О ВПЛАВЛЕНИИ В ТОЛПУ

admin Газета, Статьи из газеты №24 (2017)

Если вам кажется, что вы стали как все, то вам пора меняться.

М. Твен

Когда включал в эти «Мыслишки…» рассказ Полины Мутовиной из Хабаровского края «Книга в моей жизни», где есть такое суждение: «…так ли уж важно ради признания сверстниками сливаться с толпой или стоит оставаться личностью?», вспомнил работу немецкого философа О.Ф. Бóльнова «Требование человечности».

В этой работе Бóльнов, перечисляя опасности, угрожающие человечности, наряду с неадекватным восприятием развития техники, тоталитаризмом, политическим фанатизмом, религиозным сверхусердием, манипулированием сознанием, называет и «вплавление в толпу», при котором происходит потеря собственного Я, внутренней свободы.

Не вдаваясь в тонкости и подробности, примем, что толпа ― это некоторое множество людей, связанных друг с другом на подсознательном уровне «стадным» чувством «Делаю так, как все».

Именно людей, потому что у других живых существ «стадное» чувство основано на чём-то другом, не имеющем отношения к сознанию/подсознанию. Например, полчища саранчи, встречая на пути ров, заполняют его своими телами, ― этого требует инстинкт сохранения рода.

Причём люди, образующие толпу, не обязательно должны быть территориально в «куче». Даже собранные в одном месте люди не образуют толпу, если каждый из них осознанно действует независимо от других «элементов кучи».

Не является толпой и множество людей, если они все осознанно действуют в чём-то одинаково (тогда это структурная часть общества, например, отдел, полк, партия).

Но вот сотрудники отдела при пожаре бросились вон из здания, толкая и давя друг друга, не внимая призывам к спокойствию, и отдел превратился в толпу. Толпой может стать и весь народ, если позволит себя зомбировать какой-нибудь бесчеловечной идеей.

Бóльнов в упомянутой работе пишет: «Толпа, как показали тщательные исследования, всегда является жестокой и бездумной, неминуемо бесчеловечной».

Чтобы не «вплавляться в толпу», человек должен не терять своей индивидуальности. Но и не «выпячивать» её настолько, чтобы быть «белой вороной».

Чувством такой «золотой середины» обладала, по-моему, моя жена Нина. Она всячески избегала толпы. Если в метро народ штурмовал вагоны, Нина отходила в сторону: «Подождём следующего поезда». Даже не пытался спорить ― бесполезно.

Вот что она писала о даче и дачниках.

«…Мне тоже там нравится, летом в особенности, но когда я вижу толпу возвращающихся дачников с грузом, вечные пересадки, ожидания транспорта, становится тяжело от мысли, что дача — это ведь совсем другое должно быть. Чтоб ветки сирени лезли в окна по утрам, днём с книгой в шезлонге под деревьями, походы на речку, в лес, вечерние прогулки, может быть, лодка, чай из самовара на веранде с баранками. Впрочем, я бы в это не вписалась. Как сказал М. Задорнов (сатирик): «Богат не тот, у кого много, а тот, кому хватает».

Сотрудница Нины рассказывала мне, как в командировках Нине была в тягость «раскованность» подвыпивших компаний. Но в то же время и отрываться от коллектива она не хотела, писала сыну из Куйбышева (декабрь 1983):

«Живу всё в том же одноместном номере с телевизором. По вечерам иногда собираемся на чай у кого-либо из наших, складываем свои припасы. Мне тут удалось купить 1 кг лимонов случайно по дороге на почтамт, так что я вношу в пай лимоны…»

В тяжёлые 90-е годы Нина сменила работу инженера на более «хлебную» для семьи ― продавщицы женской одежды в киоске вестибюля метро (уговорил знакомый). И там она вела себя не по канонам «лишь бы втюхать», а сообщала покупателям плюсы и минусы одежды, обменивала её по первому требованию и даже возвращала деньги (!).

Но когда перешла на другую станцию метро, где сложилась своеобразная женская «торговая аура» со своими понятиями о стиле одежды и «празднования» окончания рабочего дня, решительно ушла из этой сферы.

«Золотой середины» Нина особенно придерживалась при шитье одежды, которой она снабжала не только себя и родных, но и знакомых. Конструируя одежду, она, конечно, не забывала бытовавшую в то время моду, но вносила в неё столько своего, что в результате получались сугубо индивидуальные, «штучные» изделия. А моду она не только учитывала, но даже упреждала. Так, в конце 50-х перед поездкой на целину она сшила себе и подруге брюки, о чём потом написала в одном своём рассказе (ОНА ― это подруга):

«…ОНА уезжает на целину. Уже сшила брюки. Беспокоюсь, как ОНА будет их носить. Ведь пока все ещё носят сатиновые шаровары, а брюки, боюсь, вызовут косые взгляды общественности. Впрочем, всё новое всегда встречалось в штыки».

Но перейдём от частного к общему.

Нынешнее состояние РФ с точки зрения рассматриваемой опасности для человечности («вплавление в толпу») можно охарактеризовать терминами теории автоматического управления, которая для описания поведения системы использует понятия «в малом» и «в большом».

С одной стороны, сейчас в обществе вместо прежнего коллективизма махрово расцветает индивидуализм. При нём «индивидуумы» стремятся достичь своих целей, не стесняясь в средствах ― отталкивая других и локтями, и ногами, и даже перешагивая через их трупы (не только в переносном, но и, подчас, в прямом смысле).

Таких «индивидуумов», чтоб не путать с обычными homo sapiens, будем называть «индивидуалистами» или, по выражению В. Пелевина, homo zapiens.

Это ― «в малом».

С другой стороны, все эти нахраписто стремящиеся к своим целям homo zapiens образуют толпу, охваченную общим «стадным» чувством ― индивидуализмом, переходящим в алчность.

Это ― «в большом».

Основной целью таких, вплавленных в свою толпу, homo zapiens является получение максимума материальных благ при минимуме личных затрат и при полном игнорировании общественных интересов.

Следствие этой цели ― стремление к безудержному потреблению «товара» (продуктов питания, вещей, жилья, развлечений…) «особого» качества (роскоши, гламура…)

Но, подчиняясь моде своей толпы, homo zapiens «цапает» не только материальное.

Он становится подчёркнуто религиозным (и выделяет кое-что церкви в обмен на «отпущение грехов»).

Он «идёт в культуру». (В кавычках потому, что зачастую делает это не столько для души, сколько для того, чтобы показать своей толпе, что «и я там был, мёд пил». Ну, а если «по усам текло, а в рот не попало» ― кто это заметит!)

Он прихватывает ― от «прикупить», характерного слова его лексикона ― образование (иметь диплом, особливо зарубежный, престижно, это путь в свою толпу, возможность получить в ней тёплое местечко).

Он даже ― самый шик в его толпе! ― где-то как-то «благотворит». (Вдруг, например, подкинет «чужим детишкам на молочишко». И пропиарит это, и не забудет указать об этом в налоговой декларации, чтобы «скинули».)

А как же иначе! ― чтобы жить «в большом», надо что-то тратить и «в малом»: окупится!

Интересно, как соотносится фраза М. Твена, приведённая (по памяти) в эпиграфе, с рассуждениями в этой мыслишке «О вплавлении в толпу?».

P.S.

ТВ-канал «Культура» 25.07.2011 показал документальный фильм Феликса Соболева об одном эксперименте в среднем классе школы. Детей поочерёдно вводили в тир и предлагали выстрелить в одну из двух мишеней. Выстрел в левую сразу давал рубль стрелку, в правую ― рубль всему классу. Перед выстрелом стреляющему показывали результат предыдущих стрельб, «сфабрикованный» так, что 80 % соответствовало выстрелам в пользу стрелка, а 20 % ― в пользу класса. Так было сделано, чтобы настроить стреляющего на подражание большинству, «вплавить его в толпу».

Эксперимент показал, что почти весь класс, несмотря на такую мощную психологическую обработку, стрелял в правую мишень, то есть поставил интересы класса выше личных. Такой вот коллективизм! А было это в 1975 году.

P.S. А как было бы в нынешнем, 2017-м?

Э.С. НИКУЛИН

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!