Карл и Эмилия. Вечно

dadmin Газета, Статьи из газеты №8 (2019)

Впервые, пожалуй, берусь за перо не в элементах личного творчества, а пересказывая многим уже хорошо знакомое. Но причина извинительная: просто хочу, чтобы люди, прочтя, места — мне столь близкие, нашли время, пришли и поклонились. Карлу и Эмилии, которые около 150 лет назад жили в немецкой колонии на Гражданке,  в Лесном. Им было по 17-18 лет, они любили друг друга и хотели пожениться, но принадлежали к абсолютно разным по уровню достатка семьям. Эмилия была дочерью булочника, Карл — слесарем, и родители просто хотели для дочери лучшую партию, жених был слишком беден.

Несколько раз молодые просили их разрешить пожениться, получали отказ, и по версии основной (в пользу говорят архивные материалы), произошла трагедия: Карл застрелил возлюбленную, а потом прикончил себя. Тела нашли рано утром 4 августа 1855г. в Беклешовом (от Политехнического института к пл. Мужества) лесу, в обоих, пули прошли сквозь сердце. После судебного вскрытия Эмилию и Карла положили в разные гробы и похоронили неподалеку от места их смерти — в лесу.  Лютеране-колонисты осуждали за такой поступок, ведь самоубийство — страшный грех, но к началу XX в. могила оказалась в центре оживленного дачного пригорода, возле Политехнического института, на ней стоял скромный крест со стихами на русском и немецком языках: Тихо встань на этом месте/ И вознеси молитву со слезой./ Ты — во тьме, они — во свете,/ Не тревожь чистой любви покой…

Крест после революции снесли, надгробье разрушили во времена войны, однако трагическая история любви дошла до наших дней, в том числе и по версии, менее вероятной. Что в чувствах таких Карл и Эмилия прожили 30 лет, и, когда в очередной, неисчислимый, уже раз, получили отказ — прошли к пруду (условно тому, что был рядом со спорткомплексом «Зенит», по ул. Бутлерова), взялись за руки и бросились в воду. Когда утопленников вытащили, все увидели, что они продолжают держаться за руки. Неподалеку от пруда их захоронили, поставили небольшой памятник, и по совету местного пастора назвали их именами слободскую улочку (примерно нынешнюю Бутлерова), чтобы отметить столь удивительную любовь.  До 30-х годов XX в. памятник всегда был украшен цветами, сюда приходили пылкие романтики, но ближе к войне могилу сровняли. Улицу Карла и Эмили в декабре 1952г. переименовали в Тосненскую, а позднее, при реконструкции района, когда основной стала параллельная ул. Бутлерова –стала она просто внутриквартальным проездом.

Член Общественной академии российских немцев, кандидат технических наук Венедикт Беем, полагая истинной версию первую, в середине 1990-х годов выступил с идеей воссоздания Карлу и Эмилии на месте их захоронения памятника, но натолкнулся сразу на три препятствия. Во-первых, истинное, по мнению Бема, место было в центре трамвайного кольца на Тихорецком пр., и установить там памятный знак было просто невозможно. Во-вторых, как полагали, памятник нужно устанавливать в честь всех влюбленных в целом, иначе композиция станет «гимном немецкому романтическому самоубийству». И, в-третьих, на все нужны были средства и авторы композиции, с чем тоже были большие сложности — и Бем на время «затих».

Но зато об его идее узнали муниципалы «яблочного» образования «Гражданка», она  их  заинтересовала, и в целях набрать себе очки пошли по пути именно упрощенному. В 2007г. во внутреннем дворе д. 22/2 по ул. Бутлерова появилась скульптура двух безымянных (но подразумеваемо, что Карл и Эмилия), обнимающихся под зонтиком влюбленных (автор — молодой скульптор Матвей Вайнман). Сносить это долго Венедикт Бем не смог, лично нашел деньги на гранитную доску, а с цветами помогло садово-парковое хозяйство. И в 2012г. на максимально приближенном к предполагаемому месту захоронения, близ трамвайного кольца на Тихорецком пр., появилась скромная, на земляной горке с цветами, стела с навсегда вошедшими в историю именами: КАРЛ и ЭМИЛИЯ.

Не все были довольны, православная общественность полагает, что установка монумента самоубийцам оскорбляет чувства верующих, но я так не считаю, чувствами влюбленных Карла и Эмилии искренне восхищаюсь. И приглашаю всех, кто сможет, прийти, поклониться и возложить хоть по паре цветочков — может оттого и светлее станет. А  Бенедикт Григорьевич, если позволят силы — все-таки, 1935г.р., планирует влюбленным на Ольгинском пруду поставить еще семиметровую скульптуру лебедей из черного металла, рвущихся в небо.

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!