КОНЧИНА ПОЛИТРУКА

admin Газета, Статьи из газеты №27 (2017)

 

 

В 22 часа 04 июля 2017 г. на 99-м году жизни не стало Даниила Гранина. Какие впечатления были от Гранина-писателя? Прохладные… В нашей семье будни советской науки наблюдались изнутри, дед, в войну офицер запаса из войск связи 23-й армии, в 1932 г. чудом избежавший ареста, лично знал Ушакова, Урванцева, Гумилева, Лихачева… И романы «про советских ученых», в каковом жанре сделался знаменит демобилизованный коммунистический политработник [см. «Город 812», №14, 2014] — перестроечной пропагандой выдаваемый за рядового ополченца, симпатий не вызывали. Рассказы отчима, как предупреждали его, 11-летним ходившего отоваривать карточки (родительница, вольнонаемная служащая ВВС, не могла отлучаться), чтоб сторонился безлюдных мест и не общался с незнакомцами, дабы не оказаться убитым и съеденным, доводилось слушать — прежде лакировочной «Блокадной книги». Бабушка показывала шрам, оставленный ножом малолетнего преступника, пытавшегося ограбить ее зимой 1941 г., на выходе из булочной. Реализм рассказов свидетелей, чьи слова не вызывали сомнений, сделал встречу с этими, согласованными с идеологическим отделом ЛК КПСС «мужественными разоблачениями», прохладной…

Некоторый интерес у меня, уже взрослеющего, пробуждал «Зубр», но и здесь, свидетельства очевидцев, вкупе с ляпами литератора, оставили впечатление поверхностного и неглубокого знакомства с личностью героя повествования. Так что подпись Гранина под таким известным опусом российских писателей, как «Письмо 42-х», удивления уже не вызвала, как и републикации постановочных кадров большевистской пропаганды 1940-х — скрывавшей от Советского народа ленинградский голод, в 2000-х выданных за документальные кадры работы столовой Смольного (секретного объекта, куда фотографа не подпустили б и на километр!)… Все высказанные претензии — порожденные трескучей газетной рекламой покойного «Почетного гражданина» (оттягавшего это звание у крупных ученых Федора Углова и Александра Городницкого), являются довольно абстрактными, тягаясь за такую субъективную категорию, как «правда». Но ими вопрос не исчерпывается. Все названные мои сродники ушли из жизни в 1970-х – 2010-х гг., преждевременно, ввиду некачественности медицинского обслуживания (вплоть до фальсификации уровня холестерина в анализах 80-летнего пенсионера). Его излишки – уходили на поддержание жизнедеятельности отставного политработника, дряхлого 98-летнего инвалида, последние годы бывшего «живым трупом» (в отличие от, допустим, не перенесшего простой морозный зимний антициклон, находясь на больничной койке, однако, оставаясь в 102 года в ясном уме и мышечном тонусе, Углова).

…Лев Гумилев, лично хорошо знавший героя «Зубра» Николая Тимофеева-Ресовского, — «из дворян калужской губернии…» — как уточнял рассказчик, исходно расставляя акценты в положении героя рассказа в СССР, — пересказывал некоторые изречения советского генетика. Возле города Козельска стояло богатое село — т.е. крупный населенный пункт, имевший православный храм, однако, столь же издавна носящий «антихристианское» название Поганкино. Этому имелось объяснение. Столь же издревле козляне — никогда не женились на поганкинских девках, не выдавали своих дочерей замуж за поганкинских парней. Вражда шла из тех времен, когда, весной 1238 г., татаро-монголы на 7 недель (по данным летописи; по Рашид ад-Дину – на 2 месяца) застряли под стенами Козельска. В те дни обитатели Поганкина продавали завоевателям хлеб и фураж, обеспечив им сохранение боеспособности. Этим пост-скриптумом к «Зубру» можно и закончить некролог.

 

Ждан Романов

 

 


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!