О НЫНЕШНЕМ РОССИЙСКОМ ГЕРБЕ

admin Газета, Статьи из газеты №22 (2017)

Эта статья написана в 2007 году и включена в книгу «Под своим ФИО» (СПб, «Мозаика НК», 2011). По-моему, она актуальна и ныне. Привожу её здесь с небольшими правками.

Вот какая «новость от Рунета» появилась в Сети 25.06.2007: «Опрос, проведённый ВЦИОМ, показал, что лишь половина россиян знают, как выглядит государственный флаг РФ».

Что дал бы опрос о знании государственного герба РФ?

Данные моих «исследований» неутешительны: никто (!) из «респондентов» не смог перечислить все детали герба, а тем более, их внятно пояснить. Обычно ответ начинался словами «Двуглавый орёл», потом кто-то вспоминал некоторые его «детали», а далее шли «догадки».

Можешь ли ты, читатель, дать полное описание герба, который красуется в твоём паспорте? Если затрудняешься, то поможет тебе в этом Федеральный конституционный закон от 25 декабря 2000 года:

«…Государственный герб Российской федерации представляет собой четырёхугольный, с закруглёнными нижними углами, заострённый в оконечности красный геральдический щит с золотым двуглавым орлом, поднявшим вверх распущенные крылья. Орёл увенчан двумя малыми коронами и — над ними — одной большой короной, соединёнными лентой. В правой лапе орла — скипетр, в левой — держава. На груди орла, в красном щите, — серебряный всадник в синем плаще на серебряном коне, поражающий серебряным копьём чёрного, опрокинутого навзничь и попранного конём дракона…»

А теперь, любезный читатель, попробуй «отгадать», что означает каждая «компонента». Впрочем, не «напрягайся», — в Законе это не прописано, а существующие толкования носят лишь «поэтический» характер. В поэзии же, как говорится, «на вкус и цвет товарищей нет». О «поэзии» герба мы ещё поговорим, а сейчас кратко рассмотрим его историю. В этом нам поможет альманах «Метроном Аптекарского острова», в № 4 за 2005 год которого есть статья Ф. Сутырина «Державная символика России. Герб».

Итак — «биография» российского герба.

До Ивана III герба у Руси не было.

Вот что Пушкин написал Рылееву в мае 1825 года:

«…Ты напрасно не поправил в «Олеге» герба России. Древний герб, святой Георгий, не мог находиться на щите язычника Олега; новейший, двуглавый орёл есть герб византийский и принят у нас во время Ионна III, не прежде…»

Двуглавый орёл появился в России в 1497 году на печати Ивана III, взявшего в жёны Софью Палеолог, племянницу последнего византийского императора. Заимствованный двуглавый орёл при Иване III перекочевал с его печати на государственный герб, получив дополнение в виде двух корон на главах и изображения «ездеца» на груди, принявшего потом облик святого Георгия Победоносца.

В течение последующих 400 лет каждый новый царь считал своим долгом что-то изменить в гербе, оставляя постоянным только его наследованную от Византии «основу» — двуглавого орла.

Количество корон колебалось от одной до трёх. Крылья орла то поднимались, то опускались, а при Николае I были — по-германски! — горизонтальными. В лапах орла чего только не побывало, — и «ничего», и православный крест, и меч, и скипетр, и держава, и какие-то «символы мира» (при Елизавете Петровне), и венок, и факел, и молнии. Грудь орла тоже была полем для «новаций»: на ней размещались и «ездец», и святой Георгий, и единорог (при Иване Грозном), и «ничего», и лента с орденом Андрея Первозванного (при Петре I), и мальтийский крест (при Павле I). Крылья орла даже принимали на себя гербы «регионов» (при Николае I).

Менялось и выражение «лиц» орла: от мирного с закрытыми клювами при Иване III до воинственного с извергаемыми из клювов языками-молниями (при Петре I и Екатерине II).

Цвет герба тоже не оставался постоянным,— с подачи Петра I около 200 лет он был не золотым, а чёрным.

Наиболее радикальное преобразование российского герба осуществило Временное правительство в 1917 году: все царские и православные атрибуты были удалены, и герб стал почти таким, каким был при Иване III.

Нельзя назвать непоследовательными и действия советской власти, отказавшейся не только от этих «атрибутов», но и от византийского наследства и принявшей совершенно другой герб нового государства.

В начавшемся после перестройки «параде суверенитетов» правительство РСФСР в 1990 году решило создать новые государственные символы — герб и флаг — и поручило это Правительственной комиссии. Десять лет трудилась она и наконец «ссинтезировала-скомпилировала» то, что и было узаконено в конце 2000 года.

Что же в результате получилось? Очевидно, основным принципом «синтеза» была «связь с прошлым». За 10 лет Комиссии и «подписантам», видимо, не удалось найти какие-то «знаки», символизирующие суть «нового», и всё свелось к выбору чего-то из старого, уже «готовенького». Но даже это оказалось задачей «тяжёлой», — ведь за 400 лет у герба накопилось так много разного!..

Вот теперь для нас, читатель, настало время посмотреть, что означает «выбранное» (оставив пока в покое двуглавое существо).

Короны? Понятно, — какой же царь без короны! Но зачем три? Может, по пословице «Бог троицу любит»? Две на главах орла — зачем? А третья, впервые появившаяся в 1625 году с начала династии Романовых, для чего-кого? Для действующего царя/императора? В 1663 году было дано такое толкование (по Ф. Сутырину — «поэтическое») этой «коронной троицы»:

Тремя венцами орёл восточный сияет,

Веру, надежду, любовь к Богу являет…

В «нашем» гербе расположение трёх корон взято из герба Петра I, выделившего одну большую императорскую. (Но чёрный цвет петровского герба почему-то не взят! А золото — символ вечности, то есть абсолютного — божественного.) Видимо, две короны для украшения орла. А что же большая третья означает теперь? Что у нас есть император? Или когда-то будет таковой, причём из династии Романовых и по значению равновеликий Петру Великому?

Символическое значение находящихся в лапах орла предметов, наверное, известно всем (ведь ими щеголяют карточные короли, а кто из нас не играл в «дурачка»!): держава — символ единства и целостности государства, скипетр — символ защиты суверенитета.

Но со скипетром есть одна заковырка. (Если ты, читатель, читаешь эти строки, паче чаяния, в «великий праздник 4 ноября», то отложи чтение на «потом», ибо оно может испортить тебе праздничный настрой.) Из статьи Ф. Сутырина:

«Имеются предположения, что при некоронованном царе Владиславе I Сигизмундовиче (1610–1612) в лапе орла появляется скипетр».

Не есть ли «наш» скипетр своего рода тонко спрогнозированной компенсацией Польше за последующее введение «великого праздника»?

Впрочем, скипетр орлу мог дать позднее (1654) и Алексей Михайлович, сын первого из Романовых. Где истина? Об этом история умалчивает. Но даже одна «вероятность» чего стоит!

Обратимся теперь к «серебряному всаднику» на груди орла. Не будем обсуждать его «детали» и их значение, — они присущи христианскому вообще и православному в частности образу святого Георгия.

Поговорим лишь немного об ориентации «всадника». На протяжении четырёх веков она изменялась: «всадника» разворачивали то вправо (как было в гербе Ивана III), то влево (как требуют правила западноевропейской геральдики). Комиссия оказалась в положении витязя на распутье: налево пойдёшь — одно потеряешь, направо — другое. Но она не разделила «буриданову участь» — выбрала для святого Георгия правую «ориентацию». Хоть и тянуло к Западу, но, видимо: 1) слово «левый» вызывало аллергию, 2) «вожди правокожих» были тогда «в силах», 3) «отцы» православной церкви благосклонно относились к новой власти (взаимно).

Прошло немного лет и ситуация изменилась. У «правых» ножки укоротились настолько, что им уже трудно перешагнуть даже 5 % барьер попадания в Госдуму. Возникли проблемы с ВТО. (Хоть многие экономисты и предупреждают, что от вступления в него «минусов» для РФ может оказаться больше «плюсов», но, как говорил С.Я. Маршак: «Что хочет дочка, то будет исполнено. Точка».) Отдельные члены ВТО норовят придумывать разные поводы для «отвода». Вдруг кто-то из них заявит: «А у них в гербе святой Георгий не туда смотрит!»

В общем, «куда ни кинь, всюду клин»…

Вот такие «детали» были позаимствованы для «нашего» герба от его предков.

Но Комиссия, как и каждый царь, добавила в герб — как же иначе! — нечто «своё». Им оказался «фоновый» красный щит, которого в прежних российских гербах не жаловали. (Другой красный щит с французскими «обводами» стал рамой и для «серебряного всадника».) Описание формы щита, приведённое в Законе о гербе, близко описанию… французского щита, нашедшего распространение в русской геральдике. А красный цвет на щите всегда был императорским, царским. И в «нашем» гербе красный цвет, скорей всего, с таким же значением, — ведь не могла же Комиссия «поднять на щит» отвергнутое «красное»!

Нет, явно кому-то не давали покоя императорско-царские лавры, да ещё и с оглядкой на французский лад (уж, не на Наполеона ли?!).

Таким образом, все рассмотренные компоненты и цвета герба так или иначе связаны с царскими и православными символами.

Встаёт естественный вопрос: «Как это соотносится с принятой ранее и действующей ныне Конституцией РФ?» Когда ты, читатель, изучал Основной закон своей страны (а может, и голосовал за него 12 декабря 1993 года), обнаружил ли в нём хотя бы одно упоминание о царях-императорах? Нет?! Но статью 14 ты, несомненно, помнишь хорошо:

«1. Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом».

Можно напомнить и фрагмент из статьи 19:

«…Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от… отношения к религии… Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам… религиозной принадлежности».

Каким образом православные символы в гербе сообразуются с этой статьёй Основного закона много конфессиональной страны? Если отбросить все «обиняки», можно ответить однозначно — как нарушение Конституции, как неуважение к гражданам других религиозных убеждений, как посягательство на «единство и целостность государства».

(Если кому-то очень хочется улучшить свои финансовые дела путём получения компенсации за причинённый ему моральный ущерб, он может подать в суд на «подписантов» Закона о гербе, обвинив их в нарушении «прав потребителей», а именно: в принуждении пользоваться паспортом с гербом, символика которого вопреки Конституции страны, гражданином которой он является, не соответствует его религиозным убеждениям. Кстати, старообрядцы некоторых толков не признают нового паспорта, чем ставят себя и власть в «интересное» положение, чем-то напоминающее чичиковские «мёртвые души».)

Такие вот неожиданные, «крамольные» и грустные выводы вытекают из рассмотрения «деталей» герба и их толкования.

Но тут слышится возглас читателя, не забывшего неувядаемую комедию «Операция Ы и другие приключения Шурика»:

— А компот?!

Сейчас примемся и за двуглавого орла.

Как показывает история герба, в нём изменялось всё, только орёл оставался о двух головах. За что же привечали царские особы этого мутанта? Такие существа хранятся заспиртованными в Кунсткамере как примеры курьёзов патологии.

Вот какая байка приведена в статье Ф. Сутырина:

«Однажды К.С. Станиславский спросил молодого актёра:

— Что делает птица, когда она собирается в небо?

— Расправляет крылья.

— Нет, она становится гордой, — последовал правильный ответ».

Не знаю, как тебе, читатель, но мне не представить гордой готовящуюся к полёту птицу с двумя развёрнутыми в разные стороны головами. И если даже она взлетит, то совершенно непонятно, куда и как полетит.

И всё же — что означает двуглавый орёл?

Ответ был дан ещё Пушкиным (в письме брату, 1823 год): «…двуглавый орёл есть герб византийский и значит разделение Империи на Западную и Восточную — у нас же он ничего не значит».

Что сказал бы он теперь? Скорей всего, опять — «ничего не значит». Но ведь Комиссия вкладывала в «орла» какой-то смысл, не хотела же она воздать память византийской даме Софье Палеолог?

Попробуем дать свою, «непоэтическую», версию этого смысла. Может быть, «это значит» нашу власть, одна голова которой смотрит в недавнее прошлое (где была единственная правящая, КПСС называлась), другая — из настоящего в «светлое будущее» (где есть и, похоже, будет тоже единственная правящая, «Единой Россией» прозывается). Головы две, а туловище одно и сложено из тех же функционеров, билеты один на другой поменявших. И куда этот двуглавый «орёл» залетит?

Это «непоэтическое» толкование нынешнего двуглавого орла вполне подкрепляется реальными действиями его принявших. Как показано выше, наличие в гербе православных символов противоречит Конституции РФ. Всё логично: одна голова творит одно, а другая — другое и, естественно, противоположное. Может, в этом и есть «великий смысл» нашего «орла».

Ведь что удивительно, — 400 лет все смотрели на «двуглавого» и восхищались его изменчивым «нарядом». И только Пушкин, как тот мальчик из сказки, воскликнул: «А король-то того, — «ничего не значит!» Но у нас не Дания, и не было такого мальчика, и нет второго Пушкина.

Вне этих 400 лет ещё дольше жили без «двуглавого», и ничего — и «в ус не дули», и свои «нефранцузские» щиты прибивали на врата Царьграда, и Мамая били, и фашизм одолели.

В заключение можно поздравить «электорат», который выбирал и долго ещё, наверное, будет (если не вымрет) выбирать таких «орлов» и носить их, не разглядывая, «на сердце».

Э.С. НИКУЛИН

11 июля 2007,

почти 101 км от СПб

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!