Кто освобождал Киев

dadmin Газета, Статьи из газеты №39 (2019)

14 октября нынешняя проевропейски нацистская Украина отмечает свой уникальный праздник – день образования 14 октября 1942 УПА (украинской повстанческой армии), «гарнi хлопцi якой тiльки захисниками Украины» и могут считаться. Почему день УПА одновременно с Днем защитника теперь и отмечается, а Закон «О правовом статусе и памяти борцов за независимость Украины в ХХ веке» участников ОУН-УПА борцами за свободу Украины и признает. И тогда, значит, Киев от фашистов в ноябре 1943 они и освобождали. А кто же еще? Не москали же оккупанты?

Ан, нет. «Бойцы-патриоты» ОУН (б) и УПА ничем, в принципе, в годы Войны «не прославились», кроме Волынской резни, жертвами которой пали до 100 тыс. поляков. Но зато как это они делали – нацисты, эсэсовцы германские только бы позавидовали. А как согласованно, когда вечером 11 июля 1943 одновременно атаковали более 150 польских населенных пунктов, и началась, непрерывно продолжалась – уже не Варфломеевская, а Волынская ночь – массовая этническая «чистка» польского гражданского населения с неистовой жестокостью. Когда женщин, детей, стариков без разбору убивали, кроме огнестрельного оружия, еще и просто топорами, ножами, вилами, за что отряды, совершавшие это, так и назывались – «резуны». Ну а когда, так «поработав на славу», в селении не оставалось уже ни одного живого, вырывали большие ямы, трупы все вперемежку туда сбрасывали, засыпали их землей, а чтобы скрыть следы и этих могил, разжигали над ними костры. Причем в этом участвовало и – подобное нынешнему нацистскому, духовенство, сжигая иноверцев в сельских церквях.

За что, естественно, у нацистов: «слава Украине – «героям слава!», только вот Киев 6 ноября 1943 освобождали Герои совсем другие. Настоящие. В том числе, по современной бандеровской лексике – и «москали-оккупанты» Красной Армии. Что, вообще говоря, потребовало огромного мужества, героизма и патриотизма всех Советских людей. Оккупация Киева немецкими фашистами продолжалась 778 дней, за которые было уничтожено свыше 195 тыс. жителей, более 100 тыс. угнаны на каторжные работы в Германию, а весь большой город, в котором до войны насчитывалось 900 тыс. человек, почти опустел. Но, чтобы освободить полностью его и такой, надо было обязательно форсировать Днепр, что задачей являлось крайне сложной и трудно решаемой. И потому и начаться эта – одна из крупнейших во всей Отечественной войне операция, смогла только тогда, когда Советские войска на Левом берегу Днепра удалось сконцентрировать на протяжении 300 км.

И 22 сентября им настала пора переходить уже и на берег Правый. Однако необходимых для того плавсредств не хватало, и преодолевать широкую водную преграду приходилось на всех возможных подручных средствах: рыбацких лодках, импровизированных плотах из бревен, бочек, стволов деревьев и досок, и особенно большой проблемой являлась, конечно же, переправа тяжелой техники. И все-таки операцию начали, и, прежде всего, в районе Букринской излучины южнее Киева, где передовые стрелковые отряды Воронежского фронта реку форсировали и на Правом берегу создали Букринский плацдарм, на который по первоначальному замыслу командующего фронтом Н. Ватутина и предполагалось возложить основную и главную задачу по освобождению Киева.

Однако сложилось так, что именно на этом участке огромные силы удалось сконцентрировать и противнику, основательно закрепившись и укрепившись на правобережных высотах.  И потому ожесточенная борьба пошла и за другие плацдармы, где немцы также сразу контратаковали наши войска, пытаясь их сбросить в Днепр, и их авиация и артиллерия наносили непрерывные удары по переправам, делая форсирование реки очень трудноосуществимым, а переправу тяжелой техники в достаточных количествах – просто невозможным. Потому на завоеванных участках закапываться от огня противника приходилось фактически в землю, бои принимали затяжной характер, что позволяло немцам расширять участки своей обороны, и потери советских войск становились столь значительными, что в некоторых дивизиях оставалось до 20-30 % личного состава.

И, тем не менее, к 30 сентября на Правом берегу было создано 23 плацдарма, в основном, до 10 км в ширину и 1-2 км в глубину, и далее, в ходе ожесточенных боев, плацдармы эти были удержаны, расширены, и на них накапливались мощные силы для наступления и освобождения всей Правобережной Украины. И также, для имитации массовой переправы и рассредоточения огневой мощи немецкой артиллерии, было организовано множество ложных плацдармов. Значительную помощь в ходе форсирования Днепра оказывали и украинские советские партизаны, которые нападали на правобережные немецкие подразделения, вели среди них разведку и служили проводниками для переправившихся на плацдармы советских войск.

А поскольку всю Киевскую наступательную операцию вел 1-й Украинский фронт под командованием Н. Ватутина, то на этот фронт и возлагалось основное освобождение Киева, приурочивая его к славному празднику Великого Октября. (Уточним только для сегодняшних «самостийников», что фронт 20 октября был назван Украинским вовсе не потому, что в его рядах сражались исключительно только какие-то «бандеровцы» или «незалэжники», а лишь потому, что Воронежский фронт Советских войск сменил направление своего главного удара). Сам же генерал Н. Ватутин замыслил начать главную атаку на Киев именно с Букринского плацдарма, где собрал особо ударную группировку своего фронта и в октябре с юга уже дважды переходил в наступление на украинскую столицу. Однако сконцентрированные на этом же направлении большие силы противника развивать необходимые темпы нашего наступления не позволяли и успехов советским войскам не приносили.

И тогда Советское командование, глубоко вникнув и проанализировав ситуацию, план наступления решило изменить и перенести его с направления южного на направление от Киева – с севера, начав его внезапно от населенного пункта Лютеж. Выбран же этот участок был неслучайно, потому что там находилось самое узкое, в 200 м, место Днепра. (Сегодня увидеть этот участок невозможно: его территории затоплены при строительстве дамбы и плещутся волны Киевского водохранилища). Однако для того, чтобы сделать это огромными советскими силами получилось внезапно, надо было все эти силы исключительно тайно и скрытно, и потому оперативно, и скоро, передислоцировать. А чтобы противник об этой большой перегруппировке советских войск вообще абсолютно ничего не знал и не догадался, и потому никак не мог сам ответно перегруппировать свои силы, на Букринском направлении специально оставили часть войск, соорудили макеты танков, орудий и вели переговоры на старых радиочастотах.

Основные же соединения Советских войск 24 октября начали свое стремительное и скрытное перемещение на Лютежский плацдарм, где и удалось скрытно, о чем противник так ничего и не понял, сконцентрировать много советской пехоты, одну танковую и одну общевойсковую армии, и несколько корпусов, скрытно выведенных с плацдарма Букринского. И уже 27 октября форсирование Днепра началось, хотя преодолеть и эти заветные 200 м также удавалось с очень большим трудом, и, скажем, танки, поскольку времени на сооружение плотов для них практически не было, пришлось переправлять прямо по днепровскому дну с полностью задраенными во всех них щелями.

А 1 ноября началась и вся Киевская освободительная операция Советских войск, и, как бы, в очередной раз, наступлением с Букринского плацдарма, основной целью которого было связать и сковать здесь основные силы противника. Далее в действие включились наши легкие ночные бомбардировщики 2-й Воздушной армии, летчики которых в ночь перед нашим главным наступлением на 3 ноября совершили 207 вылетов с целью хорошо «поутюжить» противника в районах Горянки и Пущи-Водицы, а за ними подключились и артиллеристы. И 40 минут шла артподготовка, имевшая, для того, чтобы противник не уловил момента ее начала и окончания, свой специальный график «работы». Огневой налет по переднему краю и ближайшей глубине обороны противника был коротким и трехминутным, а вместо заключительного огневого налета по тем же целям в последние пять минут был произведен залп всех частей полевой и реактивной артиллерии и орудий, стрелявших прямой наводкой. И плотность этого залпа была столь мощной, что подобным он был только при взятии Берлина, отчего вся оборона противника в пригороде Киева была буквально сметена.

После чего в бой пошли танки и пехота с артиллерией всей этой ударной группировки, и наши войска стремительно и, фактически, беспрепятственно продвинулись вперед: сначала на 1-2 км, а затем на 5-12 км. И немцы с незначительными боями стали отходить: сначала к столице, потом по направлению к Житомиру, и потому утром 3 ноября по Правому берегу на Киев уже пошли наши танки, а бои стали разгораться на окраинах самого города. 4 ноября к операции подключились другие наши части и форсированием Днепра в районе острова Казачий, что в 15 км к югу от Киева, перекрыли здесь шоссе, ведущее к городу, чтобы немцы не могли перебрасывать сюда свои подкрепления из района Букринского плацдарма. А утром 5 ноября нашим войскам удалось овладеть районом Святошино и перекрыть противнику пути отступления, аналогично перерезав шоссе Киев-Житомир на западной окраине города.

И в таких, уже сложившихся условиях, в ночь с 4 на 5 ноября началось наше самое главное и последнее наступление на Киев, причем началось в «музыкально-световой» форме, когда все танки пошли в атаку с зажженными фарами и включенными сиренами, чтобы полностью подавить врага таким психологическим воздействием. И от такого стремительного натиска, какого не ждали, фашисты хоть где-то еще и сопротивлялись, как могли, но, опасаясь окружения, с утра 5-го ноября начали отходить по шоссе на Васильков и город оставлять. В ночь с 5 на 6 ноября советские танки уже вовсю ехали по улицам Киева, ворвавшись в столицу со стороны Пущи-Водицы, а советские войска стремительно продвигались по Брест-Литовскому проспекту (проспект Победы) к центру города. Конечной их остановкой был Крещатик и к утру 6 ноября Киев был полностью освобожден.

Советский красный (тогда, конечно, не жовто-блакитный, и не с тризубом) флаг был в этот же день поднят над зданием ЦК КП (б) У (ул. Десятинная, 2). А большие группы восхищенных, сияющих киевлян плотным кольцом окружили наши танки и радостно встречали, приветствовали победившие Советские войска. 7 ноября Советские войска освободили Фастов, 13 ноября Житомир. И хотя в 50 км южнее Киева немцам удалось пока остановить свой отход, но все их попытки хоть как-то в Киев вернуться были нашими войсками в ходе Киевской оборонительной операции отбиты, и с ее окончанием битва за Днепр стала завершенной.

Битва эта показала беспримерный массовый героизм Советских бойцов и командиров, более 200 тыс. из которых пришлось в этой битве сложить свои головы, в основном, на Букринском направлении (только что-то ни одного ОУНовца или УПАшника средь них не обнаружилось). Звания Советских Героев за форсирование Днепра и взятие Киева получили 2 438 советских воинов, что было более чем суммарное количество всех ранее награжденных этим высоким званием – такое массовое награждение только за одну операцию стало единственным за всю Великую Отечественную войну.  А всего жизни свои за такую Советскую – не нацистско-бандеровскую Украину отдали 1 млн. 377 тыс. военнослужащих Красной Армии всех национальностей. Слава всем Советским Героям, освобождавшим Советскую Украину! Освобожденной от нацистских бандитов Советской Украине – Слава! Слава и Вечная Память!

                                                                      

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!