МОЙ СТИХ И СКАЗ О СОЛДАТИКЕ

admin Газета, Статьи из газеты №22 (2017)

            Два «произведения» Ю.В. Солдатенкова

В подготовительном училище все воспитанники СВМПУ старались учиться, и в общей массе учились хорошо (см. фото отличников учёбы), а в высшем училище довольно- таки значительный % курсантов по- настоящему не учился. Отвлекали: спорт, девушки, театр, дежурный взвод. Обучали нас в высшем училище «неравномерно». В частности, мегомметр кое- кто увидел впервые уже на подводной лодке, и замерять сопротивление изоляции торпеды нас учили моряки из торпедной группы. Это не дело! Часто отвлекали на подготовку к парадам, на похороны старших офицеров, … И вообще, полтора часа на самоподготовку в высшем училище – этого крайне недостаточно. В саратовской подготии и то давали на приготовление уроков побольше времени.

 

3.3.2. Два «произведения» ЮВС:

«Моей загадочной Н.Ф.И.»

Моя красавица, я так тебя люблю!

Вот нет тебя со мной – и стало неуютно,

И холодно, и страшно одному …

Когда ты далеко, ты яркая прекрасная звезда,

Но греет свет звезды, когда она близка.

Скажи мне, отчего случилось так,

Что я, всегда уверенный в себе,

Почувствовал свою беспомощность и слабость?

С годами холодней на жизненном пути,

Утехи юности уже не согревают,

Смертельная борьба с судьбой бесследно не проходит:

Ожесточаюсь и черствею я.

Своим огромным нежным женским сердцем

Ты обняла мою израненную душу,

И понял я, что только ты способна

Вернуть мне смысл и радость бытия.

В своих исканьях жизненного смысла

Я оторвался от кормилицы – Земли

И даже мог разбить сосуд бесценный жизни –

Но есть ли надобность в таком «геройстве»?

Сыны Земли, мы родились на ней,

Здесь призваны трудиться и любить.

О, как прекрасна та даль, что вечно

Ласкает душу мечтой о счастье!

Но в небе синем хорошо лишь драться,

И даже Сокол умирает на земле!

И как тысячелетия назад венеды – предки наши

Я поклоняюсь идолам священным.

Но бог един и благостен, и Вера

Всегда была поддержкой и опорой Жизни.

Столетия понадобились людям, чтобы

Проникнуть в тайны мирозданья,

Воздвигнуть города, создать культуру,

И всё ж, как древний росс,

Венедом я останусь до могилы.

Прекрасная душа огромного числа людей,

О Музыка, тебе одной клянусь служить!

Безмерно счастлив человек, в чьём сердце

Зажжён неугасимый пламень

Твореньями великих мастеров.

Что б ни было, вперёд! Победа или смерть!

Блаженная бездеятельность хуже смерти.

А ты, любимая, второе божество, мой друг, моя награда!

Одно хочу тебе сказать: «Я так тебя люблю!

Пойдём со мной. Во многом мы похожи.

Будь светлым гением моей нелёгкой жизни!».

Ленинград, май 1962.

 

Вот уж поистине гениальны слова, сказанные мудрым восточным философом [Соловьёв Л.В. Повесть о Ходже Насреддине]: «Влюблённость, если она сильна, всегда сопровождается лёгким помутнением ума, как бы помешательством, придавать значение которому, однако, не стоит, ибо оно не опасно и вреда не приносит. Поскольку любовь – это дар Аллаха, а может ли исходить от Аллаха что- нибудь вредное? Следует терпеливо выслушивать влюблённого юношу и не пытаться спорить с ним по поводу достоинств его избранницы».

А вот стихотворение, в котором нет рифмы, но есть поэзия:

Любил, люблю и буду век любить

ту, что не любит, не любила, нет,

и не полюбит. Кто она – секрет,

который я не смею вам открыть.

Скажу одно: любя, любовь отдам

Не любящей меня прекраснейшей из дам.

Стихи галисийских поэтов («Поэзия трубадуров», см. журнал «СпбГУ» №4, 1995).

А что нам надо: гладкие причёсанные рифмы или поэзию?

Вспоминается эпизод в Одессе, на Вокзальной площади, в 50 х гг. К а/м «Победа», за рулём которой сидит полноватый пожилой мужчина, подходит дама средних лет, вероятно, только что с поезда и спрашивает: «У вас такси или что?» – «А что надо: ехать или шашечки?». Вот и нам что надо? Причёсанные рифмы или поэзию?

Офицер – торпедист подводного плавания на взлёте своей флотской карьеры был вынужден, как и некоторые другие достойные моряки (см. [1, с.109] уйти со службы («за други своя»), усомнился в справедливости окружающего мира (враждебность «гражданской действительности» достигла апогея, когда его не приняли на работу в торпедное НИИ), а славная молодая девушка, оставив Москву, переехала в Ленинград, сумела создать многодетную семью и принести счастье всем пятерым. Вероятность подобного события исчезающе мала, но тут этому человеку повезло.

Кроме того, взрыв страстей и переменный ритм стихотворения о загадочной Н. Ф. И., как оказалось, полностью совпал с тремя произведениями великих композиторов: Шопен, этюд с – moll (до-минор) № 12 («Революционный», «Пушки в цветах», как сказал о нём Шуман), его же этюд ре-минор (соч. 28) и Скрябин, этюд ре диез минор, соч. 8, № 12.

Можно отыскать бесчисленное количество поэтических произведений, в которых рифмы нет, но зато присутствует поэзия. В [6, с. 13] приведено стихотворение Максимилиана Волошина, в котором имеется образ:

Великий Пётр был первый большевик,

Замысливший Россию перебросить

Склонениям и нравам вопреки,

За сотни лет, к её грядущим далям.

Он, как и мы, не знал иных путей,

Опричь указа, казни и застенка,

К осуществленью правды на земле …

 

У Лермонтова, первого поэта мира, есть стихотворение «Монолог»[7, с.192], в нём нет рифмы, но есть поэзия! Точно так же, в поэтическом послании Лермонтова [7, с. 166] нет рифмы, но слышна поэзия:

«Слышу ли голос твой

Звонкий и ласковый,

Как птичка в клетке

Сердце запрыгает».

 

И у Плещеева в стихотворении «На похоронах Всеволода Гаршина» [8, с.284] – рифмы нет, но сколько же в нём скорби, какая бездна настоящего чувства! У него есть ещё одно чудесное стихотворение без названия о воспитателях [8, с.214]:

«Блаженны вы, кому дано

Посеять в юные сердца

Любви и истины зерно.

Свершайте ж честно, до конца

Свой подвиг трудный и благой

И нет награды выше той,

Что вас за этот подвиг ждёт:

Роскошный цвет, обильный плод

При жизни вашей принесёт

Добро, посеянное вами.

Когда ж пробьёт прощальный час,

С благоговеньем и слезами

Опустит в землю юность вас»…

Эта первая половина плещеевского стихотворения – она о том же, о наших незабвенных наставниках, о которых хорошо написал подгот Андриевский[5, с.17]:

«Наставникам за благо воздадим!

За то, что твёрдо на земле стоим,

Презрев все тернии судьбы,

Хулу и сладость похвальбы.

За то, что в нас живут и есть

Любовь к Отчизне, долг и честь!»

И пусть хоть дети, внуки и правнуки легендарного Николая Юрьевича Авраамова услышат наше благодарственное слово:

«И бродит, крепость – первый класс! –

В нас авраамовский заквас!»

В учебнике «Закон обучения» [9, с.22] упомянут музыкальный трактат 11 века (Вся музыка разделяется на три слоя: музыка космических сфер (разговор с Богом), музыка человеческого голоса и музыка инструментальная).

Однако ведь поэзия сродни настоящей музыке: это тоже разговор с Богом. Поэтому аналогично можно считать, что все стихотворные произведения разделяются на три сферы: а) поэзия, б) стихи, в) вирши (стихоплётство) – вот в них- то есть ритм, но начисто отсутствует поэзия! (Как, например, «Люби меня, как я тебя, и будем оба мы друзья»).

 

Солдатенков Ю. В., СВМПУ 51

Сказ о солдатике и его судьбе

«Он переделать мир хотел,

Чтоб был счастливым каждый»

(Б. Окуджава.

«Бумажный солдат»).

 

Жила была Рюмочка. Она была такая тоненькая и стройная, что её вполне можно было назвать точёной. Но за всю жизнь Рюмочки так называли её только несколько раз, да и то лишь люди, обладавшие духовным зрением.

Жить Рюмочке довелось в жестоком мире, среди чёрствых равнодушных людей. Она понимала, что такими их сделали собственные родители, а также их окружение, но смириться с этим никак не могла. Она знала, что в ярком и нежном мире должны жить только любящие люди, и что Нежность, младшая сестра Любви, будет торжествовать вечно. Рюмочка страстно желала, чтобы по праву всякого живущего на Земле досталась и ей хотя бы малая доля нежности и восхищения. Ведь люди должны радовать друг друга, это несомненная истина, и Рюмочка была уверена, что такое время скоро придёт.

Она была сделана из особого стекла, ибо слушала, не перебивая, в то время как её подруги всегда стремились говорить лишь о себе и при первой возможности перехватывали разговор, пытаясь высказать собеседницам вслух всё то, что им казалось важным. Но это важное у всех было одинаковым, и никому не было интересно в тысячный раз выслушивать обыденные вещи.

Люди уже столько раз хватали Рюмочку грубыми руками, зажимая её в потную ладонь, что она стала пугаться окружающего мира. Они наливали в неё водку, а она мечтала о том, чтобы её наполняли лёгким розовым французским вином. Она всё ждала и ждала этого чуда, и до того привыкла ждать, что не заметила, как рядом на полочке появился солдатик. Он был отважный и храбро сражался против мещанства, но окружающие люди не верили ему, предполагая в нём какую — то неведомую корысть. Он очень удивился тому, что даже Рюмочка не отличила его от окружающих её обывателей, и попросился в отдалённый гарнизон. Теперь, он в свободное от вахт время, будет вспоминать недоступную ему Рюмочку, которую мысленно уже назвал своей избранницей, будет стареть и тупеть (мы знаем, что однообразная воинская служба отупляет человека), и скоро его безнадёжная, безрадостная жизнь закончится, и он никогда так и не узнает, что его возлюбленная Рюмочка тоже не встретила человека, который почёл бы за счастье ежеминутно восхищаться ею.

А мы с вами уже много десятилетий не можем забыть эту тихую безмолвную трагедию и до сих пор недоумеваем: что же помешало родственным душам обрести обоюдное счастье? Может быть, это произошло оттого, что Рюмочка была гранёной и гордой, не желала выставлять напоказ свои достоинства, и солнечные лучики не могли резвиться на её гранях, чем, несомненно, сделали бы её блистательной, а ведь только это и привлекает молодых мужчин.

Что же до солдатика, то он был храбр лишь в бою, а в обыденной жизни терялся, стеснялся и с виноватым видом поглаживал свои усы.

Оба они были славные, а вот видишь ты, как всё получилось …

Июль 1995 г.

 

 

 

 

5. Письмо в редакцию «Концерт по заявкам» на «Радио России»

 

Дорогая редакция!

23 сентября 2001 года ныне живущие офицеры-ветераны Российского флота соберутся на Третью Всеподготскую встречу торжественно отметить 300-летие основания по указу Петра «мореходных, навигацких и иных зело хитростных наук» школы.

Даже в самые тяжкие дни войны Отчизна заботилась о своих мальчишках. Были образованы школы ФЗУ, школы юнг, военно-морские и летные спецшколы, преобразованные затем (в 1943-44 гг.) в подготовительные, нахимовские и суворовские училища.

Соберутся выпускники Ленинградского, Саратовского, Горьковского, Бакинского, Владивостокского и Калининградского подготовительных училищ.

Нас, воспитанников этих училищ, три года делали защитниками страны офицеры флота и армии, прошедшие фронты и флоты. Это были честные люди, и таковыми они нас воспитали. Для каждого из нас жизнь в подготовительном, а затем в высшем военно-морском училище имела не меньшее значение, чем пребывание в Царскосельском лицее отроков Пушкина, Кюхельбекера, Пущина, Горчакова, Дельвига, Яковлева, Матюшкина, … Такая жизнь – это навсегда подарок судьбы.

Слава воспитателей увековечена в «Кадетском монастыре» Н. С. Лескова, а вас, живых моих друзей (с сохранением вечной памяти об ушедших), хочу поздравить с юбилеем и дать наказ:

«Братья мои, подготы! Будьте здравы, живите долго и служите Родине, как завещали незабвенные отцы-командиры!»

Вечная слава российскому морскому братству!

Прошу, уважаемая редакция, накануне нашего праздника, в пятницу, 21 сентября 2001 года передать песню о военных моряках, которая начинается так: «Гордо реет Андреевский флаг сотни лет на морях, как Завет» и где есть такие, самые глубокие по значению слова: «Если главный калибр молчит, значит, есть уваженье к нему». В этом и есть смысл существования флота: предотвратить войну на море и на суше, если враг видит, что ты силён.

От имени всех саратовских подготов Юрий Владимирович Солдатенков.

 

 

6. Песня «Андреевский флаг» (Виктор Федотов):

Гордо реет Андреевский флаг

Сотни лет на морях, как Завет.

Над Кронштадтом Толбухин маяк

Шлет ему свой мерцающий свет

Не бывает побед без потерь,

Но Победу нельзя не любить.

В океаны распахнута дверь

Повеленьем Петра: «Флоту – быть!»

………..Припев:

Овеян славой и ветрами всех широт,

Ни перед кем не опустивший флага флот.

Синий на белом полотнище крест

К небу вздымают норд-ост и зюйд-вест.

Вместе радость и горе деля,

Третий тост подымаем за тех,

Кто не списан еще с корабля

И не раб сухопутных утех.

Если главный калибр молчит,

Значит, есть уваженье к нему.

А на флагмане даже в ночи

Лишь ведомый увидит корму.…..

Припев.

Пусть на вахте в походном строю

Стиснув лент позолоту в зубах,

Моряки у судьбы на краю

Покоряют просторы и страх.

Русский флот, как бессмертный»Варяг»,

Никогда не сдается врагам:

«Все наверх! и равненье на флаг!»

Салютуя родным берегам.

Припев дважды.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!