«МАМЫ РАЗНЫЕ ВАЖНЫ»: «ЧУДЕСА» МАРИНА ЛАВРЕНТЬЕВНА ПОПОВИЧ

admin Газета, Статьи из газеты №47 (2017)

В минувшую пятницу на восемьдесят втором году ушла из жизни заслуженный лётчик-испытатель СССР Марина Лаврентьевна Попович. Боюсь, что значение потери будет недооценено современными историками… Что уж говорить об остальной публике!

Сегодня, когда в курдонёре Аничкова дворца у дверей главного подъезда «золотой мерседес» встречает после занятий дочку какого-нибудь «Пупыря-Упыркина», трудно представить, что в далёком 1963 году на месте мерседеса стояла скромная чёрная «Волга». И ждала, когда выйдут космонавт Павел Романович Попович и его жена Марина Лаврентьевна, лётчик –испытатель.

Мы поведём речь не о космонавте ( не выдержавшем испытания «лебединой верностью»), а о его «белой лебедице», которая, напротив, выдержала всё. И которой так и тянет подставить на прощанье плечо.

Так вышло, что в 1963 году я, и со мной несколько девчонок, выбежали в парадный тамбур Аничкова Дворца проводить супружескую пару Поповичей. Прежде, чем открыть наружную дверь, Марина Лаврентьевна ничего не сказала мне, но грозно погнала вон из тамбура девчонок. «Тревожится о здоровьи будущих мам» решил для себя я .

Всегда (а особенно – в то время) я следил за короткими сообщениями ТАСС о поставленных ею рекордах. И, уж точно, они делались не для Книги Рекордов Гиннеса! А для чего?..

После Сталинградской битвы насущным для США и СССР вопросом снова стало открытие, или, точнее, неоткрытие «Второго Фронта». Мы, Советский Союз, старались беречь людей. «Запад» испугался, что не успеет к «делёжке пирога». Остаться «без победителей» и с одним коммунистическим режимом во всём «Старом свете»! Изматывать Советский Союз стало рискованно! А, в итоге, могло стать, ещё и – «себе дороже».

Но как объяснить народу Америки ,что союзник в мировой войне после победы над Германией теперь – его главный враг?! Ведь только что советский снайпер Людмила Павлюченко кричала в Чикаго добровольцам: «Долго вы будете прятаться за моей девичьей грудью?!!» И вот Америка наносит ядерные удары по двадцати главным городам этой самой «девицы». Народ Америки этого может и не понять!

И «американцы» выдерживали паузу, наполняя её риторикой «холодной войны». И оправдывая себя тем, что удар по СССР будет гораздо мощнее! Не двадцать, а пятьдесят городов попадут в ядерные прицелы.

Первую паузу между «дружбой» и «враждой», (вроде некуда спешить) обеспечила полная секретность атомной программы СССР.

Вторую паузу между «враждой» — и «враждой» — неожиданное для американцев появление в руках у Сталина атомной бомбы.

«Ничего! — успокаивал себя Пентагон. – Зато мы разнесём уже не пятьдесят, а сто шестьдесят городов Советского Союза».

В растяжении этих пауз и заключалась главная заинтересованность нашей страны во второй половине сороковых, в пятидесятые годы двадцатого столетия. А американцы колебались в сроках нанесения по СССР ядерного удара. А мы изо всех сил поддерживали эти колебания на высоком уровне. И, если колебания мог поддержать блеф, то мы без колебаний соглашались и на него.

Блеф состоял в том , что Союз якобы способен отразить любой удар агрессора. В блефовании стране сильно помогала её наука, а также – «женщины и дети», во главе которых, как это ни покажется странным, стояла не Валентина Владимировна Терешкова… А, при всём уважении к последней, Марина Лаврентьевна Попович и её сто с лишним рекордов.

Советский Союз демонстрировал гигантский размах в своём видении будущего; а не готовил штрейкбрехеров и гастарбайтеров для Силиконовой Долины США. От СССР требовалось перевести горячий американский «бронепоезд» с магистрального пути на «запасный». И мы с этим блестяще справились.

Советский Союз делом доказывал, что стремится к исследованию планет Солнечной системы не только с помощью роботов-автоматов, но и с пилотируемых космических аппаратов. Стартующих не с Земли и не с Луны, а с окололунной орбиты. Где и должно было сформировать орбитальный монтажно-стартовый комплекс.

В просторечьи известный, как «бублик».

Предполагалось ли обойтись в долговременных космических полётах без женщин? Однозначно – нет. Достаточно растиражированная книга врала, что сначала в Клуб Юных Космонавтов Ленинградского Дворца пионеров и школьников принимали только мальчиков. А после полёта Валентины Терешковой – стали принимать и девочек. Хотя на самом деле всё было ровно наоборот!

Клуб стал средой, в которой особенно присматривались к представителям «слабого пола». Например, оценивали их готовность прыгать с парашютом с самолёта ещё до достижения 16-летнего возраста. Нынешние тарзанки, заменившие пятидесяти и двадцатипятиметровые парашютные башенки, прыгающих ничему не учат!

А парашютные вышки вырабатывали прочный рефлекс на сильное отталкивание ногами от «края люка». Чтобы тебя не «размазало» по борту. И чтобы не начинать считать, как говорили, «заклёпки».

«Папой» и «мамой» детского клуба с будущим оказались не Гагарин и Терешкова, как можно было бы предположить, а Герман Титов и Марина Попович, прообраз пилота ракетоплана, который для покорения космоса начинали строить раньше корабля «Восток» с ракетоносителем Р-7.

Если Валентина Терешкова некоторое время пожила в космосе ,то Марина Попович училась владеть летательным аппаратом на сверхзвуковых скоростях. Освоив сорок различных модификаций, венцом которых предполагался РАКЕТОПЛАН.

«У советских собственная гордость — на буржуев смотрим свысока!» Причём – буквально! Из космоса или из рекордного полёта.

Генарал- полковник медицинской службы Александр Максимович .Беркутов беседовал с моей мамой в электричке. До Песочной, где должен был сойти. То, что вышедший из вагона мужчина – генерал-полковник, я узнал на художественной выставке, посвящённой полувековому юбилею Великой Октябрьской Социалистической Революции, проходившей в Русском Музее, когда увидел на центральной экспозиционной оси залов его огромный гипсовый бюст!

Это был уже не первый подобный случай в моей жизни. Годом ранее в Третьяковской галерее (куда меня, кстати, водила из года в год мама) я узнал в мраморном бюсте работы великого Томского нашего (Клуба Юных Космонавтов Лен. Дворца пионеров) шефа, Петра Афанасьевича Покрышева, дважды героя Советского Союза.

…Беседуя с мамой, генерал Беркутов на чём свет стоит поносил пилотируемую космонавтику и особенно, участие в этих мероприятиях женщин. Другой академик Российской академии наук, физиолог, генерал-лейтенант медицинской службы Газенко Олег Георгиевич и детей готов был запустить в космос! А мы (дети) были только «За!» Помните? В фильме «Добровольцы» героиня Элины Быстрицкой говорит: «Кто вас посылает?! Сами везде лезете!?» В рамках гражданского законодательства, в первом отряде космонавтов пребывал 18-летний Владимир Бондаренко. (Сгорел в барокамере в результате собственной неосторожности). Но по закону обороны Отечества, могли и более младшие товарищи физически и интеллектуально не уступавшие 18-летним, условно составить «второй отряд советских космонавтов». Во всяком случае, этот условный отряд ко многому готовили. Можно сказать, в космические или «лунные казаки». – «Землю попашут, попишут стихи».

Занятия со «вторым отрядом» проводили сверхъизвестные писатели. Например, Аркадий и Борис Стругацкие. Такие выдающиеся композиторы, как, например, Георгий Портнов. Легендарные актёры, как, например, Евгений Лебедев. Художники. Например , Андрей Андреевич Мыльников. Чемпионы мира. Например, по велоспорту – Петров и Мелихов. Также и те, чьи имена до сих пор не должны быть известны никому из «посторонних».

Когда мы летом стояли лагерем в Сиверской, нам поставляли на перевоспитание хулиганов, которые бредили космосом. Таких, например, как Витя Носов. С которым мы в палатке «били друг другу морду», чтобы никто не видел. Сегодняшние «Вити Носовы», боюсь, бредят уже не космосом, а , в лучшем случае, бизнесом.

Из-за «пауз», о которых говорилось выше, и которые надо было растягивать на как можно большее время, Марине Лаврентьевне просто некогда было обзавестись собственными детьми. Но, не желая никого обидеть, выразимся так. Конечно, слава и тем, кто занимается разведением куриц! Но лично я горжусь тем, что главный маршал авиации Александр Новиков сказал : «Будешь мне за сына!» И его имя украшает борт «белого лебедя». Мечтаю, чтобы ещё одна «белая лебедица» гордо понесла на своём боку русской вязью имя: «Марина Попович».

Дорогая Марина Лаврентьевна! Благодаря Вам и таким, как Вы, женщинам, возрастало, а не погибало, всё наше поколение. И, клянусь, мы чувствовали себя самыми счастливыми детьми двух тысячелетий христианской эры. За это наш Вам пионерский «Салют Мальчишу!»

МЕЛЬНИКОВ ВСЕВОЛОД 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!