ЛЮБОВЬ ОГРОМНА ЗАБЫТЬ НЕВОЗМОЖНО

admin Газета, Статьи из газеты №9 (2018)

 

В Советском кинематографе было много прекрасных, глубоко

чтимых и ценимых актрис, но сердце как-то по-своему, потаенной

силой внутренней какой-то своей красотой пронзали, все-таки, единицы. Ну, Людмила Целиковская. Ариадна Шенгелая, Наталья Фатеева, и Руфина Нифонтова. Ирина Алферова и Наталья Варлей. Пожалуй, Эльза Леждей и Нонна Терентьева. И, конечно, Нелли Мышкова. Хотя и сыграла она из известных, ну, может, всего только 2 роли:

жену геолога Митина Лиду в «Доме, в котором я живу» (1957) и Ольгу

Зотову в «Гадюке» (1965). Но так, что первой я очень всем сердцем

внутренне сопереживал, а ко всему, переживаемому второй проникся

настолько, что даже зарыдал. Почему? Да от боли в ее лучистых

Глазах! Они, казалось, просто зовут к себе: услышь, пойми, прими и

возьми хоть часть моей боли. Зову! На крик! Крик Души! И вот это

необычно красивое лицо, чуть-чуть раскосые, прожигающие болью с

надрывом глаза, и внутренний, какой-то, глубоко чувствуемый и переживаемый душевный надлом–след в душе свой навсегда оставили,

и забыть его невозможно. И, кстати, видимо, не случайно, Нинель

любила сниматься в фильмах-сказках, где мир завораживал и чем-то

неведомым манил: Ильмень-царевна в «Садко», Василиса в «Илье

Муромце» и «Марья-искусница». Всего снялась в 27 фильмах: 1947 -1

,1950-е–6, 1960-е–14, 1970-е–5 и 1982 -1, а когда расскажу подробнее,

поймете, чем в самобытности своей была она так неподражаемо уникальна, почему забыть ее, такую–просто невозможно.

У нее ведь и судьба начиналась оригинально необычно, начиная

с того, что родилась 8 мая 1926 г. в Ленинграде в семье генерал-лейтенанта артиллерии, царской армии Константина Романовича Мышкова, который, перейдя на сторону большевиков, увлекся, настолько,

что придумал для своей дочери имя–Нинель, что означало «Ленин»

наоборот.

Девочке оно не понравилось, она стала называть себя Евой, а

родители через какое-то время переехали в Москву, где кадровому

военному по личному распоряжению Сталина дали трехкомнатную

квартиру на Чистых прудах, дом 12. Дом этот навсегда станет домом

Нинель Мышковой, а отец в самолете, который 10 февраля 1942г. под

Сталинградом расстреляли истребители противника–погиб. Росла

она очень красивой, хорошо образованной и гармонично развитой,

решила, что должна стать артисткой и в 1943г. поступила в театральное училище им. Б. Щукина. Вскоре на курс пришел, уже начавший

играть в театре Вахтангова, но прошедший войну, и потому на 4 года

старше, ассистент педагога по актерскому мастерству Владимир

Этуш, друг другом они увлеклись–и поженились.

В 1947 г. Нелли училище окончила, дебютировала в фильме «За

тех, кто в море», сыграв роль Ольги Шабуниной, продолжала весело жить и с Этушем, но как-то в доме появился композитор Антонио

Спадавеккиа, прославившийся своей музыкой к киносказке «Золушка». И хотя был на 19 лет старше Нелли (а ей и вообще нравились мужчины, которые старше)–она влюбилась, и короткий брак с Этушем

распался. Однако и брак с композитором оказался непродолжительным, и 1952г. на съемках картины Александра Птушко «Садко» (роль

Ильмень-Царевны) Нинель познакомилась со статным, но тоже на 11

лет старше, кинооператором Константином Петриченко, с которым

возник роман, и они, в этот раз уже надолго–поженились. В 1954г. у

пары родился сын, тоже Костя. А что до съемок, то в 1956г. Мышкова

снялась еще в одной сказке А. Птушко «Илья Муромец» (Василиса),

в 1959г. сыграла в сказке уже Александра Роу «Марье-искуснице», в

1956г. была врачом-кардиологом Ниной Алексеевной в «Сердце бьется вновь», но в 1957г. пришел тот самый, первый широкий, хотя и не

в главной роли, успех. В киноромане Льва Кулиджанова и Якова Сегеля «Дом, в котором я живу», она создала глубокий психологический

образ Лиды, жены геолога Мити. Сыграла сдержанно, сильно, без

слез, но в зале плакали, что сделало Нелли Мышкову (в титрах была

еще Евой) настоящей звездой: ее стали узнавать на улицах, просить

автографы, посыпались приглашения на съемки, а великий Жерар

Филипп даже назвал совершенством.

Но далее был достаточно долгий в развитии успеха просвет, и хотя

и снимали ее достаточно часто, но роли были все не очень запоминающиеся. И не только проходные: «Капитан первого ранга», 1958

(Лезвина), «Дом с мезонином», 1960 (Лидия Волчанинова), эксцентрическая комедия «Человек ниоткуда», 1961 (красавица Оля), но

и главные: Ирина в «Никогда», 1962, Ольга в «Ноль три», 1964, и в

том же, 1964г. в «Легкой жизни» (Ольга Сергеевна). И тут и случилось

то самое Главное, что забыть уже никогда невозможно. В Киеве, на

студии им. А. Довженко, в паре с непревзойденным мастером оператором-постановщиком Алексеем Прокопенко, работал ведущий

режиссер Виктор Ивченко, жизнь которого до Нелли была целиком

заполнена творчеством. Ставил спектакли, писал сценарии, снимал

фильмы, преподавал в ВУЗе, был удостоен звания народного артиста УССР. Но когда, взявшись снимать производственный фильм

«Здравствуй, Гнат!» (1962), увидел Нелли, сразу, без проб, ее утвердил,

и понял, что влюбился в нее на всю жизнь.

Потому далее, в 1963г., там же, на киностудии Довженко, они с

Прокопенко ставят фильм «Серебряный тренер», где она играет жену

Джулию–и роман их разгорается уже до невероятности, до страсти.

Своей жене, актрисе Ножкиной, Ивченко сказал: «Оля, я встретил

женщину, без которой уже не смогу жить. Пойми меня и прости»–и

ушел. Что она не простила, и не пришла потом ни на его похороны,

ни на похороны их сына Бориса, которого похоронили в одной могиле с отцом. А Нелли не могла не сказать мужу Константину об их

романе с Ивченко–и брак, длившийся 14 лет, распался.

А далее, в апофеозе всех этих страстей–та самая, по повести Алексея Толстого, ставшая потом сверх знаменитой–«Гадюка», которую

в 1965г. на Киевской киностудии решили сделать Ивченко с Прокопенко. Ольгу Зотову, естественно, должна была сыграть Нелли Мышкова, которой было уже 39 лет, и хотя перед съемками сделала круговую подтяжку лица (кстати, первой в Союзе, а потом еще несколько

раз; следила за фигурой, в 19 часов выпивая стакан чая, и более ничего)–нужного эффекта не получилось, и возник сложный нюанс. Ей

не нравились крупные планы, которые делал Прокопенко, а ведь героиня в кадре много молчала, и вся внутренняя ее жизнь должна была

найти отражение в мимике–почему фильм заканчивал уже оператор

Михаил Черный. Однако успех он имел грандиозный, стал лидером

проката 1966г., режиссер получил Госпремию им. Шевченко, исполнительница главной роли–диплом Всесоюзного кинофестиваля, и в

этом же году Виктор и Нелли счастливо поженились.

И что дальше? А дальше совершенно невероятное счастье Любви!

Виктор бросил к ногам Нелли все, что имел, всю свою жизнь, боготворил ее. А она, кстати, прекрасно готовила, сшила себе несколько

шуб, искусно вязала, вышивала; ловко управлялась с молотком, стамеской, дрелью, могла отреставрировать мебель и починить обувь.

Была очень добра, сострадательна, постоянно помогала кому-то, за

кого-то хлопотала, куда-то устраивала, к ней за помощью обращались

даже незнакомые люди, а в доме всегда царила атмосфера дружбы и

взаимопомощи. И, да, Нелли отказалась переезжать в Киев, и, разрываясь между мужем и мамой с сыном, подолгу жила в Москве, в

своей квартире на Чистых прудах. Да, Виктор был на 14 лет старше,

но относился к ней трогательно, бережно, перед ее приездом убирал

квартиру и готовил что-нибудь вкусное, а в Москву каждый раз летел,

как на праздник, с цветами, подарками. Иногда даже, как бы сажая

Нелли на поезд до Москвы, сам, никому ничего не сказав, летел на

самолете, чтобы встретить ее на вокзале. Отношения были невероятно нежными и доверительными, легко находили общие темы, и им

было хорошо вдвоем, а в разлуке страдали, слали друг другу телеграммы, открытки.

И Виктор, естественно, далее просто не мог не снимать любимую

женщину, и не только назначал ее на главные, только главные!–роли,

а и буквально создавал, тонко чувствуя характер, под нее фильмы,

тратил себя на Нелли без остатка. Были проходные роли и у других

режиссеров: «А теперь суди…», 1966 (Сашенька), «Доктор Вера», 1967

(актриса Ланская), «Мужской разговор», 1968 (мама), «Крах», 1968

(Ольга). Но Главные–опять дуэта В. Ивченко–А. Прокопенко: «Десятый шаг», 1967 (Аня Перемытова-Дзюба), «Падающий иней», 1969

(Сильвана), «Путь к сердцу», 1970 (Зорина и мадам Жакино), «Софья

Грушко», 1972 (Софья Грушко), которые успеха, к сожалению, уже такого оглушительного, как в «Гадюке»–не приносили.

И в том же, 1972г.–трагедия и конец. Всему! В августе В. Ивченко

вылетел в Ростов-на-Дону выбирать натуру для своего нового фильма, но в самолете случился, уже третий по счету инфаркт. В Ростове

его положили в лучшую клинику, поставили на ноги и уже готовили к

выписке, но к нему прилетела Нелли, и врачи оставили их вдвоем. И

слишком сильная любовь не пощадила сердце 60-летнего человека,

произошел четвертый инфаркт, который оказался смертельным, и 6

сентября Виктора Ивченко не стало. Он умер у нее на руках, и смерть

Любимого подкосила и Любящую. Она не отходила от Виктора, сама

забинтовала гроб перед отправкой в Киев, сама распаковала, никому не дала дотронуться до тела, мыла, переодевала. В гроб положила

свои и его письма, чтобы никто и никогда не смог прикоснуться к их

Любви, и за 10 дней постарела на 10 лет.

Казнила себя за смерть Виктора, боялась оставаться одна. Ходила на могилу в сопровождении близкого друга мужа, зажигала

свечу и подолгу стояла, не решаясь уйти. Перед отъездом разрушила в квартире все, что создавала своими руками 6 счастливых лет.

Ей было очень больно–Любовь огромна, и забыть невозможно,

и в Киев она больше не приезжала, а жизнь после ухода Ивченко

разделилась на «До» и «После». Мышковой еще присылали сценарии, но она не откликалась, потеряла вкус к жизни, снялась потом

всего 4 работах, где роли были или проходные: «Большое космическое путешествие», 1974 (Катерина, сотрудник центра управления

полетом) и «Лесные качели», 1975 (Таисия Семеновна), но 1976 г.

ей было присвоено звание заслуженной артистки РФ. Или просто

эпизодические: Немировская в «Человеке меняет кожу», 1979, и

Валентина, жена Обнорского, в последних в ее биографии «Гонках

по вертикали», 1982.

И все! Никаких попыток устроить личную жизнь Мышкова больше не предпринимает, навсегда оставаясь вдовой Виктора Ивченко;

врачи диагностируют прогрессирующий склероз, и она начинает терять память, перестает узнавать людей. А когда совсем не стало заработка, заботу взял на себя, ставший к тому времени успешным дипломатом, сын Константин Петриченко. В 1986 г. получил назначение

на должность пресс-атташе советского посольства во Франции, увез

больную мать с собой в Париж и возил по лучшим специалистам, но

везде слышал только: болезнь неизлечима. И так прожила Нинель

Константиновна Мышкова почти 20 своих последних лет, а 13 сентября 2003г. ее не стало. Похоронили на Новодевичьем кладбище,

рядом с могилой отца, но любовь к ней, такой прекрасной — забыть

невозможно!

ГЕННАДИЙ ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!