Мессинг и три «and»

dadmin Газета, Статьи из газеты №4 (2020)

Кто такой великий телепат и гипнотизер Вольф Мессинг знают все. А вот Имена трех его «and» – женщин, которые в том или ином статусе, при разных обстоятельствах, были ему в Советский период главными помощницами – практически, совсем неизвестны. Почему и познакомимся ближе, а пока напомним, что Вольф Григорьевич родился 10 сентября 1899 в бедной еврейской семье в городе Гура-Кальвария Варшавской губернии, что в 25 км от Варшавы, Российской империи. Повзрослев и познав свои способности, их усовершенствовал с помощью контактной телепатии,  когда, дотрагиваясь рукой до собеседника, добился, практически, безупречного понимания передаваемого ему мысленно сообщения.  Силой воли научился отключать какое-либо болевое ощущение своего тела, научился ложиться на утыканную гвоздями доску, глотать шпагу, поглощать и извергать огонь, стал выступать в различных цирковых труппах и стал известным, обеспеченным человеком.

Однако началась Вторая Мировая война, Германия напала на Польшу, отец, братья и ближайшие родственники Мессинга, имеющие еврейское происхождение, были арестованы и погибли. И тогда сам он, уже 40-летний мужчина, чтобы избежать той же участи, через р. Западный Буг переправился в Советский Союз, где свою новую жизнь и начал. Русского языка почти не знал (да и за всю последующую жизнь так толком и не выучил), как не знали и его здесь – однако с «чтением мыслей» стал выступать сначала в составе агитбригад, затем с индивидуальными концертами от Госконцерта в Домах культуры. В качестве иллюзиониста некоторое время выступал в советской цирковой труппе, а далее гастроли, гастроли, гастроли.

Труд архи сложный, нервный, рядом постоянно должен находиться тонко и все понимающий человек. Женщина, разумеется, как душевный единомышленник. И в 1944, в Новосибирске, Вольфу «повезло» – встретил Аиду Михайловну Рапопорт (род. 10 сентября 1903) которая стала ему надежным другом, ассистентом на выступлениях и женой. По личному распоряжению Сталина им выделили однокомнатную квартиру в Москве на Новопесчаной улице, позднее перебрались в квартиру более просторную на ул. Герцена. Детей не было – Вольф Григорьевич, зная свою неординарность и ни на кого непохожесть, просто опасался этого, но с Аидой они дружно, любя, вместе и счастливо прожили 16 лет. Пока, к сожалению, раковые симптомы не подобрались, и здоровье супруги стало быстро ухудшаться.  Она ходила на химиотерапию, делали облучение, почти не помогало, но все равно с Вольфом была постоянно рядом, ездила с ним по стране, ассистировала и помогала.

До последнего, когда, возвращаясь с очередных гастролей в Москву, в поезде  ей стало совсем плохо. Вольф делал ей уколы, когда поезд прибыл в столицу, вынес, практически, из вагона на руках. Ехать в больницу она отказалась, привезли домой, какое-то время на дому наблюдалась, а когда пожаловал директор института онкологии Николай Блохин – произошло следующее. Блохин сказал Мессингу, что отчаиваться не надо, болезнь может отступить, даже в таком состоянии у пациентов, случается, наступает улучшение, и живут еще долгое время. Но тот не дослушал, ходуном заходили руки, на лице появились красные пятна, искаженный волнением голос сорвался в фальцет:- Не говорите чепухи! Я не ребенок, я Вольф Мессинг! Она не поправится, она умрет… Она умрет второго августа 1960 года в семь часов вечера.

И так и случилось, так произошло. Именно в этот день великий телепат Вольф Мессинг, которому был уже 61 год, и здоровье не крепкое – стал вдовцом, супругу похоронили на Востряковском кладбище. И что дальше, как жить? Оборвалась, казалось, и его жизнь – Аида была для него всем. Вольф Григорьевич тяжело переживал утрату, замкнулся в себе, перестал появляться на публике. Мир сузился до квартиры, девять месяцев депрессии, успокоительные, размеренное, монотонное, сводящее с ума существование. Ни с кем не хотел разговаривать, разговаривал со своим портретом, нервно ходил по комнатам, не мог скрыть ни страха, ни отчаяния. Жил, правда, не один – не имея собственной семьи,  больная, к Мессингам довольно давно прибилась сестра Аиды Ираида Михайловна.

Стала ухаживать, как могла, за деверем в таком состоянии, но много ль пользы? Жизнь Вольфа Григорьевича потекла как по графику: в 8 утра вставал, гулял с двумя собачками-болонками, Машенькой и Пушинкой. Вернувшись домой, читал, в 10 часов завтракал, в 16 – обедал, потом смотрел телевизор, в 24 часа был в постели. И так день за днем. Но понемногу стал приходить в себя, иногда даже выступать, но архи нужна была ассистентка. Не жена, не Женщина, а просто хорошая, все понимающая ассистентка. Нет,  женщины, которые хотели как-то скрасить вдовство такой знаменитости – находились, но… Если он не был на гастролях, каждый день ездил на могилу. Скажет: «Пойду, поговорю с Аидой» – и пропадал часов на шесть. Летом даже дачу снимал рядом с кладбищем, чтобы не тратить время на дорогу. Тосковал по жене безумно, верен ей до последнего дня и остался.

И тут автор считает необходимым сказать следующее. В любых личных воспоминаниях может быть, как минимум, только своя личная трактовка происшедшего, на которую наслаиваются еще с годами и достаточно разные художественные домыслы. Чтобы избежать этого, далее будем опираться только на подтвержденные факты, на то, что и как  было на самом деле. Ибо в таких условиях случилось в жизни Мессинга еще одно удачное совпадение. Возможно потому, что тоже в не самых благоприятных личных условиях жила в Москве, трудилась в постижерном цехе Большого театра и делала парики и некая Валентина Иосифовна Ивановская (род. 1910).

Замужем была за человеком из научных сфер, в которых Вольф Григорьевич в 1961 стал выступать – залов больших пока остерегался, лучше в научных городках. И вот, познакомившись лично с ним, зная трагедию его жизни, и как ему нужна помощница, ведущая – супруг, ставший к тому времени уже бывшим, порекомендовал свою Валентину.  Бывшим потому, что незадолго до этого Валентина Иосифовна пережила трагедию: будучи беременной на раннем сроке, она потеряла ребенка. Им с мужем было уже по 50, рухнула их последняя надежда, они развелись, но общались. И предложение помогать Мессингу из его лично при встрече уст Ивановская услышала. «Дали мне в Москонцерте ведущего, мальчишка молодой, одни деньги и девки на уме. Уволил бы, но заменить его некем. Вот хочу пригласить Вас. На днях уезжаю на гастроли, вернусь через пару месяцев, а вы пока подумайте».

Спустя какое-то время Валентине Иосифовне позвонили, чтобы встретила Мессинга на вокзале. Ивановская, еще вся в сомнениях, поехала, но когда увидела, в каком тот состоянии, ахнув, спросила: «Что с вами, Вольф Григорьевич?» – «Да этот мальчишка довел меня. Все нервы вымотал. Пришлось его выгнать, и теперь я совсем один остался…» И Ивановская пожалела. В условиях, в каких она сама, одинокая уже, оказалась – ухаживать за ним, Такой Личностью, стало для нее смыслом жизни. Он стал как большой ребенок в бытовой жизни, она стала не просто ассистенткой, но и мамкой, нянькой… Даже прачкой. Повсюду возила с собой пластмассовый тазик, чтобы стирать Мессингу. Так пошли годы, Валентина Иосифовна была рядом, практически, до последних дней его жизни.

Но жизнь такая  – обычная, тяжелая, привычная, монотонная, стала Мессинга тяготить. Талант, дарованный ему, стал превращаться в наказание. Чудеса, которые демонстрировал публике, уже давно стали повседневной рутиной, он устал от чужих мыслей, которые, в основном, были далеко не самые приятные. Знал в мелких подробностях о своем будущем. И потому как бы почувствовал, что неплохо бы кому-то все это, или хотя бы частично, попытаться передать. Не ассистентке – помощнице, а личности, в каком-то смысле, способностями подобными обладающей, которую надо только подучить, что-то передать. Но где, как встретить такую? О, это архи непросто. Архи! Однако «повезло» еще раз.

23 февраля 1950 в далеком Благовещенске, на Дальнем Востоке, в очень сложных условиях, родилась девочка Оля Воропаева, весом всего 1 900 г. Первый урок жизни  «на выживание» в детстве перешел в то, что девочка стала прислушиваться к своей интуиции. Которая помогала в учебе – знала, когда ее вызовут к доске, всегда была готова к ответу и слыла отличницей. В ранней юности стала замечать, что сила ее внушения действует на людей: начиная с «усыпления» бдительности учителей до «приворотов» красивых парней на городских танцах. Поначалу это принималось девушкой и подругами, как шутка, совпадения, а любовь к врачеванию Ольге привила бабушка. Она была травницей, знала секреты сбора целебных растений, пропорции, сочетания, в 103 года приняла последнего пациента и умерла. У нее были черные волосы без седины, которые она заплетала в длинные косы. Никогда ничем не болела, за неделю до смерти даже выпила бокал шампанского и частушки попела на дне рождения внучки, которая была любимицей. Наверное, именно в Оленьке видела свою преемницу и, умирая у нее на руках, передала свои знания.

И вот, 1967-й год, Оле 17 лет, школу окончила, и с мамой они решили отдохнуть в Геленджике. Где, по совпадению, Мессинг давал сеансы-концерты. И что-то в зале он в Оле сильное  почувствовал,  подошел и сказал: «Выведите дочь из зала – она мешает мне работать. Только недалеко».  После выступления посоветовал, что Оле надо на сцену, а через 2 месяца, когда с гастролями был в Благовещенске, семью Воропаевых навестил, еще раз предложил Оле начать работать с ним – и так и случилось. Ольга приехала к Мессингу в его квартиру – обстановка дома была почти спартанская, никаких признаков богатства. Хотя было немало и денег, бриллиантов. Но деньги для него ценности никакой не имели – так, бумажки, какие-то, камушки. Оля трепетала перед ним, восхищалась, вместе с Ивановской помогала вести домашнее хозяйство: стирала, мыла, убирала, накрывала столы.

Но главное – попала в качестве ассистентки Мессинга на эстраду, выполняла всю черную работу, читала лекции о гипнозе,  делала даже несколько опытов в программе.  Платил Мессинг по 3 р. за концерт, а поскольку концертов в месяц у них было порядка 100 выступлений, то с деньгами все было в порядке.  И учил, учил ее, передавал секреты мастерства. Она училась, училась – и в 1969 прорвало. Уже не как ассистентки. И случилось все во дворце тракторного завода. Как обычно, вела концерт, как обычно, на сцену уже вышли люди, желающие подвергнуть себя к гипнозу. Объявила: «На сцене Вольф Мессинг», звучат аплодисменты – и никого! Проходит две минуты, три, а Мессинга нет. Что делать?  И Ольга решила работать сама.

Начала усыплять человека, кладут его на два стула, чтобы сделать «мост» –  и тело проваливается.  Поняла, что забыла в суете сделать внушение «тело как струна, не согнется под любой тяжестью».  Гипнотизер, прежде всего – точность формулировок, а она в тот момент нервничала. Извинилась перед публикой, постепенно успокоилась, отработала полуторачасовую программу, и уже, в конце, когда раздались аплодисменты,  поклонилась – и в этот момент встретилась глазами с Вольфом. И все поняла! У нее был гнев, обида, злость, но он тут же появился на сцене и, обратившись к залу, представил  Ольгу как свою ученицу.

Мессинг – жесткий человек, любил пунктуальность, был чрезвычайно трудолюбивым. Работал не два часа, а два с половиной и больше, был очень увлечен работой.  И Ольгу приучил к этому. Они давали по три-четыре концерта в день, вместе колесили по стране с программой «Психологические опыты». Заодно научил ее работать с публикой,  но далее случились перемены. Она, во-первых, упросила Мессинга отпустить ее навестить заболевшую маму в Благовещенске. Во-вторых, там ее стали приглашать работать соло на родине, в Амурской области.  И, в-третьих. Вольф Мессинг был для нее отцом и кумиром, делал ученице дорогие подарки, дарил редкие книги, но из девочек-учениц она становилась зрелой девушкой. Надо было как-то решать и свою личную жизнь – и она решила. Вышла замуж за военного, поженились без долгих ухаживаний, и стала Мигуновой Ольгой Петровной.

Когда уходила Мессинга, тот в свой день рождения, 10 сентября 1972, прислал с некоторой обидой телеграмму: «Поздравляю, Черемховская Мадонна, променявшая сцену на майорские погоны. Вольф Мессинг». И еще сказал: «когда не станет меня, у тебя в доме остановятся все часы» – он знал и год, и день своего ухода. Часы в доме Ольги действительно однажды все остановились, но до того оставались еще 2 года и с Мессингом оставалась уже только Ивановская. Он постоянно болел, переживал за свое психологическое состояние, стал много чего бояться. Но не смерти –  ему было просто нескончаемо грустно, что этот, его совершенно, особенный опыт проживания жизни – уже больше никогда не повторится. Вольфу Григорьевичу было почти 75 лет, когда на одном подмосковном концерте он вдруг опустился на стул.

Ивановская сразу встревожилась: она прекрасно знала, что во время своих выступлений Мессинг никогда не садится, но тут начались болевые проблемы с сосудами на ногах. Валентина Иосифовна позвонила в Москонцерт, попросила прислать машину. Дома, собирая Вольфа Григорьевича в больницу, завернула старинный перстень с бриллиантом – талисман Мессинга, с которым он никогда не расставался, в носовой платок и опустила в карман пиджака (Таинственным образом он исчез, когда Мессинга не стало). Однако, выходя из дома, оглянувшись, Вольф Мессинг, все, предчувствуя, сказал, что больше сюда никогда не вернется. Операцию на бедренных и подвздошных артериях провели успешно, но через 2 дня, после отказа почек и отека легких, 8 ноября 1974,  в 23 часа Вольф Григорьевич Мессинг, Заслуженный артист РСФСР (1971) скончался. Похоронен рядом с женой Аидой на Востряковском кладбище в Москве.

Ну и в заключение. Валентина Иосифовна Ивановская в одиночестве пережила Мессинга на 14 лет, в 1988 скончалась. А вот, куда более, молодая Ольга Мигунова, выступая самостоятельно, в государственном концертном гастрольном объединении «Росконцерт»  оттачивая мастерство, колесила по всей стране, давала по нескольку выступлений в день, становилась известной.  В 1992 создала «Культурно-лечебный центр Ольги Мигуновой», президентом которого является. Сейчас она доктор медицинских наук, профессор и академик, президент Международной академии гипноза и эниомедицины. Удостоена многих наград, в том числе, правительственных, кавалер орденов  «Звезда Магистра» и «За честь и доблесть созидания и милосердия», лауреат премий А. Чижевского, М. Ломоносова, В. Вернадского.

Врач-психотерапевт, заслуженная артистка России Ольга Петровна Мигунова -единственная на сегодняшний день в стране женщина-гипнотизер на эстраде. Гипноз – это не колдовство и не магия, а наука, которой виртуозно владеет Мигунова, за годы работы она обрела еще репутацию прекрасной артистки и замечательной женщины. На ее концертах всегда дружеская, веселая атмосфера, хотя сеансы терапии – это серьезная, индивидуальная работа. Круг друзей Мигуновой обширен. Лучшей подругой была Валентина Толкунова, Иосиф Кобзон – крестный отец дочери Светланы,  лечила и 7-летнюю Катюшу Гагарину, внучку космонавта. В своем Центре помогает активировать защитную функцию организма, снять психофизическое напряжение, избавиться от переутомления, нервозности и навязчивого страха.  Под действием гипноза лечатся псориаз, экзема и заикание, заболевания нервной системы, кожные и желудочные болезни. Однажды смогла заставить говорить немую девочку, а вообще с 1992 Центр помог тысячам жителям России и стран СНГ.

Решала и проблемы личные. В 1993 с ней случился инсульт, парализовало лицо, отнялась речь. Но по методике Вольфа Мессинга применила лечение в состоянии сна. Мессинг рассказывал, что, погружая себя в сон – по 7- 8 часов находился «в гробу». И так и она стала погружать себя сначала на 5, потом на 12 часов в сон. И излечилась! И когда в Берлине, где она получила звание лауреата международного конкурса, поднимали флаг России, Ольга Петровна стояла и рыдала от счастья, что победила свою болезнь.  А что она вообще может сделать в гипнозе? Многое. Например, лишить речи и памяти – человек не может говорить, только шевелит губами, и не помнит даже, как его зовут.  Потом снова погружает его в сон, дает установку, память возвращается и даже становится лучше, чем до начала сеанса. Человек будет все великолепно запоминать после того, как проснется.  На ее сеансах участники, никогда не державшие в руках музыкальные инструменты, играют (в состоянии гипнотического сна), как профессионалы. Экстрасенс Мигунова очень хорошо выглядит для своих лет, считает, что и в этом есть заслуга Мессинга; он научил ее радоваться жизни, не идти поперек нее.

На ее сеансах ощущаются тепло и любовь, от Мигуновой идет нежный, но интенсивный поток энергии. Трогательно и внимательно дает людям мотивацию к достижению цели, настоятельно советует пробовать самогипноз, который мы зачастую называем самовнушением. Каждое утро нужно похвалить себя, предсказать грядущий день в самых лучших красках – и встать с улыбкой.  С чем автор, безусловно, согласен. Не нужно верить в какие-то сверхъестественные силы – надо верить в свои Человеческие возможности. Гениальность – природы чисто Человеческой, надо только иметь к ней способности и долго (!) тренировать для суггесторного (психологического) проявления. Человек  сильно (!) хочет – и они могут, в критических ситуациях, при мобилизации и концентрации, силой энергетики проявляться.

Вот, собственно, и все, на чем хотелось бы закончить о В. Мессинге и его «and». Всему надо учиться, стараться учиться – и успех придет. Верьте в Себя, в свои Силы – и он будет!

 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!