Массовый спорт в россии. века хv — хvii

dadmin Газета, Статьи из газеты №33 (2018)

Один российский актер-политэмигрант недавно заметил, что национальной идеей Русского народа являются «сила, наглость и хамство». Он даже не подозревал, насколько справедлива его сентенция, попирающая стандартный интеллигентский афоризм про «русское тысячелетнее рабство» (восходивший к псевдоисторической сентенции В.И.Ленина о, якобы, длящемся с Х в. русском крепостном праве, разумеется, с исторической действительностью ничего общего не имеющей).

Историческим подтверждением этой мысли мы приводим свидетельство Сигизмунда ф.Герберштейна, посещавшего Москву в начале ХVI века. Барон повествует: «…Юноши, наравне с подростками, сходятся обычно по праздничным дням в городе на обширном и известном всем месте, так что большинство может их там видеть и слышать».

Крайне важным для бившихся было понравиться девкам и бабам, наблюдавшим шоу. И свидетелем тщательно передаются яркие и живописные, сексуальные наряды парней, их низко, до чресл опущенные пояса, подчеркивая полное жизненной энергии чрево (выступающее вперед, защищая межреберье), короткие сапоги с заправленными (подчеркивая лодыжку) шароварами: «Сапоги они носят по большей части красные и притом очень короткие, так что они не доходят до колен, а подошвы у них подбиты железными гвоздиками. Они подпоясываются отнюдь не по животу, но по бедрам <видимо — тазу> и даже опускают пояс до паха, чтобы живот больше выдавался. И этот обычай переняли теперь Итальянцы, Испанцы и даже Немцы. Рубашки, у всех почти, разукрашены около шеи разными цветами, застегивают их запястьями или шариками, серебряными или медными вызолоченными, присоединяя ради украшения жемчуг».

Это комментарий к басням про «лапотную» Россию! А здесь немецким дипломатом описывается рукопашная схватка боевым – рыцарским, рассыпным строем, где каждый за себя (в отличие от плебейской сомкнутой «стенки»), где каждый, пока сам не будет нокаутирован, стремясь устоять, дерется «один против всех», удерживая поле кругом себя, очищенное от противников: «Они созываются вместе неким свистом, который является как бы условным знаком. Созванные они тотчас сбегаются вместе и вступают в рукопашный бой. Начинают они борьбу кулаками, и вскоре без разбору и с великой яростью бьют ногами по лицу, шее, груди, животу, детородным частям, и вообще каким только можно способом поражают других, состязаясь взаимно о победе, так что часто их уносят оттуда бездыханными. Всякий, кто победит больше народу, дольше других останется на месте сражения и весьма храбро выносит удары, получает особую похвалу в сравнении с прочими и считается славным победителем. Этот род состязания установлен для того, чтобы юноши привыкали сносить побои (выпад немца-крепостника против не знавших рабства «варваров»… – Р.Жд.) и терпеть какие угодно удары«.

Рассказанное выше объясняет одну загадку средневековой историографии. Источники – китайские, среднеазиатские, ближневосточные, неизменно, повествуя о завоеваниях монголов, сообщают, как те, штурмуя вражеские крепости, сгоняли к ним мирное, безоружное население, пуская его на укрепления впереди войск, закрываясь этим «живым щитом».Ничего похожего, ни в персидско-монгольской историографии, ни в русских летописях не сообщается в рассказах о завоевании Руси. Хотя о массовом убийстве (сдаче военачальникам мешков с отрезанными ушами зарубленных) повествуется. О массовом изнасиловании захваченных в плен жен и дочерей рязанского духовенства (женщины-мирянки повседневно носили оружие, вроде кистеней, наряду с мужчинами) — на глазах мужей и родителей, – есть (состав массовых захоронений подтверждает: дети и женщины моложе 30 лет частью на рабские рынки угнаны). А вот о мобилизации мужичья в «живой щит» — штурмовать собственные крепости, нет. Единственное исключение – захват Владимира Залесского, во время осады которого татары провели экспедицию к расположенному неподалеку Суздалю, пленив иноков и инокинь (т.е. тех, кому запрещалось применять оружие) суздальских монастырей, согнав их для ведения осадных работ в свой лагерь. На прочих – ввиду оказывавшегося сопротивления, охотиться оказалось нецелесообразно. Бытовые средневековые подробности, сквозящие в рассказах иностранцев, подтверждаются описанием военных кампаний!

Рассказ немца, спустя полвека – во времена Ливонской войны повторяет полонизированный итальянец Гваньини: «Ежегодно по определенным дням соблюдается у всех русских и московитов такой обычай: юноши и многие женатые мужчины выходят из городов и деревень на широкое и красивое поле. Вокруг собирается масса людей, а они по данному сигналу, со свистом и криками, как то у них в обычае, сходятся врукопашную, безо всякого оружия, и устраивают сражение. Они со страшной силой колотят друг друга кулаками и ногами, попадая в лицо, грудь, живот и пах. Часто их выносят оттуда полуживыми, а нередко даже и мертвыми…». Иными словами, то «каратэ в сапогах», которому обучают современных десантников, имеет отечественную, притом достаточно древнюю традицию (хотя твердые сапоги употреблялись не исконно: до распространения стремян носили мягкую обувь). Иностранцев подтверждают церковные акты: предписывая жестокие кары нечестивцам русским, повествуя, как те сходятся село на село, город на город (или половинами города), в бои кулачные и паличные (выше о последних умолчали, но в Испании их аналоги дожили до ХХ в.), стремясь обратить в бегство соседей, снимая с павших, выбитой с поля боя стороны, ставшую законно-трофейной дорогую одежду («порты»).

Еще через 100 лет (1695 г.) Фридрих Бергольц рассказывает так: «Бойцы, когда бьют разом и руками, и ногами, готовы, кажется, съесть один другого, так свирепо выражение их лиц, <однако>  все-таки остаются лучшими друзьями, когда дело кончено. К подобным упражнениям они приучаются с юных лет, мы видели такие бои и между самыми маленькими ребятами. На кулачках …они наносили друг другу жестокие удары, не обращая внимания, куда били их огромные кулаки и толкали ноги и колена. Эта игра одна из любимейших у русских, в которой они чрезвычайно искусны«.

Так что утверждение к.и.н. А. Тодарадзе — президента федерации охраняемого ЮНЕСКО этноспорта, прозвучавшее на «Детской площадке» «Эха Москвы» 12.08.2018: будто в русских кулачных боях не дрались ногами (иначе говоря, оные не смогут конкурировать с искусствами восточных рукопашных битв), — запискам иностранных путешественников по Руси противоречит. Русские крестьянские дети, не хуже пейзан Галлии, с детства готовились к противостоянию с бронированным феодалом на коне (в чем смысл боя ногами) – незваным гостем, на Руси с эпохи Ивана III замещающем эпического татарина.

Упадок национального боевого искусства, наблюдаемый ныне, это, как и культ т.наз. «русских лаптей», – явления 2-3 последних веков (последними «русскими самураями» были екатерининские вельможи – Шванвич и братья Орловы): следствие полицейской карательной политики режима имперской и коммунистической (посткоммунистической) бюрократии. Он (режим)  издавна позаботился о разоружении, в том числе и военно-спортивном разоружении, опасного себе нацбольшинства — перед лицом обслуживающих режим банд до зубов вооруженных инородцев, расселяемых на наших просторах правящими врагами России. Статья «Забытая революция» [НП, №27, с.7] упоминает данные освидетельствования мобилизовывавшихся в 1914 г. мужиков: 40 % коих оказались со следами порки. Автором это, по традиции, вменено непременно «казацким нагайкам или (солдатским) шомполам» — почерпнутым из большевицкой пропаганды (точно нагайка это казачий атрибут, когда в ХХ веке все кавалеристы имели шпоры). Вранье! Перед «русскими» революциями латифундии в России, — словно в ХХI веке! — охранялись наемными бандами кавказцев (собирательно звавшихся «черкесами»), творившими суд и расправу, не дожидаясь бывших на госслужбе солдат и казаков. Вопроса, сколько ими было тогда изнасиловано крестьянских детей (а теперь?), не рассматривалось вовсе. «Историческая» литература тщательно замалчивает сей феномен (исключение лишь В.С.Пикуль, да еще в старом фильме «Николай Бауман» упомянут черкес-телохранитель туземного «Спонсора Революции» Саввы Морозова). А после 1917 г. эта политика стала обоснованной идеологически; так, на деле, была чечено-ингушской 6-я Трижды Краснознаменная Чонгарская кубанско-терская «казачья» дивизия им. С.М.Буденного (разгромленная Вермахтом в Ломже), даже язык команды был там вайнахский, русские призывники направлялись туда только как рабы-обслуга «советских воинов». Ныне ее роль играют 141-й и печально известный петербуржцам 291-й механизированные полки…

Ждан Романов

 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!