Могильщик империи–главный революционер

dadmin Газета, Статьи из газеты №43(2018)

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО ЧИТАЙТЕ В ПРЕДЫДУЩЕМ НОМЕРЕ

А такой, со слов генерала А. Деникина, что «Положение армии и флота после японской войны, истощившей материальные запасы, обнаружившей недочеты в организации, обучении и управлении, было поистине угрожающим. Армия вообще до 1910 г. оставалась в полном смысле слова беспомощной. Только в самые последние перед войной годы (1910 -1914) работа по восстановлению и реорганизации русских вооруженных сил подняла их, но совершенно недостаточно. Корпуса вышли на войну, имея от 108 до 124 орудий против 160 немецких и почти не имея тяжелой артиллерии и запаса ружей» И вот в таком состоянии русская армия вступила в Войну, причем ситуация усугублялась еще тем, что она то и дело шла в наступление совершенно не подготовившись, поскольку союзники постоянно панически просили помочь, и ее полк за полком ложился костьми, спасая «цивилизованных» французов и англичан.

А сам Ники по принципу отстранения каких-либо более ярких личностей достаточно популярного в армии великого князя Николая Николаевича с должности верховного главнокомандующего сместил и себя «верховным главнокомандующим» 5 сентября 1915г. фатально назначил. И закомандовал так, что уже скоро заговорили, что этого «дурака» неплохо сменить, и что, может, он и вообще «предатель», готовый с этим Вильгельмом на сделку. Но главное, значительная часть и простого народа, и образованной публики воспринимали его как несостоятельного царя, примерно так, как военный теоретик М. Драгомиров: «сидеть на престоле он годен, но стоять во главе России–нет», и юрист А. Кони: «Трусость и предательство прошли красной нитью через всю его жизнь».

И так он, борясь за свое самодержавие и отрицая все доводы в пользу хоть какого-то, ответственного перед народом правительства, и сделал Вторую русскую Революцию, ее Февраль, и многие, активно участвовавшие в ней, были уверены, что во главе государства–изменники, что императрица–агент влияния Германии (а то и просто шпионка), а Николай–откровенный трус и предатель. И потому эта, крайне неудачная, и все никак не кончающаяся Война, конечно, во многом, способствовала развалу государственных скреп России и брожению в обществе, но взрыв Февраля, поставившего точку и в судьбе монархии, и в самом существовании Российской империи, прорвался, как это всегда бывает в революциях, стихийно, внезапно, даже несколько неожиданно. 22 февраля, когда перебои с продажей хлеба стали окончательно нетерпимы, Николай, как бы предчувствуя, уехал в ставку, в Могилев.

А 23 февраля (8 марта), когда был Международный день работниц, с 9 часов утра, в знак протеста по поводу недостачи черного хлеба в пекарнях и мелочных лавках, на заводах и фабриках Выборгской стороны начались забастовки. Весть о них быстро разнеслась по предприятиям других районов, и днем окраины Петрограда были во власти демонстрантов, причем преобладали работницы, а женщины из очередей, часами простаивавших за хлебом, к ним присоединялись и общие выступления шли пока под лозунгом «Хлеба!». Что в качестве протеста вызывало еще и погромы булочных и продовольственных магазинов, однако к концу дня бастовало до 50 предприятий, а число бастующих было свыше 100 человек.

А 24-ого не работало уже 131 предприятие, бастовало свыше 200 тыс., и люди через мосты и с разных сторон, несмотря на полицейские кордоны, рвались к центру, собираясь у Казанского собора, на Знаменской площади и просто на Невском. Везде шли митинги, и 25-го забастовка в Петрограде стала всеобщей с лозунгами уже политическими, первым из которых был «Долой самодержавие». Солдаты, направленные на помощь полиции, от выполнения приказов уклонялись, и о реальном отречении Николая заговорили уже многие: и председатель Центрального военно-промышленного комитета Гучков, и будущий председатель Временного правительства князь Львов, и начальник штаба верховного главнокомандующего генерал Алексеев. И дело не только в том, что много людей выступали за свержение монархии, но и в том, что огромное число монархистов были просто деморализованы.

Более ничтожной и пустой личности на троне Российской империи еще не бывало, и они не только не стали его защищать, но еще и скопом начали предавать и от нее отказываться. При первом же натиске народного восстания все гвардейские полки, в том числе великолепные лейб-казаки, изменили своей присяге верности. Ни один из великих князей тоже не поднялся на защиту священных особ царя и царицы. За несколькими исключениями произошло всеобщее бегство придворных, всех высших офицеров и сановников, и, как писал монархист Шульгин, «во всем огромном городе нельзя было найти несколько сотен людей, которые бы сочувствовали власти.

И дело не только в этом, а в том, что власть сама себе не сочувствовала, и не было, в сущности, ни одного министра, который верил бы в себя и в то, что он делает». И 2 (15) марта Империя рухнула. В Пскове, куда приехали депутаты Государственной Думы, один из лидеров «Союза 17 октября» А. Гучков и В. Шульгин, бездарный, жалкий, трусливый, ничтожный Ники добровольно и с вопиющим нарушением существовавших тогда законов о престолонаследии, подписал Акт об отречении. Как не без брезгливости заметил Шульгин, «отрекся, как роту сдал…, хотя у русского государя священное право и обязанность спасать в дни тяжелых испытаний богом врученную ему державу». И он сам довел дело до такого финала, когда превратился в никому ненужного в собственной стране.

Сам погубил все и всех, став одновременно и могильщиком старой России, и Главным в ней Революционером, ибо, будь на его месте кто-то другой, допустим, папа его Александр III, глядишь, никаких революций в России в 1917г. не было бы совсем. Никаких. Ни Февраля, ни Октября, ибо Февраль был для него просто стартовой площадкой, когда все скрепы империи и самодержавия были сброшены и отброшены, и большевикам оставалось только наклониться и власть для себя в Октябре подобрать. Ну а верхам РПЦ за то, что они за все, так им, «святым Царственным страстотерпцем Благочестивейшим Самодержавнейшим Государем Императором Николем Александровичем», содеянное, 17 июля его Царственно поминают, а 20 августа 2000 г. канонизировали и причислили к лику святых–наверное, большое спасибо, их «правота» безупречна.

ГЕННАДИЙ ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!