Ледовое и Полтава

dadmin Газета, Статьи из газеты №45 (2019)

В предвоенные годы Сталин для подъема Духа русского патриотизма дал соответствующие распоряжения, и по его заказу на экраны вышли «Петр I» (1937) и «Александр Невский» (1938).  Имели оглушительный успех и Дух народный на защиту своего Отечества, безусловно, подняли:  А. Невский – «Ледовым побоищем псов-рыцарей» а Петр – Победой под Полтавой врагов-шведов. И все это в агитационном плане абсолютно верно, 100%-тно правильно, в годы Великой Отечественной подвигами Советского народа не мало проявилось.

Однако агитация – это агитация, а есть и реальная История. Реальные действия в которой Петра и Александра сейчас, уже через столько лет, объективно рассмотрим. Так вот, касательно Александра Ярославовича, он, когда шведский флот вошел в Неву, планируя овладеть Ладогой, атаковал шведский лагерь у устья Ижоры и 15 июля 1240 одержал победу. И хотя и погибло с каждой стороны всего по 20 человек, но после победы этой стал Невским. А в 1242 взял Псков, где погибло аж 70 рыцарей. На что те из Тевтонского ордена собрались в район Юрьева, куда двинулся Александр, а он тогда отступил на лед Чудского озера. Для решающей битвы под названием Ледового побоища, которая и произошла 18 апреля 1242. Войско ордена нанесло мощный удар по центру русского боевого порядка, но затем княжеская конница ударила с флангов и решила исход сражения. Русские 7 верст гнали немцев по льду, и их погибло порядка 70, а вместе со сподвижниками – и до 400 человек.

Казалось бы, не много, но жить  советские люди стали, зная, что немцы – художественно придуманные «псы-рыцари», и потому – еще более усиливающее: «кто с мечом к нам придет – от меча и погибнет». Блестяще! На Века! И больше от Александра ничего и не нужно. Художественно все придумано гениально. Хотя Александр Реальный был совсем другим. И много чего было в нем весьма сомнительного, в частности, в поведении с Золотой Ордой проявил себя большим угодником, заключил мир. Хотя тем как бы распространил монгольскую власть и на Новгород, который никогда монголами завоеван, не был, и, как человек жестокий и властолюбивый, выкалывал даже глаза несогласным с ним в этом новгородцам. Все вопросы дани решал положительно, чем сознательно пользовался для укрепления своей личной власти, а в 1251, приехав в Орду, стал в благодарность за то даже приемным сыном хана Батыя, побратавшись с его сыном Сартаком. Вот таким был настоящий – не агитационно придуманный Александр Ярославович, к лику Святых РПЦ за то и причисленный.

А что Петр Великий? С чем реально вошел в историю Он? Ну,  основав 27 мая 1703 Петербург, первым  российский портом его «прорубил» – через Финский залив, «окно в Европу». Ну, 22 октября 1721, после  Ништадского, 10 сентября 1721,  Договора со шведами в Северной войне, обрел земли Прибалтики, основав на той волне Российскую Империю, а себя в ней утвердив Императором.  И выдающаяся агитационная Победа над шведами под Полтавой: «Ура, мы ломим…Гнутся шведы!». А что, как было на самом деле? Как объективно развивалась История в этой Северной, на 21 год (1700-1721) войне? В чем были успехи и неудачи Петра?

И тут, для начала, нужно сказать, что в историческом плане ему, быть может, даже «повезло»: оппонентом со шведской стороны был достаточно отважный в боях полководец, но абсолютно никудышный – из-за своего тщеславия, как политик, король-«вундеркинд» Карл ХII. Взойдя на трон в 1697, в 15 лет, он одержал ряд побед, в частности, в 1700 имел военный успех в Дании. Но возвышение такое Швеции на Балтике не понравилось Петру I, и, чтобы «зарвавшегося мальца» как-то  «осадить», удумал летом 1700 вдарить в Шведскую Прибалтику, своими войсками, осадив, стоящие рядом крепости  Нарва и Ивангород с единым гарнизоном.

На что Карл 30 ноября решительно атаковал русскую армию при Нарве и одержал сокрушительную победу. Наши потери убитыми, утонувшими в реке, и ранеными были 7000 человек – против 677 убитых и 1247 раненых у шведов. Была потеряна вся артиллерия (179 пушек), в плен попало 700 человек, в том числе 56 офицеров и 10 генералов. Кроме того, по условиям капитуляции, шведам досталось 20 тысяч мушкетов, царская казна в 32 тысячи рублей, и 210 знамен. Успехов, как видите, у Петра никаких – Тяжелейшее поражение. После чего Карл повернул армию против Польши, разбил в 1702 врага польского короля Августа II, заменив его ставленником своим Станиславом Лещинским. Однако и Петр, пользуясь этим, отвоевал часть прибалтийских земель и основал на отвоеванных землях новую крепость С. Петербург.

Что обидевшегося «вундеркинда» решения уже заставило принимать не по-военному здравые, а совершенно никак политически не просчитанные. Ну, как бы поступил здравый полководец? Вступил бы в ответные военные действия, чтобы, все, просчитав, территории, утерянные – под свой контроль возвратить. Что, естественно. Но никудышный политик «смотрит дальше»: раз так, то на столицу Москву, и принимает, ставшее фатальным, решение. Идти, захватить и выдвинуть ультиматум: Петра с престола свергнуть (рассматривалась кандидатура его сына царевича Алексея), военные реформы отменить, Петербург срыть, Россию разделить на несколько частей – шведы претендовали на Архангельск, Псков, Новгород.

Такие, абсолютно никак не просчитанные, но амбициозные планы в голове «вундеркинда» – только как идти, если Москва более чем более чем 600 км южнее? Да, наверное, через своего ставленника в Польше С. Лещинского. И пошли. Однако когда в сентябре 1708 шведское войско подошло к русской границе у Смоленска, выяснилось, что продовольствия оставалось всего на один день. А впереди – леса, болота, заваленные русскими дороги. Карл что, все это не мог и предположить? Мог, но думать не хотелось. Хотелось только с ходу побеждать. Как не хотелось думать и сейчас. Может тогда, хотя бы пока, «вернуться»? В Прибалтике находились шведские гарнизоны, действовал флот.    Но.. Только побеждать. И тогда к гетману Мазепе в Малороссию, с которым пребывал в тайной переписке – он даст шведской армии продовольствие, возможность отдыха. И, к тому же, нахождение близ турецких границ даст возможность вовлечь на своей стороне в войну Османскую империю. И на следующее лето, всем вместе – на Москву.

Хотя реально с Мазепой Карл никакого союза не заключал, был у него союз с Лещинским – королем Польши, в которую входила значительная часть украинских земель, и который планировал вернуть в состав Польши и территорию Малороссии, где правил Мазепа.  Который, кстати, основной массой украинского казачества поддержан не был.  А Карл, когда подошел на левобережье Днепра к Полтаве, потерял уже до трети своей армии. И после неудачной для шведов трехмесячной осады Полтавы, в 6 верстах от города, 27 июня (8 июля) 1709 произошло сражение с основными силами русской армии.

Каковы были реальные силы, тактика, рекогносцировка? Карл XII, исходя из своих представлений о военном искусстве, взял в битву только 4 (!) пушки, хотя их в шведской армии было 41, и мог взять значительно больше. Но считал, что использование артиллерии замедляет темп наступления: шведы, сделав несколько залпов, штыковым ударом запросто смогут опрокинуть русских. А вот со стороны русской пушек было 282! Только армии. А если еще добавить 28 пушек полтавской крепости, которые тоже участвовали в сражении, то получается 310.  Артиллерии было у нас больше, чем у шведов, в 75 раз, и потому, когда Петр на пути их атаки построил 10 редутов, штурмовать их шведам было нечем.

А мы, со своей стороны, беспрестанно осыпали их картечью, гранатами, ядрами, пулями. Треть шведской пехоты была отброшена от редутов назад, а вскоре разгромлена высланными к ней войсками под командованием А. Меншикова. Прорвавшаяся же за редуты шведская конница оказалась в ловушке, запертой с тыла на поле, где состоялась главная фаза битвы. Тем более что  к югу от русского укрепленного лагеря, в котором находилась основная часть пехоты, было построено еще несколько наших земляных укреплений, в которых укрылось десять батальонов – они тоже участвовали в отражении шведского натиска.  А вообще, что касается соотношения сил, то с русской стороны было

32 600 – пехоты, 24 250 – конницы, свыше 300 человек артиллеристов. Кроме того, в бою участвовали до 23 тыс. казаков, калмыков, валахов и татар – высокопрофессиональных конников, которые не относились к регулярной армии, но оказывали большую помощь в преследовании неприятеля, разведке, борьбе с неприятельскими фуражирами, отбитии табунов коней противника.  И еще. Основная часть малороссийского казачества сохранила верность Петру I, и 16 тыс. казаков во главе с новым гетманом Иваном Скоропадским за два дня до битвы присоединились к русскому войску.

А что у шведов?  А у Карла в атаку двинулось – посмотрите, какой у нас перевес – всего 17 тыс.  Крайне заносчивый, он оставил в запасе 7 400 боеспособных кавалеристов и пехотинцев, которые очень бы ему пригодились на поле сражения. А что до Мазепы, то хотя подчиненные ему  казацкие войска присоединились, но 7 – 10 тыс. – это запорожцы, дававшие присягу России и примкнувшие просто в расчете на добычу.  Были, правда,  у него и 3 тыс. наемных малороссийских казаков, так называемых сердюков – его личная гвардия.  Однако, после того, как шведские всадники прорвались через русские редуты, и они двинулись в битву вторым эшелоном – выскочили на них из леса российская казачья и калмыцкая конницы. Атаковали с боевым кличем, «мазепинцы» без боя бросились наутек, а когда исход битвы уже был ясен, первыми пустились в бегство и первыми же переправились через Днепр.  С русскими мазепинцы биться не хотели: они прекрасно знали, что русский кодекс чести не допускал предательства – согласно закону, их ожидала казнь. Недаром в Ништадтском договоре 1721 было специально оговорено, что изменники и предатели – в первую очередь запорожцы и мазепинцы, амнистии не подлежат.

И в результате шведская армия потерпела сокрушительное поражение. Потери наши: 1572 человека погибших, 3292 – раненых, что всего 8,2%. А шведы потеряли убитыми и ранеными 82%. Таков был масштаб катастрофы шведской армии,  причина в личности Карла XII –  и что дальше? Сразу после Полтавы со стороны России ему предлагался мир, однако он высоко мнил себя, раненый в ногу еще накануне битвы, бежал. Но не к себе в Швецию, а на юг, за поддержкой, в Османскую империю, где организовал лагерь в Бендерах. Турки первоначально приветствовали, он подговаривал к выступлению, однако султан, устав от его амбиций, проявил коварство и распорядился арестовать. А в 1713, под давлением России и европейских держав, распорядился силой из Бендер выпроводить.

И тут пауза. Такой реально была Полтавская битва. Однако, уже тогда, сразу, о ней стали сочинять Миф. Миф Выдающейся Великой победы! «Ура! Мы ломим, гнутся шведы…». Что для агитации хорошо. Но истина только в том, что, Петр I непосредственно находился в гуще боя. В Зимнем дворце хранится его шляпа, пробитая из шведского мушкета. Пуля другая расплющилась о его нагрудный медный щиток: если бы не он, царя ждала бы мгновенная смерть.  А пуля третья попала в седло лошади.  Другое дело, что в плане политическом, стали происходить изменения. Если до баталии Петр был настроен на то, чтобы удержать за собой земли от реки Сестры до Наровы, включая Нарву – то, что принадлежало русским еще с IX в., момента основания русского государства, то после Победы, посчитал, что может получить всю береговую линию от Риги до Выборга. Враги Карла ХII – Россия и Польша, использовали в своих интересах его отсутствие, чтобы восстановить утраченные земли и даже расширить территории: Россия захватила часть Финляндии, а Август II вновь вернулся на польский трон. Кроме того, понимая опасность со стороны Османской империи, «ввязался» Петр в 1710 – 1713 в неудачную войну и с ней, что позиции России на Юге серьезно ослабило.

Однако «успехов» и Карла уже никаких не было. Если бы тогда, сразу после Полтавы, заключил мир с Россией, своих северогерманских владений (части Померании, епископств Бремен и Верден) Швеция бы не лишилась. Однако Карл XII упрямо мнил себя, был уверен, что должен вступить в Стокгольм только как триумфатор. Но попытки восстановить потерянную власть и влияние потерпели неудачу, в декабре 1718 во время похода в Норвегию (которая была тогда под властью Дании), при осаде крепости Фредрикстен шальной пулей король Карл XII был убит. И в такой ситуации, после неудачной попытки продолжения войны, король уже Фредерик I пошел на то, что заключил с Россией в 1721 тот самый Ништадтский мир, с утратой уже многих земель.

Только стоит ли так уж радоваться, ибо «утраты» бывают разными, и разной ценой добытые. Так вот Великий Петр не отвоевал, а «купил» эти прибалтийские территории. У шведов купил. За 2 млн. талеров. Что тяжким бременем легло на и так очень разоренную страну – 21 год только воевали, воевали и воевали. И, как результат – о чем тоже, Петра мифологизируя и восхваляя, не упоминают – страна была разорена, налоги повысились в 3,5 раза, а население на 20% сократилось. Победной, как видим, Война ни для одной из сторон не оказалась. Разве что Государство Российской с подачи Петра объявило себя Российской Империей, а он – первым себе Императором.

Впрочем, нужно ли для агитации обо всех реальностях этих действительно вспоминать? Что у Петра, что у Александра Невского? Конечно, нет. И Сталин в том был тысячекратно Прав. Главное: «Ура, мы ломим…Гнутся шведы», и «Кто с мечом к нам придет – от меча и погибнет». Пусть берут со Сталина пример и сегодня. Только вот в чем и как? Если самого Сталина Власть предала и врагам сдала.

                                                                                   

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!