КРЕПКО–НАКРЕПКО ОБНЯЛИСЬ — ВОТ И НАГРАДА.

admin Газета, Статьи из газеты №22 (2017)

В редакцию газеты от Шокиной Т.А.. Направляю вам свой отклик на материал «Ты не ранен. Ты просто убит. Дай на память сниму с тебя валенки…», опубликованный в вашей газете11.05.17г.. Надеюсь, он вас заинтересует.

    Я с большим интересом прочитала материал под названием «Ты не ранен, ты просто убит. Дай на память сниму с тебя валенки…», посвященный ветерану Великой Отечественной войны И.Л.Деген. В списке лучших советских танкистов – асов его фамилия под номером 50. Ион Лазаревич Деген, судя по рассказу о нем, действительно легендарная личность. За бесстрашие и мужество в боях был награжден орденом Красного Знамени. В мирной жизни проявил огромное упорство и трудолюбие в достижении поставленной цели – стать первоклассным врачом. После ранения на фронте в январе 1945 года стал инвалидом в 19 лет, однако, закончил с отличием мединститут, защитил кандидатскую диссертацию, затем докторскую, и добился признания. В 1977 году Деген уехал в Израиль, получил почет и уважение, как отличный врач. Как написано далее в очерке, Деген НИКОГДА НЕ ОТРЕЧЕТСЯ ОТ СВОЕЙ РОДИНЫ.

То есть, у самого танкиста — аса Дегена, ОБИД НА РОДИНУ НЕ БЫЛО. И я полагаю, что сам Деген, как действительно выдающаяся личность, не одобрил бы следующее заключение автора опубликованного очерка: «За свои подвиги он дважды был представлен к званию Героя Советского Союза, НО ИЗ-ЗА ЕВРЕЙСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ НЕ БЫЛ УДОСТОЕН ВЫСШИХ НАГРАД (выделено мною)». Ну, при чем тут национальность? Во все времена, во всех странах, при всех правителях награды нередко обходили, обходят и будут обходить достойных. И не только на фронте, где люди, рискуя жизнью, совершают подвиги во имя своего народа, а награды получают другие. Но и в труде, когда за достижения одних награждаются другие. Увы, это реальность жизни. Но я никогда не слышала, да и не читала, чтобы кто-то из ветеранов Великой Отечественной войны жаловался, что в связи с тем, что он вот такой-то национальности, его обошли с военной наградой.

Судьба Дегена напомнила мне судьбу другого ветерана войны. В середине семидесятых годов прошлого века у меня была приятельница, у которой муж в Великую Отечественную войну был на фронте, как и Деген, танкистом. Фамилия его Котин. Приятельница называла его Жорой. Какое у него было имя по паспорту, я не знаю. Был он народным (Я не ошиблась. Именно, «народным». Такой статус был у советского судьи, потому что он избирался народом.) судьей одного из районных судов Ленинграда. Очень застенчивый, скромный человек. Как-то приятельница показала мне лист бумаги, на котором красивым ровным почерком что-то было написано. «Это, — говорит, — мой муж писал». Да, говорю, очень аккуратно написано. «А у него, ведь, нет обеих кистей» — продолжила она. Я поразилась и поначалу даже не поверила, но тут же вспомнила про странную привычку ее мужа постоянно держать руки в карманах. Он стеснялся их показывать. Приятельница рассказала мне, что во время боя в танк попал снаряд. Жора не растерялся, схватил его руками и отнес раскаленный снаряд подальше от танка. Технику, которая в первые месяцы войны была на вес золота, спас. А вот руки сжег. Когда с него сняли рукавицы, пальцев на обеих руках не было. Жору эвакуировали в госпиталь на Урал. Там ему очень повезло. Попался отличный врач-хирург. Он сказал, что попробует рассечь кисти рук таким образом, чтобы восстановить на них подобие пальцев. Но предупредил, что будет мучительно больно, придется вытерпеть не одну операцию. Жора согласился и был всю жизнь благодарен врачу. Научился прекрасно писать. Окончил юридический факультет Ленинградского университета, стал юристом, многие годы был народным судьей. Получил ли он какую-либо награду за свой подвиг, я не знаю. Как-то и разговора об этом не было. Сам он ни о спасенном танке, ни о ранении никогда не рассказывал. Но, ведь, он совершил подвиг не только на войне, но и в мирной жизни. Научился писать, не имея пальцев. Да, еще и как писал! Сама видела. В то время, когда он работал народным судьей, компьютеров и в помине не было. Все судебные постановления писались ручками. В те же семидесятые годы в садоводстве «Новая Ропша» у меня был сосед, ветеран войны, Степан Фролов. В те годы его хорошо знали многие садоводы. Чуть – что надо подправить, все — к нему. Руки у деда Степана были золотые. Всегда веселый, всегда с шутками-прибаутками. Наработается, идет домой под хмельком и поет свою любимую «Эх, мороз, мороз, не морозь меня…». Как – то мы по-соседски отмечали вместе День Победы. Вообще-то, надо отметить, что ветераны в первые годы после окончания войны неохотно рассказывали о войне. Не то, чтобы эта тема была под запретом, просто, по-видимому, им самим было страшно вспоминать о пережитой трагедии. А в тот день дед Степан разговорился. И один из его рассказов я хорошо помню. В войну он служил на военном аэродроме, ремонтировал технику. Как-то на аэродром приземлился горящий самолет. Все, кто был на аэродроме, врассыпную разбежались по кустам. Дед Степан бросился спасать летчика, вытащил его из кабины и успел оттащить от горящего самолета. Самолет взорвался. Их обоих накрыло взрывной волной. Оба были госпитализированы. Когда дед Степан вернулся из госпиталя, ему вручили медаль за отвагу. «А те, которые сидели в кустах, получили ордена, – смеясь, рассказывал он, — А я и не расстраиваюсь. После войны повстречал спасенного летчика на Невском. Он меня узнал, крепко — накрепко обнял, благодарил — вот это и есть настоящая награда!». Наверное, именно с таких, как дед Степан, разудалых, никогда не унывающих, смекалистых смельчаков, и писал своего Васю Теркина Александр Твардовский. В восьмидесятых годах прошлого столетия я работала корреспондентом газеты «Трибуна кировцев» прядильно-ниточного комбината имени С. М. Кирова. В одном из цехов мне работницы указали на одну скромную женщину, которая перевыполняла норму выработки чуть ли не на 100 процентов. Всех знатных работниц, которые устанавливали подобные рекорды производительности труда, я хорошо знала. Они были на слуху, награждались, выдвигались, об их достижениях газета все время писала. А тут неизвестная работница. Я — к мастеру, что, как, почему замалчиваете. А он мне открытым текстом. Да она — рекордсменка. Но она же не общественница. Я возмутилась, если человек ас в своей профессии, то почему его не наградить? Ведь, награда же за труд, а не за общественную работу. Как видим, никакой речи о национальности нет. Просто, скромный незаметный человек, не на виду, вот и подзабыли. Мне удалось разговорить ее. До войны она жила в сельской местности (не то в Новгородской, не то в Псковской области). Ей было шесть лет, когда немцы оккупировали ее село. Все взрослое мужское население ушло в партизаны. Она знала, где находятся партизаны. Там был ее отец. Немцы выпытывали у жителей села, где таятся партизаны. Пришлось и ей, шестилетней девочке, отвечать на этот вопрос. Немец поставил её на край обрыва и, тыча ей в лицо пистолетом, говорил: «Кляйнер, скажи, где папа?». Ей было очень страшно, но она своего отца не выдала. По-видимому, такая стойкость малолетней девочки поразила немца, и он отпустил ее. Позже, когда немцы отступали из села, они согнали всех жителей от мала до велика в церковь и подожгли ее. Спасло односельчан от неминуемой смерти только стремительное наступление наших войск. Я написала материал об этой удивительно спокойной тихой незаметной женщине, дважды чудом оставшейся живой. Он был опубликован в газете. Через некоторое время работница, увидев меня в цехе, со свойственной ей застенчивостью простой русской женщины, сказала, что она послала газету с материалом о ней своему сыну, служившему в армии в Германии. Ему рассказ о матери очень понравился. Она даже дала мне почитать письмо сына, который, как оказалось, только из газеты узнал о судьбе матери. Письмо сына было потрясающе искренним, что я тут же попросила у работницы разрешения опубликовать его в газете. Оно начиналось словами: «Мамочка родная, я и не знал, что ты у меня такая…».

ЕСЛИ В ВЕЛИКУЮ ОТЕЧЕСТВЕННУЮ ДАЖЕ ШЕСТИЛЕТНИЕ ДЕТИ МОЛЧАЛИ ПОД ДУЛАМИ НЕМЕЦКИХ ПИСТОЛЕТОВ, ТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПОБЕДУ ОДЕРЖАЛ ВЕСЬ ВЕЛИКИЙ ГЕРОИЧЕСКИЙ НАРОД.

Т.Шокина

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!