руководство, а на уровне Страны — сам И. Сталин, безграничная Вера в которого — хотя действовали, подтягивая дисциплину и отдачу, и репрессивные методы — поднимала на подвиги миллионы. Задачи и цели индустриализации, коллективизации, «пятилетки — в 4 года», атомной бомбы и т.д. ставились в Сталинский период невиданные — и блистательно, в основном, решались. Могучий и мощный Советский Союз в масштабах, практически, Империи, был воссоздан и победоносно существовал, а после Победы в великой Войне был создан еще и лагерь соцстран.

Ненавистники Сталина, однако, незамедлительно возразят, что все это — не благодаря, а вопреки ему. И просто замечательный абстрактный многомиллионный трудовой народ, несмотря на все гонения и притеснения его со стороны Вождя, смог сплотиться, и Идеи Революции, вопреки ему, в жизнь воплотить. Однако я предложу всем на минуту забыться тогда, и предположить, что было бы со страной, если бы у Власти стал тогда, в 1922г., не Сталин, а кто-то из политических болтунов типа Бухарина или Каменева, или позорно под Варшавой уже провалившийся «мировой революционер» Троцкий? Да такое даже представить страшно, и был бы это тогда даже не «ужас без конца», а «ужасный конец», и «год 1991-й» грянул бы много раньше, где-то к году 1930-ому. И это «большим счастьем, — как говорил Черчилль, — было для России то, что  в годы тяжелых испытаний ее возглавлял гений и непоколебимый полководец И. Сталин. Он был выдающейся личностью.., человеком необычайной энергии, эрудиции и несгибаемой силы…Эта сила настолько велика в Сталине, что казался он неповторимым среди руководителей всех времен и народов…»

Однако пришел 1953-й год, 5 марта,  Великая Личность и лидер Партии И. Сталин скончался — и тогда что ж, все-таки? Как далее решался вопрос № 3, в смысле, какой становилась, в какую преобразовывалась после Сталина Партия, диктатура которой, формально, так и оставалась? А она постепенно, год за годом, при тотальном уже своем росте — так же тотально, разлагаясь, перерождалась. Начиная с идиота Хрущева, доклад которого на XX съезде, молча, выслушав — втихую сдали и Сталина, а значит, и весь великий сталинский период, лишив людей надежды и веры. И продолжая, пользуясь складывающейся ситуацией — еще и размножаться. И если рост рядов во время войны (до 6 млн. при Сталине) был вызван именно преданностью многих советских людей нашей Великой Победе — звала и вела к которой партия именно Сталина, то в период хрущевский и далее — КПСС стала все более превращаться в «кормушку» (см. табл.)

Период Год Численность

КПСС

Сталинский 1952  6 млн. 13 тыс.
Хрущевский 1956 7 млн. 216 тыс.
1959  8 млн. 239 тыс.
1961  9 млн. 716 тыс.
Брежневский 1966 12 млн. 471 тыс.
1971  13 млн. 810 тыс.
1976   15 млн. 58 тыс.
1981  17 млн. 480 тыс.
Горбачевский 1986 Свыше 19 млн.

Куда, чтобы обрести должности, звания, положения, титулы и льготы «полезли» очень сомнительные люди — и закончилось все развалом всего и вся «выдающимися коммунистами» Горбачевым и Ельциным. И что при таких Верхах делали тоже полуразложившиеся, в подавляющем большинстве Низы? А кто куда, по самым разным щелям и углам разбежались, или просто побежали, ибо партия эта, такая — им ничего уже, никаких льгот, преференций не могла дать. Чтобы успеть, хоть что-то поделить. И потому, когда потом, попытались собрать осколки, то из 19,5 млн. (вдумайтесь только: 19,5 млн.!) наскрести на всю Россию удалось только 500 тыс. Тогда. А сейчас и еще в разы — «за от Власти отдаленностью» — меньше.

Но тогда, может, восстали «могучие батальоны рабочего класса»? Да, под водительством кукловодов шахтеры по всей стране, действительно, восстали, но, чтобы скандируя: «Ель-цин, Ель-цин!», привести преступника к власти. И когда тот Советский Союз убил и разрушил, что-то никто из трудящихся его в жесткой форме и государственно не защищал, а принимали все уже (по крайней мере, большинство), как свершившиеся издержки времени, и старт — в противовес отжившему социалистическому, в «светлое капиталистическое будущее» брали. И что сейчас, когда прошло уже после 1991г. 27 лет? А сейчас, когда при населении 146,5 млн. официально трудится 72,3 млн., в  что-то производящей или делающей экономике РФ занято примерно 34,5 млн. штатных работников (47,8 % от этих 72,3 млн.), из которых 8,5 млн. — ИТР, управленцы и служащие, а 26,0 млн. — рабочие. Промышленных- 8,5 млн., непромышленных — 10,32 и неквалифицированных — 7,18 млн. Т. е. промышленных рабочих около 6% всего населения, что даже больше (2,5%), чем было в  1917г. — и что? Рабочий класс «проснулся, сорганизовался», слышим о каких-то массовых выступлениях, забастовках, и вот-вот начнутся мощные его революционные выступления?

Да нет, как какой-то руководящей, заметной роли не было тогда, в 1917г. — так нет и сейчас: «рабочий класс либо революционен, либо, как утверждал К. Маркс, он — ничто». Ну, разве что какие-то пикеты по выдаче зарплаты, сокращениям численности, или могут быть даже голодовки. И вся «революционность». И речь, стало быть, не только что о какой-то, как и тогда, в 1917г., «диктатуре пролетариата» не может идти, но сегодня даже и диктатуре какой-то, их «интересы выражающей, партии». И на том — точка, констатация фактов. С чего начали, и к чему пришли. А анализ и выводы пусть делает для себя каждый. Памятуя только, что власть — всегда Власть, а исполнители — только исполнители.

 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!