Лоточный бизнес в центре Петербурга — как теневой

admin Газета, Статьи из газеты №35 (2017)

Только треть торговых точек возле Эрмитажа, на канале Грибоедова и у Ростральных колонн работают там на законных основаниях, показала ревизия «Фонтанки». На смену ларькам и палаткам, которые власти города исключают из схем размещения, приходят лотки, а то и просто развалы и торговля из багажников автомобиля. Навести порядок мешают пробелы в законодательстве, уверяет администрация Петербурга. Но обещает исправиться в 2018 году. 

На стрелке Васильевского острова и поблизости – около 30 торговых точек. Помимо двух летних кафе у Ростральных колонн  – пять тележек с мороженым, хот-догами и кукурузой, два киоска с кофе, две автолавки с выпечкой и две с кофе. Торговля сувенирами и другими полезными для туриста товарами вроде магнитов, спиннеров и селфи-палок ведется с 10 лотков, а также прямо из багажников припаркованных машин, в качестве прилавка используется и гранитный парапет набережной. Товар предлагают мелкооптовыми партиями — четыре магнита в одни руки, зато в полтора раза дешевле по сравнению со стоящими рядом прилавочными торговцами. Торговля на Биржевой площади велась всегда. Но раньше это были в основном сувениры для туристов. Однако после того, как несколько лет назад стрелка стала местом проведения танцевальных опен-эйров и мототусовки, мелкий бизнес потянулся вслед за толпой. Работает он в обход городского бюджета. Из схемы размещения объектов нестационарной торговли (к ним относятся летние кафе, автолавки, киоски, лотки и прилавки), опубликованной на сайте Смольного, следует, что находиться на Биржевой площади и по соседству с ней имеют право всего пять точек — два лотка и три кафе. Это в пять раз меньше, чем по факту.Аналогичная ситуация и в других туристических местах. К примеру, по данным сайта Смольного, город заключил 14 договоров на размещение лотков и тележек на набережной канала Грибоедова от Невского проспекта до Спаса на Крови. На самом деле, их около 60. Столько же можно насчитать в окрестностях Эрмитажа (у арки Главного штаба, на Дворцовой площади и на Дворцовой набережной), хотя имеет право там стоять всего 21 точка. Причем наряду с однотипными лотками, вид которых примерно совпадает с рекомендациями КГИОП, можно увидеть обычные развалы в лучших традициях рынков 90-х и тележки с мороженым с оглушительно трещащими дизельными электрогенераторами.

Кто зарабатывает на лотках

Лидером легального сегмента рынка нестационарной торговли продолжают оставаться осколки холдинга «Форум» Дмитрия Михальченко. Так, все договоры на размещение точек вблизи Эрмитажа и Спаса на Крови подписаны с тремя компаниями – «Союз», «Лидер» и «Орбита». Все они ранее принадлежали ХК «Форум», а теперь их владельцем является Олеся Островская, заместитель директора НП «Объединение малого и среднего предпринимательства в сфере мелкорозничной торговли «Северо-Западный регион». Места на стрелке Васильевского острова принадлежат зарегистрированной в 2016 году компании «Стронг-1». Ее владелицей является предпринимательница Юлия Эрюкова, но адрес совпадает с адресом «Орбиты». Продавцы уверяют, что «Союзу» и связанным с ним компаниям принадлежат гораздо больше лотков и палаток, чем он официально арендует у города. Но в организации такие заявления опровергают: сколько договоров, столько и точек.

«Но мы уже сталкивались с ситуацией, когда недобросовестные предприниматели прикрываются нашим именем, вплоть до подделывания договора», – прокомментировал генеральный директор «Союза» Аркадий Ханин. Примерно 20 киосков вдоль канала Грибоедова контролирует общественная организация «Центр поддержки искусств», зарегистрированная «русским Энди Уорхолом» Алексеем Сергиенко. Их можно без труда опознать по изображенным на них ромашкам, визитной карточке художника, и цитатам из классиков. По данным КИО, Смольный разорвал отношения с «Центром поддержки искусств» еще в 2013 году.
Торги весной, проведенные комитетом имущественных отношений 2016 года, привели на рынок нескольких новых игроков. Среди них, к примеру, компания «Алые паруса», основной специализацией которой являются прогулки по рекам и каналам Петербурга. Сейчас у нее три точки (на Дворцовой площади, Невском проспекте и канале Грибоедова). Однако торговля идет на грани рентабельности, в том числе из-за засилья нелегальных конкурентов, утверждают в компании.
Последние, по словам участников рынка, зачастую работают через фирмы-посредники, помогающие договариваться со стражами порядка. Одним из таких называют «ИП Коновалов». Как сообщал «Деловой Петербург», по всей видимости, он зарегистрирован предпринимателем Александром Коноваловым, бывшим оперуполномоченным уголовного розыска 28-го отдела Центрального РУВД и выпускником Университета МВД. Это ИП также входит в состав собственников ряда магазинов, кафе, ресторанов по всему городу, общий оборот данных предприятий превышает 1 млрд рублей.

Как встать у Зимнего

Поставить лоток или палатку в Петербурге проще простого, утверждается на сайте комитета по развитию предпринимательства. Для этого нужно всего лишь выбрать свободное место в схеме размещения нестационарных торговых объектов и обратиться в комитет имущественных отношений с просьбой выставить его на аукцион. После этого принять участие в торгах и подписать договор с городом. Для летних кафе и автолавок не требуется даже этого — достаточно просто подать заявку с указанием конкретного адреса. Однако на деле получить заветное место не так просто, возражают предприниматели. Несмотря на то что свободных мест для нестационарной торговли в центре города довольно много, КИО нечасто выставляет их на торги. За самые лакомые кусочки разворачивается нешуточная борьба.

«Во время аукциона цена нередко взлетает в разы – до 12 – 20 млн рублей в год», – рассказывает предприниматель Денис, попытавшийся сразиться за киоск возле станции «Достоевская».

По его словам, такая стоимость делает торговлю нерентабельной. Поэтому победители либо не платят и стоят, пока не выгонят, либо вместо одной точки ставят несколько. «Играть по правилам не получается. Иначе отбить эту цену невозможно», – говорит он. Места для лотков стоят дешевле: к примеру, «Алые паруса» получили три места в топовых локациях за 5 млн рублей в год. Но придется потратиться на оборудование. Согласованный с КГА и КГИОП лоток обойдется в 200 – 250 тысяч рублей. У «Центра поддержки искусств» расценки намного гуманнее. Членский взнос за право вести торговлю у канала Грибоедова составляет 70 тысяч рублей в месяц летом и 60 тысяч зимой, рассказали в организации корреспонденту «Фонтанки». Правда, желающему торговать сначала придется доказать, что его товар сможет «украсить» это место. Кроме того, все «домики» сейчас заняты и пока придется довольствоваться обычным столом-прилавком. В этом случае «первое время могут придираться» и даже «назначать небольшие штрафы». «Но главное – иметь при себе бумагу, что вы юрлицо, ИП тоже подойдет», – сообщил помощник Алексея Сергиенко, также представившийся Алексеем.

Предприниматели, утверждающие, что работают «как частные лица», признаются, что платят своим посредникам 30 – 40 тысяч в месяц. Можно  встать и абсолютно бесплатно, но в этом случае первая же проверка окончится арестом имущества.

Дальше больше

Сейчас в Петербурге на законных основаниях стоит около 6 тыс. нестационарных торговых точек, оборот которых оценивается в 40 млрд рублей. Однако, по мнению предпринимателей, объемы рынка нелегальной торговли уже сопоставимы с легальной, а возможно, и больше.

Росту теневого рынка способствует полная безнаказанность.

«Проверки ходят регулярно. Но почему-то наши соседи, которых в этом месте быть не должно, узнают о них заранее и вовремя уходят», – комментирует директор «Алых парусов» Дмитрий Нечаев.

«Даже если им выписывают штраф, то они не платят, а вычислить такого предпринимателя невозможно», – комментирует исполнительный директор Ассоциации малых предприятий Владимир Меньшиков.

Вице-губернатор Сергей Мовчан в ходе пленарного заседания прокуратуры Петербурга по вопросам соблюдения прав предпринимателей, состоявшегося 29 августа, оценил уровень собираемости таких штрафов всего в 5%. Демонтировать незаконно установленное торговое оборудование может Центр повышения эффективности использования госимущества (недавно переподчиненный вновь созданному комитету по контролю за имуществом Петербурга). Но на сегодняшний день ЦПЭИГИ имеет право сносить имущество только тех предпринимателей, которые ранее имели договор с городом. Тогда как те, кто поставил его самовольно, имеют иммунитет. Смольный обещает исправить этот законодательный казус. По информации «Фонтанки», комитет территориального развития подготовил проект постановления, согласно которому комитет по контролю за имуществом Петербурга получит полномочия убирать силами ЦПЭИГИ любые незаконные постройки.Однако, по мнению предпринимателей, и эта мера будет малоэффективной, пока сам Смольный прилагает усилия к тому, чтобы сделать легальную торговлю менее привлекательной. Так, в конце 2016 года чиновники объявили о намерении исключить из схемы размещения 10% адресов. По словам чиновников, это потребовалось из-за изменений в Земельном кодексе, который не допускает размещение нестационарных торговых объектов в охранных зонах инженерных сетей. Кроме того, власти  изменили правила проведения ярмарок, и, пока не приняты нужные подзаконные акты, этот вид торговли фактически остается под запретом.

«Но надеюсь, что ситуация изменится. Иначе можно совсем потерять класс людей, которые хотят зарабатывать легально. А заново воспитывать его будет сложно», – заключает Владимир Меньшиков.
http://www.fontanka.ru/

Галина Бояркова, «Фонтанка.ру»

 


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!