КИРОВСКИЙ СУД – ОПАСНО ДЛЯ ЖИЗНИ!

admin Газета, Статьи из газеты №35 (2016)

Много всего говорится и пишется по поводу нашего правосудия. Но есть еще одна сторона «медали»- кто и как охраняет драгоценных наших судей при входе в эти заведения. Здорово охраняют, аки церберы (вот бы нас, простых смертных так охраняли). Именуется эта служба ОУПДС (обеспечение установленного порядка деятельности судов). В статье 11 Ф.З «О судебных приставах» все сказано про об их обязанностях и правах. Но нигде не сказано, что им дано право обращаться с гражданами, как эсэсовцам в годы. Второй мировой. Случай, который произошел в Кировском районном суде 30 августа этого года, настолько отвратителен, что и писать об этом противно. Но надо. Возможно, это поможет выгнать с треском со службы судебного пристава по фамилии Емульдинов, а его начальникам — задуматься о своих кадрах. Данные фамилии мне названы были на месте происшествия, в Кировском суде. А телефоны, указанные на сайте Управления Федеральной службы судебных приставов, в пятницу, 2 сентября молчали, молчали эти телефоны и в понедельник 5 сентября. Но удалось мне дозвониться и. о. начальника отдела гос. службы и кадров( Б. Морская) по тел.456-68-35, которой я рассказала о поведении судебного пристава Емульдинова.30 августа 2016 года я, в качестве свидетеля, приехала в суд, где на входе меня ожидал истец по нашему делу и его мать. Мы стали проходить контроль, где один из судебных приставов стал вести себя вызывающе грубо. Когда я сделала ему замечание и попросила назвать свою фамилию и должность, то в ответ он издевательски назвал вымышленную фамилию и имя на английском языке. После этого, демонстративно обратился к присутствующим на пропускном пункте и сказал : «Вот что делает климакс» и далее в мой адрес посыпались оскорбления, обращался крайне грубо и цинично. Процедуру осмотра и досмотра он провел следующим образом. Были вывернуты все отделы дамской сумочки. Он заставил меня высыпать всю косметику из косметички, а так же предметы интимной гигиены, заставил вывернуть наизнанку кошелек, из которой посыпалась мелочь, была открыта коробочка с индикатором «Квант». То есть он заставил меня вывернуть, публично, в присутствии посторонних людей все содержимое сумочки и косметички, при этом всячески унижая меня. Когда вещи, косметика, деньги рассыпались по столу, он, обращаясь в грубой форме, ко мне на «ты», сказал: «забирай свои копейки, а не то не на что будет доехать». Но и после досмотра, он не успокоился, обращаясь к своему напарнику, он сказал, что в здание суда меня не допустит. Это уже явилось прямым нарушением ст.11 «Закона о судебных приставов», в котором сказано, что в здание суда не допускаются лица, имеющие при себе оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства, психотропные вещества или предметы, представляющие угрозу для безопасности окружающих. Что касается процедуры личного досмотра, то она проводится в случае, если есть основания полагать что у человека, «может быть при себе оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества и иные представляющие угрозу для безопасности окружающих предметы, вещества и т.д». Видимо, у данного пристава были основания полагать, что все это у меня имеется? Или, в силу особенности психики, судя по агрессивности его поведения, ему не в первый раз приходиться воевать с женщинами. С мужиками–то не повоюешь, могут и в лоб дать за такие дела. В результате этого, на судебное заседание мы опоздали, судья Никитина О.Ю. не приняла наши доводы на действия судебного пристава и перенесла судебное заседание на другой месяц. При этом она почему-то сообщила истцу, что она меня на заседание не допустит. За что, ваша честь? Вот это уже невежливо. Или такая круговая порука у вас в суде, что и слов уже не осталось на все это. Чтобы обезопасить себя от агрессивного пристава, перед выходом из суда мы попросили другую охрану. Молодой охранник нас любезно проводил до выхода, где мы опять встретили пристава Емультдинова, который крикнул нам в спину: «Проваливайте».

Вчера мне позвонила мать истца и сказала, что у сына, после того как он стал свидетелем происшедшего, стала трястись голова на нервной почве. То есть, поход в суд усугубил его заболевание. Когда я позвонила в аппарат управления службы судебных приставов, то задала вопрос, проходят ли при поступлении на работу их кадры хоть какое-то тестирование психологами и психиатрами. При работе с людьми (а суды — это особый случай) необходим особый отбор. А если кто-то не выдержит такого Емультдинова, а Емультдинов применит оружие? Кто будет виноват? Дядя Степа? Вот и получается, что в нашем городе, любой наделенный хоть какой- то властью и оружием может творить, что хочет.

С. ЖИЛЬЦОВА.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!