ЛЁТЧИК И ГЕОЛОГ

admin Газета, Статьи из газеты №24 (2016)

Сказать, что присоединение Латвии к СССР встречало жестокое сопротивление «коренного населения», будет очень большой натяжкой. Из состава Латвийских ВВС – национальной элиты молодого государства, поднялся в воздух и улетел в Швецию лишь один человек (http://maxpark.com/community/14/content/3117788). Остальной авиаотряд (10 самолетов-разведчиков Stampe SV-5) остался в созданном красными властями 24-м корпусе.

 

После провозглашения Советских Республик в Прибалтике, их вооруженные силы сохраняли свое оружие, структуру и форму, лишь снабженную знаками различия РККА. Они были сведены в 29-й (Литовская Красная армия), 24-й (Латвийская Красная армия) и 22-й (Эстонская Красная армия) территориальные стрелковые корпуса [Приказ НКО №0191 от 17.08.1940].

 

Пехота 24-го Латвийского стрелкового корпуса на параде 7 ноября 1940 г.

 

Соединения имели штаты мирного времени (ок. 15 тыс. человек), нестандартное оружие, раздираемый национальной рознью состав (верность латышских подразделений Сов.власти пытались повысить, уволив в мае 1941 до 4,5 тыс. латышей и вливая военнослужащих и политработников-евреев) [см. Арон Шнеер «Плен», гл.6]. В наше время прибалтами много говорится о т.наз. «депортации» 1941 г., и массовые аресты офицеров 24-го корпуса 10 июня в Литене (уничтожение оказавших сопротивление) именуются «малой Катынью». Если не прибегать к историческим софизмам, то окажется, что в эти же недели было арестовано и советское командование ПрибОВО, во главе с генерал-полковником ВВС А.Д.Локтионовым, а также командование ВВС (Я.В.Смушкевич, П.В.Рычагов) и ПВО (Г.М.Штерн) СССР.

 

Дела засекречены, но вредительская работа раскрыта действием: перед войной с истребителей РККВФ (кроме командирских машин) сняли передающие радиостанции. Это роковое решение нейтрализовало советскую авиацию перед Люфтваффе… Тогда же был вызван в Москву на переподготовку, где 22.06 арестован, командующий 24-м стрелковым корпусом Р.Ю.Клявиньш (расстрелян 16.10, реабилитирован в 1957). Являлся он «фашистским агентом» («борцом за независимость»), или же прозаически обличался в сообщничестве с сослуживцем по 1-й мировой войне — А.Д.Локтионовым, участником советского военного заговора, не всё ли равно? Генералитет РККА не внушал доверия вполне заслуженно: с началом войны новый командующий Приб.ОВО Ф.Кузнецов отдает приказ отходить с рубежа Немана на Вильнюс: не только 29-му корпусу, но и развернутой позади него 5-й (русской) танковой дивизии. Войдя по не разрушенным мостам в образовавшийся коридор, моторизованные корпуса Вермахта нанесли удар по тылам Прибалтийского и Западного фронтов. Стоит ли удивляться, когда холопы, видя такое поведение господина, и сами поспешили «переменить гражданство», и отступавшие части корпуса развалились? Меж тем, командующий 29-м корпусом В.И.Виткаускас, также вызванный на курсы в Москву, арестован 22.06 не был. В 1942-1946 он преподаватель Академии ГШ РККА, а в 1946-1955 (до 1950 г. беспартийный!) депутат Верховного Совета Литовской ССР.

 

Национальные соединения Прибалтийского фронта равно развалились в начале войны, этим мало отличаясь от общевойсковых соединений. Как справедливо пишет об РККА (ВС СССР и РФ) Глеб Щербатов: «Вторую Мировую выиграла не эта «армия», она почти в полном составе попала в немецкий плен. Войну выиграли взрослые русские мужики, набранные с гражданки, от рядовых, до старших офицеров, не имевшие ранее к ней никакого отношения»

[http://samlib.ru/l/lebedewkumach_m/08032009.shtml]. Пополнять корпуса гражданами прибалтийских республик возможности не было: кроме ограниченной мобилизации в июле в Эстонии, в неславянских республиках СССР — по традиционной антирусской традиции ВКП(б) — мобилизация в 1941 г. вообще не проводилась. И решение об упразднении в РККА корпусного звена в сентябре 1941 закономерно повело к расформированию остатков 29-го, 24-го и 22-го корпусов. Соединения прибалтийских республик – должные своим видом противостоять пропаганде немцев, формировавших национальные легионы из эстонцев и латышей, начали создавать заново, под Красным знаменем.

 


 

Полного доверия к ним, однако, не было – по вполне понятным основаниям: любви к коммунистическому обществу прибалты, не перемолотые в 1930 г. коллективизацией, больших симпатий не питали. И национальные части ограничивались сухопутными войсками. РККВФ должен был остаться «партийной гвардией» ВКП(б), подобно Люфтваффе, «партийной гвардии» НСДАП (в отличие от деполитизированного Вермахта). Но в партийной структуре СССР появилось одно исключение.

 

***

В июне 1942 в ЦК КП(б) Латвии обратились лётчики-латыши, служившие в 201-й Латвийской стрелковой дивизии, и желавшие воевать по своей редкой и дорогостоящей специальности, создав латышскую лётную часть. За лето отозвалось 25 пилотов, 35 авиатехников и 20 штабистов ВВС старой Латвии. Э.Э.Якобсон в своём письме в ЦК и Верховный Совет Латвийской ССР от 15.09.42 года сообщал, что выявлено 80 авиаторов-латышей, служащих в различных частях, главным образом в пехоте. ЦК КП(б) Латвии передал предложение в ГКО. Ходатайство было удовлетворено, и 20.01.43 Генеральный штаб отдал распоряжение Управлению ВВС: сформировать Отдельную Латвийскую авиационную эскадрилью. 58 человек летно-технического состава во главе с капитаном Карлом Августовичем Киршем 12.03.43 прибыли в Иваново, в 22-й запасной полк 6-й запасной авиационной бригады. Сюда же прибыла группа лётчиков Прибалтийского Управления ГВФ, а также 11 летчиков и 2 стрелка-бомбардира из числа латышей-граждан (до 1939 г.) СССР. Меж последних был и студент геолого-почвенного факультета ЛГУ, дядя автора НП, д.ф.-м.н. М.М.Козлова.

 

В Каталоге РНБ можно увидеть такую книгу: Н.А.Ансберг, Э.Б.Ринкс, Я.Я.Селицкая «Важнейшие четвертичные глины Латвийской ССР», Рига, 1955. В Ленинградском университете ее главный автор: ст.преподаватель Латвийского госуниверситета, завсектором и ИО директора Института геологии, завотделом науки и вузов ЦК КП, создатель геологической службы – 1-й начальник Управления геологии и охраны недр Совмина Латвийской ССР, а последние десятилетия доцент геолого-почвенного ф-та ЛГУ Николай Александрович Ансберг (1917-1998) знаменит тем, что учеба в университете его – чистого перед УК, тем не менее, прерываясь не по его воле, продлилась более 12 лет.

 

Уроженец г.Себеж (Псковская обл.) — сын рабочего-железнодорожника, старого члена РСДРП(б), проучившись в ЛГУ два года, в 1936 он по комсомольскому набору направляется в Харьковское военно-воздушное училище. «Увильнув» тогда от вступления в ВКП(б), пройдя подготовку летчика ВВС, по окончании срока действительной службы в 1938 г. младший лейтенант Ансберг сумел добиться увольнения в запас и направления на продолжение учебы. Рапорт был удовлетворен: тоталитарному государству, созидавшему современную индустрию, ученые с университетским образованием требовались не меньше фуражек с кокардами!

 

Студенческая жизнь продлилась недолго. Началась Зимняя война, надежды на быстрый разгром финнов и окончание войны не оправдались, и в январе 1940 г. комсомолец Ансберг вступает в добровольческий 67-й отдельный лыжный батальон. Заключение мира между воюющими сторонами позволило возобновить занятия. Но наступил еще более длительный перерыв в учебе: с 1941 г., и до самого конца Великой Отечественной войны, Н.А.Ансберг сражался на разных фронтах. Но судьба хранила его: как в годы войн, так и в мирной жизни, где он, командированный по своей гражданской профессии в Гвинею, заболел тропическим воспалением мочевого пузыря, однако, одолел опасную болезнь.

 

Доброволец, не воспользовавшийся отсрочкой студентов старших курсов, летом 1941 г. млад.лейтенант ВВС Ансберг назначается командиром батареи ПВО, прикрывавшей аэродром в Парголово (фактически, из матчасти в наличии были тогда лишь зенитно-пулеметная установка и пусковая установка авиационных НУР на автомобилях). Аэродром находился в заболоченной местности, и авиатору пригодилась геологическая специальность, отсюда он ездил на Васильевский остров, при помощи завкафедрой общей геологии С.С.Кузнецова (будущего своего научного руководителя) получив со складов университета бурильную установку и найдя хорошую артезианскую воду. Отсюда он наблюдал первые массированные налеты на Ленинград [рукописные мемуары Н.А.Ансберга, написанные в 1985 г., находятся в архиве Университета: ф.Марголиса, д.1016, л.л. 12-32].

 

В связи с формированием 201-й Латвийской стрелковой дивизии, военнослужащие-латыши, еще остававшиеся в 24-м корпусе, в августе 1941 были откомандированы в ее состав. Туда же направлялись этнические латыши – уроженцы РСФСР\СССР, и в их числе – откомандированный весной 1942 г. с Ленинградского фронта Н.А.Ансберг, назначенный командиром отделения Латышского запасного стрелкового полка. Отсюда офицер лётной специальности направляется в учебный центр в Иваново, где формировалась 24-я Отдельная Латвийская авиаэскадрилья.


 

При ее создании, предполагалось иметь 10 экипажей лётного состава. Но уже к началу формирования в Иваново прибыло более 30 летчиков и 3 стрелка-бомбардира. Не ожидая формирования, капитан Кирш определил состав двух штатных звеньев, сверхштатный состав комплектовал резервные звенья. Авиаторы приступили к теоретическим занятиям, а 15 марта состоялись первые полёты ночных бомбардировщиков У-2. К 08.05.43 программа подготовки была пройдена; Киршу было присвоено звание майора. А лётчики продолжали прибывать. И лётно-технического состава оказалось в 2,5 раза больше штата. Тогда командир направляет докладную Председателю Президиума Верховного Совета Латвийской ССР, в Военный отдел ЦК Компартии и начальнику управления формирования, комплектования и боевой подготовки ВВС РККА, предложив сформировать авиационный полк. Такое распоряжение Генеральный штаб отдал 03 июля 1943.

 

Сформированный полк состоял из трех эскадрилий ночных бомбардировщиков У-2 (32 машины У-2, с 1944 г.: По-2). Так Н.А.Ансберг сделался летчиком 1-го Отдельного Латвийского Режицкого ночного бомбардировочного полка. Машину выпускника Харьковского авиационного училища обслуживал авиамеханик гвардии сержант Петерсон Герман Янович.

 

02 сентября полк вылетел на Сев.-Западный фронт. Работать предстояло в 6-й воздушной армии, в составе 242-й ночной бомбардировочной авиадивизии. Первые боевые вылеты летчики совершили в ночь на 09.10.43, сбросив бомбы на немецкие катера в устье р.Пенжа. Следующий налет совершался всем полком; уничтоженных в воздухе машин не было, однако шесть экипажей совершили вынужденную посадку.

 

В составе полка старший летчик, командир авиазвена, мл.лейтенант, а затем – лейтенант Ансберг дошел до Курляндии.

 

В нач. 1944 полк перебазируется под Великие Луки, войдя в состав 313-й Бежицкой ночной бомбардировочной авиадивизии 15-й воздушной армии. Дивизия поддерживала 22-ю армию, за январь полк налетал 280 часов, в том числе 75 ночью. В февр. он перелетает на полевой аэродром у дер.Изракино. Уходя, немцы минировали блиндажи и подходы. Начинать пришлось с разминирования.

 

Фронт отодвигался, и весной летчики переместились на взлетную полосу у дер.Сушилово. В ночь на 26.03 они наносят удар по аэродрому Идрица. Погибли два экипажа, это были первые потери в воздухе. Здесь противник нанёс ответные удары, и пришлось перелететь на новую площадку. Под неё использовали поле у дер.Паслово. В апреле 1-я ударная и 22-я общевойсковая армии обороняли плацдармы на р.Великая. Два полка авиадивизии были выделены для снабжения наземных войск. Далее полк передан в 3-ю воздушную армию 1-го Прибалтийского фронта. Местом базирования стало с.Концы Первые. Здесь У-2 доставляли грузы партизанам, вывозя из-за линии фронта раненых. Противник начал охотиться за ночными самолётами и бомбить аэродром. Чтоб отвлечь юнкерсы, в километре был возведен ложный аэродром. После возвращения на 2-й Прибалтийский фронт продолжились полёты к партизанам, началась выброска парашютистов-разведчиков. Полёты шли без штурмана, что осложняло пилотирование. Для этого были подготовлены 10 экипажей, из них 5 везли парашютистов, остальные прикрывали их, атакуя наземные цели.

 

Летом началось освобождение Прибалтики, 12.06 взят город Идрица. На Идрицу полк провел 133 самолётовылета, вызвав 11 очагов пожаров и 7 взрывов. Было уничтожено 4 зенитных точки, 25 самолётов на земле, несколько автомобилей, 2 эшелона. 15.07 советские войска вышли к границе Латвии и 27-го городами Даугавпилс (Двинск) и Резекне (Режица). Отличившиеся части получили наименования Двинских и Режицких, 1-й авиаполк стал Режицким. В октябре он начал наносить удары по Курляндской группировке. К декабрю в нем остается лишь 10 исправных самолётов, и половина лётчиков вылетела за новой матчастью. В начале н.г. в полк прибыли 15 машин.

 

За боевые заслуги Н.А.Ансберг награжден Орденом Славы 3-й степени (03.06.44; младшие лейтенанты могли награждаться этим «солдатским» орденом), Орденом Красного Знамени (05.11.44), Орденом Отечественной войны 1-й степени (12.05.45), Орденом Отечественной войны 2-й степени (1985 г.).

 

Последние боевые вылеты состоялись в ночь на 7 мая, был нанесён удар по аэродрому противника Карклэ. После капитуляции Германии, в составе колонны Прибалтийского фронта, Николай Александрович Ансберг участвует в Параде Победы 24 июня, тщательно сохраняя, до конца жизни, особое – выдававшееся участникам этого Парада удостоверение о награждении медалью «За победу над Германией». Память его хранила подробность, рассказанную М.М.Козлову: о проливном дожде, периодически изливавшемся на стоявшие, ожидая начала движения, войска (не упоминаемую в печати, однако, называвшуюся и иными участниками парада).

 

13.12.1945 г. демобилизованный Ансберг возвращается в Ленинград, первое время — до получения комнаты в пострадавшем от бомбардировок университетском общежитии на Васильевском о-ве, проживая в комнате коммунальной квартиры на 12-й линии ВО, 19, под одной крышей с вернувшимся из эвакуации племянником… Здесь он окончит в 1948 г. университет, а в 1950 аспирантуру (тема диссертации: геология юрских отложений Сев.Кавказа), вернувшись в 1960 и прослужив до 1983 г. в ЛГУ, а в последние годы жизни в Институте Земной коры СО РАН.

 

Р.Жданович; редакция НП благодарит д.ф.-м.н. М.М.Козлова за предоставленные материалы

 

 

 

 


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!