На место «свечного олигарха» пришли силовики?

dadmin Газета, Статьи из газеты №30 (2018)

Теневой бизнес РПЦ берет под контроль государство. Увольнение гендиректора «Софрино» — громкий сигнал начала процесса Празднование 1030-летия Крещения Руси в Москве заглушило сенсационное кадровое решение патриарха Кирилла. Прямо в день праздника, 28 июля, он подписал указ об увольнении со всех церковных должностей 77-летнего Евгения Пархаева, которого СМИ называют «свечным олигархом» или «самым богатым (после патриарха) деятелем РПЦ». Указ написан жестко и — в нарушение устоявшегося церковного протокола — не содержит даже формальной благодарности увольняемому.

Более 30 лет Пархаев был гендиректором Художественно-производственного предприятия (ХПП) РПЦ «Софрино» (всего же в церковной «системе» он проработал 53 года) — монополиста на рынке церковных свечей, облачений и утвари. Монопольное положение «Софрино» поддерживалось всем админресурсом патриархии, которая жестко наказывала архиереев и настоятелей, пытающихся создать или найти альтернативу этой бизнес-империи. А за последние 20 лет «свечной олигарх» добавил к этой империи фешенебельную московскую гостиницу «Даниловская», ряд патриарших резиденций, Дирекцию единого заказчика Московской патриархии, банк «Софрино», несколько строительных и девелоперских проектов. Пытался Пархаев и войти в политику — дружил с генпрокурором Юрием Чайкой и губернатором Андреем Воробьевым, возглавлял общественную палату Пушкинского района Подмосковья.

Пархаевский стиль работы определяется словосочетанием «авторитарный красный директор». Он чужд хороших манер, утонченных духовных интересов, обращался со своими сотрудниками жестко и без сантиментов. За все годы работы Пархаев дал единственное телевизионное интервью православному телеканалу «Союз», отчетливо демонстрирующее все его косноязычие, узость кругозора и прямолинейность мышления. Наверное, в условиях тотальных ограничений хозяйственной деятельности РПЦ в советские времена руководитель другого типа не смог бы наладить специфическое производство. Но в цивилизованные рыночные отношения Пархаев вписывался с трудом — качество «софринской» продукции оставалось очень низким, а «впаривалась» она приходам абсолютно нерыночными методами и по нерыночным ценам. На церковном жаргоне эпитет «софринское» давно приобрел негативный, пренебрежительный оттенок.

Тем не менее бизнес-империя Пархаева оставалась все 30 последних лет главным «внутренним» источником пополнения бюджета РПЦ. Сам «свечной олигарх» неизменно сопровождал патриарха на всех общецерковных торжествах, а иногда даже участвовал в патриарших визитах по России и за рубеж. Даже в день своей внезапной отставки, 28 июля, Пархаев восседал недалеко от Кирилла на праздничном приеме в храме Христа Спасителя. Вообще, Евгений Алексеевич считался большим ценителем разного рода приемов и банкетов в стиле «китч» — в 2012-м штатный фотограф «Софрино» выложил в сеть фоторепортаж с празднования очередного дня рождения «босса», ради которого фотограф вынужден был работать без перерыва 30 часов подряд.

Это подлинный манифест раблезианства: закуска в ХХС, патриаршая литургия, банкет в ресторане «Европейский» со звездами эстрады и танцами, проезд гостей по Москве-реке на зафрахтованной флотилии до личной пристани в подмосковном имении «свечного олигарха» и «продолжение банкета» там уже ранним утром. Помимо иерархов на том празднике жизни были замечены Михаил Прохоров, Игорь Брынцалов, Владимир Винокур, Лев Лещенко, Зураб Церетели, Владислав Третьяк. <…> Приезды патриарха в «Софрино» также сопровождались довольно пошлыми концертными программами с непременным «шансоном». Конечно, стиль Пархаева и качество софринской продукции раздражали патриарха, но этого было недостаточно для столь рискованного кадрового решения. С одной стороны, в патриархии вообще не принято «резать кур, несущих золотые яйца».

С другой — связи Пархаева столь велики и обширны, что теоретически он был способен устроить эффективное сопротивление решению патриарха и дезорганизовать всю свечную церковную экономику. Неслучайно одновременно с указом патриарха его главный администратор архиепископ Сергий (Чашин) обратился к начальнику УВД Московской области с просьбой взять под охрану ХПП «Софрино» и не допустить вывоз имущества. Просьба была моментально исполнена — уже вечером 28 июля предприятие оцепил ОМОН, а 30 июля, по сообщениям СМИ, там начался обыск (правда, позже эту информацию опроверг сам Пархаев).

Скорее всего, решение патриарха продиктовано «внешними» силами. Как поговаривают в самом «Софрино», многомиллиардный церковный бизнес «решили отжать силовики», а на предприятие «пришла хунта». В пользу этой версии говорит совершенно неожиданное назначение новым гендиректором «Софрино» профессионального военного и, возможно, чекиста (среди его официальных наград значатся знаки отличия ФСО и ГРУ) Григория Антюфеева, руководящих церковных должностей ранее не занимавшего. Выпускник МВТУ имени Баумана, Антюфеев в советские времена официально числился в Министерстве обороны (подробности не раскрываются), а в 1991 году вошел в «команду Лужкова» в правительстве Москвы.

Пиком его карьеры на этом поприще стала должность руководителя Фонда имущества города. После отставки Лужкова Антюфеев возглавил Всероссийский совет по туризму и стал гендиректором госкорпорации «Космос». Возглавлял советы директоров телекомпании ТВЦ и спорткомплекса «Олимпийский», до сих пор входит в советы директоров Банка Москвы и аэропорта Шереметьево, состоит в попечительском совете Сбербанка. Как говорится, «и прочая, и прочая, и прочая» — всего не перечислить. В общем, птица слишком высокого полета даже по меркам патриарха и уж точно не уровня заведующего «свечным заводиком».

Очевидно, назначение Антюфеева — первый шаг на пути перехода всего масштабного и непрозрачного бизнеса РПЦ под контроль силовиков. А если так, то это очень тревожный звоночек для патриарха. Отставке Пархаева предшествовал аудит его предприятий, проведенный хоть и по благословению патриарха, но не церковными структурами, а специально нанятыми аудиторскими компаниями, опять же связанными с силовыми ведомствами. Близкий к источникам в администрации президента РФ телеграм-канал «Незыгарь» называет в числе инициаторов этого аудита генерала Олега Феоктистова, руководившего службой безопасности «Роснефти», доверенного лица Игоря Сечина. Так уж сложилось, что бизнес Сечина пересекался с РПЦ (структуры «Роснефти» санируют банк «Пересвет»).

И на этой почве у него возникли некоторые разногласия с патриархом. <…> Стало быть, происходящее вокруг «Софрино» укрепляет гипотезу о нарастании недовольства руководства страны нынешним руководством Московской патриархии. Возможно, преодоление «репутационных рисков», связанных с деятельностью и риторикой нынешнего патриарха, решено начать с усиления контроля над его финансовыми потоками. Как бы то ни было, сам Евгений Алексеевич Пархаев, явно надеявшийся передать свой бизнес любимому сыну Ванечке, повел себя благородно. После двух дней размышлений 30 июля он явился на предприятие и начал передачу дел новому руководству. В скупом комментарии для прессы (в лице агентства РБК) Пархаев произнес почти ельцинское: «Я согласен с решением патриарха. Мне 77 лет, я уже 55 лет служу церкви, 40 лет был директором. Я уже устал». Софринский дедушка ушел достойно.

02 августа 2018 АЛЕКСАНДР СОЛДАТОВ специально для «Новой»

https://www.novayagazeta.ru/a

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!