Маршал Связи Победы

dadmin Газета, Статьи из газеты №18 (2019)

К 115-летию И. Т Пересыпкина

   Если даже сейчас, через столько лет, попросить назвать Советских Маршалов Победы –  Героев 10 назовут почти все. Кое-кто, быть может, вспомнит еще нескольких, но если назвать И. Пересыпкина – пожмут плечами: а это кто? Да, тоже Маршал, и в «Правде» 10 мая 1945г., в которой И. Сталин поздравил Советский народ с Победой, фотографии маршалов всех этих Победы, включая Пересыпкина. Но тогда чего, каких родов войск? А Связи. И если кто-то скажет: – Ах, Связи, ну, это же такое вторичное – докажем обратное: Пересыпкин Иван Тимофеевич – истинно Первый Маршал Связи Победы!

Родился 115 лет назад, 18 (5) июня 1904 г. на Ртутном руднике г. Горловки в Донбассе. Отец, когда Ване было 1,5 года, от отравлений ртутью этой умер, мать, как могла, подрабатывала прислугой, а он, как мог, закончил 4 класса рудничной народной начальной школы. В 13 лет пошел на шахту трудиться коногоном, отгребальщиком, а в 15, когда весной 1919г. в Горловку вступили части Красной Армии, прибавив себе 2 года, вступил в ее ряды. Повоевал на Южном фронте, но в декабре заболел сыпным и возвратным тифом, потом крупозным воспалением легких – и был демобилизован. С мая 1920 г. опять «пахал» водосмотрителем, шлаковозом и завальщиком на ртутном заводе, в августе 1922 г. вступил в Комсомол, был избран членом РК и Бюро РК. А когда в мае 1923 г. Бюро получило путевку для направления лучшего комсомольца в военно-политическую школу в Киеве – как повоевавший, учиться туда, был направлен. 1 октября 1924 г. с отличием окончил, был направлен в Запорожскую кавалерийскую дивизию, в 1925 г. принят в ВКП (б) и стал отличным кавалеристом. 17 мая 1932 г. назначается политруком эскадрона связи дивизии, однако Связь – «дело тонкое», знаний катастрофически не  хватает, в октябре 1932 г., причем не с первой попытки, поступает в Военную электротехническую Академию в Ленинграде.

Учится хорошо, 7 июня 1937 г., в звании капитана оканчивает, и – после обычной юности – Взлет.  Направляется в Москву на должность военного комиссара НИИ Связи КА (Красной армии), хорошо проявляет себя и здесь, 4 января 1938 г. получает звание полковника, становится военным комиссаром уже Управления Связи КА (УСКА).  В феврале 1939 г. Нарком обороны К. Ворошилов предлагает занять должность зам. начальника УСКА, а 10 мая 1939 г. приглашают в Кремль, и Сталин, поздоровавшись, и взглянув в глаза, неожиданно говорит: «Мы решили назначить вас Народным комиссаром связи. Как вы к этому относитесь?». И, не дождавшись ответа, сняв трубку, кому-то приказывает: «Наркомом связи назначаем И. Т. Пересыпкина. Завтра опубликовать в печати».  Так, за 23 месяца, Иван Пересыпкин, которому шел всего 35-й год, прошел путь от аудиторий слушателя Академии связи до наркомовского кабинета, и, что ж: работать – так работать! Нарком решительно перевел работу всех органов связи вместо функционального на отраслевой принцип; изменил структуры Наркомата, областных, краевых и республиканских его управлений. Провел значительную работу, по развитию и совершенствованию радиофикации, почты, проводной и радиосвязи, но все это в мирное время, и вот – Война! Страшная. И все переменилось.

Уже  24 июня Пересыпкин докладывает Сталину, что по обеспечению связи Верховного Главнокомандования, штабов всех видов Вооруженных Сил и штабов фронтов, образовано Центральное управление полевой связи, усилен контроль за состоянием и работой всех телеграфных и телефонных каналов, на предприятиях связи прифронтовых районов созданы аварийно-восстановительные команды. 3 июля организует трансляцию выступления И. Сталина по радио. За считанные часы в Кремле была оборудована специальная комната, подведены кабели, установлены микрофоны, опробована стыковка всего этого с московской радиотрансляционной сетью, обеспечен прием радиовещательными станциями всей страны. Ровно в 6 утра Сталин вошел. – Ну, как, готово? – Готово, товарищ Сталин. – Пересыпкин указал на небольшой столик с микрофоном, бутылкой боржоми и стаканами. И. Левитан объявил о предстоящем выступлении, неторопливо, но, заметно волнуясь, Сталин начал свою речь, а Пересыпкин слушал ее не по радио, а в нескольких шагах. Пришлось готовить ему и проведение торжественного собрания, посвященного 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, на станции метро «Маяковская». Был радиофицирован вестибюль, организована трансляция всеми радиостанциями, вечером 6 ноября выступление Сталина слушали и фронт, и тыл.

Но все это частности, а в главном, основном, положение становилось все хуже и хуже, Сталин состоянием связи с фронтами был недоволен, и вечером 22 июля Пересыпкин был неожиданно вызван. Вождь заявил, что с сохранением поста Наркома связи он одновременно назначается уже не замом, а начальником УСКА и заместителем Наркома обороны СССР, т.е. И. Сталина. Пересыпкин принял этот пост в тяжелейших условиях, было потеряно до 60% телеграфно-телефонных линий и до 40% аппаратуры, и 25 июля он направил своему Наркому докладную записку с просьбой в целях улучшения работы по руководству и материально-техническому снабжению частей связи реорганизовать УСКА в Главное УСКА. 5 августа ГУСКА было сформировано, на него было возложено руководство всей деятельностью войск связи, снабжение их специальным имуществом, подготовка и пополнение частей командными кадрами. Объем работы стремительно возрастал, кроме войны шла эвакуация, только за первые 3 месяца на восток переместилось 1300 крупных промышленных предприятий, их нужно было связать со своими главками, а главки с наркоматами, которые вскоре тоже были эвакуированы и находились в новых местах.

Нужно было категорически обеспечить живучесть Московского узла связи, а это большое и сложное хозяйство: Центральный телеграф, центральная междугородная телефонная станция, несколько радиоцентров и радиовещательных станций, городские АТС, радиотрансляционные станции и многое другое. Для чего, еще до того как вражеская авиация стала совершать налеты на столицу, было завершено строительство запасного узла связи. Надежно защищенный от бомбежек, он во многом дублировал Центральный телеграф, междугородную и городские автоматические телефонные станции, а затем в кратчайший срок была проложена кольцевая линия с вспомогательными узлами – Север, Восток, Юг, Запад.  Но и это еще не все. Разрушения вражеской авиацией узлов и линий связи были тяжелы, ремонтно-восстановительные бригады с задачей восстановления справиться не могли, нужны были специальные военно-восстановительные батальоны связи.

Пересыпкин вышел на Сталина, тот принял, выслушал: – А что требуется? Пишите. Прочитав записку, наложил резолюцию: – Согласен. И вскоре Наркомату разрешили сформировать 3 ремонтно-восстановительных батальона по 500 человек. Наркомат должен был укомплектовать их специалистами, а весь остальной личный состав, автотранспорт и другое имущество выделялись Наркоматом обороны. Три батальона – это начало, но эффективность их деятельности сразу же оказалась высокой и очевидной, к концу 1941г. прибавилось еще 10, укомплектованных лучшими специалистами предприятий связи.  В дальнейшем количество восстановительных частей и подразделений намного увеличилось, они строили и восстанавливали разрушенные узлы и магистральные линии, несли эксплуатационную службу на линиях связи, использовавшихся Генеральным штабом, обслуживали трансляционные и усилительные узлы.

27 декабря 1941г. Пересыпкин стал генерал-лейтенант войск связи, в исключительно короткие сроки была осуществлена перестройка работы общегосударственной сети электросвязи в интересах обеспечения непрерывности, за первые 1,5 года войны было введено в эксплуатацию 70 000 км новых междугородных телефонных каналов. С 1.01.1942 г. по 1.04.1943 г. на всех фронтах частями связи было построено 21 500 км постоянных линий, подвешено свыше 121 000 км новых проводов, восстановлено 190 000 км разрушенных или поврежденных линий связи. Так для связи с Ленинградом,

при шторме в 8-9 баллов и непрерывных налетах вражеской авиации, 29 октября 1941г. за 8 часов по дну Ладожского озера был проложен специальный подводный кабель длиной 40 км. На обоих концах кабеля, на западном и восточном берегах Ладоги вступили в строй мощные узлы связи – надежность связи Ставки со штабами Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота многократно повысилась.

Подобное было и под Сталинградом. Связисты непрерывно прокладывали кабельные линии через Волгу, но они часто разрывались артиллерийским и минометным обстрелом, к тому же кабели были полевого типа – промокая, теряли изоляцию, и связь нарушалась. Такие кабели могли служить не более 3 суток, нужен был специальный подводный кабель, который нашли в Москве, и сразу же, вместе с кабельщиками, самолетами переправили под Сталинград. Прокладка по дну Волги велась в ледяной воде под непрерывным артиллерийским обстрелом, но в ходе боев и при ликвидации окруженной вражеской группировки, сыграл этот кабель в управлении войсками важную роль. Кроме того, хотя  Наркомат связи и ГУСКА оборудовали несколько узлов восточнее Волги, нужен был стационарный, отвечающий всем требованиям войны узел, для сооружения которого требовалось согласие Ставки. Пересыпкин вышел на Сталина, тот, как о само собой разумеющемся, спросил: – Где предполагаете его расположить? Отверг несколько предложений, и, долго рассматривая разложенную на столе карту, показал небольшой населенный пункт: – Давайте здесь. Место находилось вдали от магистральных линий связи, предстояли большие работы, чтобы соединить будущий узел с этими линиями.

Теперь о радиоразведке и контрразведке. Подобно тому, как в небе происходили сражения авиации, а на земле – танков, артиллерийские дуэли, напряженнейшая борьба велась и в эфире. Немецкая радиоразведка прослушивала работу советских радиостанций, осуществляла перехват и пеленгацию радиотелеграфных станций, записывал на ленты или пластинки наиболее интересные передачи широковещательных станций. За каждым участком фронта следил один и тот же работник, знавший наизусть применяемые советскими связистами ключи, позывные, псевдонимы и фамилии командного состава советских соединений, давалась дезинформация. Радиоразведка врага имела тотальный размах, намного превосходила возможности радиосвязи Красной Армии, и потому, для ее подавления, 17 декабря 1942 г. был издан Приказ о создании специальных частей.

Пересыпкин тут же дал указание о формировании этих частей, развернутые ГУСКА и управлениями связи фронтов мероприятия по борьбе в эфире преследовали три основные задачи: радио- и радиотехническая разведка, дезинформация противника и подавление работы его радиостанций. Все это стало делаться на всех фронтах все искуснее, работали уже профессионально подготовленные, квалифицированные кадры, войска связи были уже во всеоружии опыта и техники. «Взаимодействовали», сочетая все виды связи: проводную, подвижную и радиосвязь, часто меняли радиоданные, применяли специальные пароли, работали на больших скоростях, что затрудняло перехват их радиопередач и подслушивание радиостанций. Со своей стороны, наоборот, проводили радиопередачи с дезинформационными сведениями, создавали ложные радиосети, вдали от расположения советских войск имитировали работу радиостанций крупных штабов.

Противник утратил «стратегическую инициативу», она перешла к советским связистам, после окружения вражеской группировки, связисты Сталинградского фронта при непосредственном участии Пересыпкина «окружили» ее и в эфире. Радиостанция большой мощности была задействована на работу позывными радиостанции группы армий Манштейна, пытавшейся прорваться к окруженной группировке, передавала командованию этой группы дезинформацию и приняла от него 86 особо важных радиограмм. Армии Центрального и Воронежского фронтов оборудовали 3 полосы обороны, было подготовлено также по 3 фронтовых оборонительных рубежа, общая глубина инженерного оборудования составила 250 км. Было построено 9 333 командных и наблюдательных пункта, 48 075 артиллерийских и минометных окопов – и каждый такой пункт, каждая артиллерийская и минометная позиция были связаны с подразделениями и вышестоящими штабами.

Число радиостанций в войсках Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов было 9 тыс., а в Белорусской наступательной операции уже 27 тыс. Было сформировано более 1674 частей и подразделений различного назначения, к этому необходимо добавить и количество частей и подразделений связи, развертываемых в корпусах и дивизиях.  Численность советских войск связи за время войны выросла в 4 раза, достигнув почти 1 млн., численность войск связи РГК, основу которых составляли фронтовые и армейские части, с учетом запасных, учебных и тыловых частей и учреждений связи, на 1 мая 1945 г. равнялась 247 978 человек. Потому таковы и масштабы деятельности.  И. Пересыпкин бывал на 4 фронтах 24 раза, некоторые его командировки были 2–3 месяца. Большую работу провел по налаживанию работы полевой почты, которая еженедельно обрабатывала около 100 млн. единиц пересылки. Ежегодные почтовые отправления составляли около 3 млрд. писем, 6 млрд. газет и журналов, до 10 млн. посылок. Часто бывал на совещаниях Ставки, непосредственно участвовал в битве за Москву, Сталинградской битве, Курской битве, в освобождении Украины, Белоруссии, Прибалтики. 19 января 1943г. был награжден Орденом Ленина, а 31 марта 1943г. стал генерал-полковником войск связи.

И перейдем к Наступлениям, ибо они, кроме радостей, несли и новые трудности. Штабы фронтов, армий перемещались на запад, не только удаляясь от Москвы, но и располагаясь вдоль огромного, тысячекилометрового фронта. Непрерывно, иногда «скачками» в 100-150 км, перемещались, проводная связь не всегда успевала и опасность сбоев в управлении войсками возрастала. И тут многое зависит от кругозора начальника связи в области военного искусства – управление войсками фронтов и армий должно быть непрерывным. Обдумывая сложившееся положение, Пересыпкин начертил на карте линии от Москвы до штабов фронтов, от них – ответвления к штабам армий. Получилась схема направлений связи, которые обслуживались узлами связи особого назначения, частями войск связи и ремонтно-восстановительными батальонами. В районах расположения узлов связи были установлены мощные радиопередатчики, которые ретранслировали передачи фронтовых и армейских радиостанций или принимали от них радиограммы и передавали их на узел связи Генштаба.

Командные пункты и вспомогательные пункты управления перемещались в разное время, что давало возможность командирам руководить войсками с действующих пунктов, а затем – с вновь развернутых. По указанию Пересыпкина широкое применение получили смонтированные на автомашинах подвижные узлы связи, с их помощью также обеспечивалась непрерывность руководства войсками при перемещениях штабов фронтов и армий. Так обстояло дело во всех наступавших армиях, к примеру, на участке прорыва 11-й гвардейской армии протяженностью 14 км по фронту и на 10-15 км в глубину было сосредоточено около 5 тыс. радиостанций, в среднем около 360 на километр. Связь Москвы с действующими войсками до конца войны была устойчивой на всех направлениях, 21 февраля 1944г. Пересыпкин стал первым Маршалом Связи, и, кроме того, наряду с авиатором А. Головановым, самым молодым обладателем звания маршала рода войск – в 39-летнем возрасте. Что ж, войска Связи стали такими, что могли иметь и своих Маршалов.

Когда военные действия должны были целиком переместиться за границы Родины, резко возрос объем работ по восстановлению связи на освобожденных территориях страны. Что отвлекало начальника ГУСКА от обеспечения связью войск во время боевых действий в странах Восточной Европы, и 22 июля 1944 г. Пересыпкин от поста Наркома связи СССР был освобожден, сосредоточился на вопросах связи военной. 29 июля 1944г. был награжден Орденом Кутузова 1-й степени, 3 ноября 1944г. – Красного Знамени. Каждый день на телеграф узла связи Генерального штаба поступали радостные вести с фронтов, наступательные операции Красной Армии следовали одна за другой, а нередко и одновременно. Широко использовалась проводная связь и в заключительных боях в Берлине – об окончании этих боев, о нашей великой Победе сообщение в Москву поступило и по проводам, и по радио! Организация управления войсками в крупнейших операциях и битвах Великой Отечественной войны, где связь непосредственно координировал маршал И. Пересыпкин – непревзойденные образцы военного искусства.

Внес Маршал огромный вклад и в послевоенное строительство Советских Вооруженных Сил, с 28 апреля 1946 г. по 15 января 1957 г. был начальником связи Сухопутных войск ВС СССР. 6 мая 1946г., 17 июня 1954г. и 17 июня 1964г. награжден Орденами Ленина. 3 ноября 1953г. – Красного Знамени. 22 февраля 1968г. – Красной Звезды, 17 июня 1974г. – Октябрьской Революции. В 1939 -1943 и 1947-1951 был членом Московского городского Совета. В 1946-1950 – депутатом ВС СССР; 1945-1952 – членом ЦРК ВКП (б), а 1955 -1959 – членом ВС РСФСР. Но пережитые нагрузки сказались, 8 долгих месяцев пребывал в больнице. С 8 марта 1958г. назначается научным консультантом по вопросам управления и связи при заместителе МО СССР по военной науке, а 26 апреля 1958 г. переводят военным инспектором-советником Группы Генеральных инспекторов МО СССР.  В течение ряда лет возглавлял Федерацию радиоспорта СССР, а 12 октября 1978 гг. Первый Маршал войск связи Иван Терентьевич Пересыпкин скончался. Похоронен на Новодевичьем кладбище. Вечная Память и Слава Первому Маршалу!

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!