«Карамболь» Альберта Чаркина

admin Газета, Статьи из газеты №1 (2017)

Покаюсь… Видимо, в день, когда Альберт Серафимович уходил из жизни, я сидел в мастерской другого ваятеля на поминках по третьему (скульптору) и «злословил» главу Союза Художников СПб…

    Нет, никаких там дурных пожеланий! Ни того, что я не считаю «святой, истинной правдой…» Просто воспроизводил лишённый деликатности «базар», за который теперь меня мучает совесть.

    Хотя, я никогда не был поклонником творчества Альберта Серафимовича. Разве что, его рельефные «щиты» для стелы на площади Восстания не вызывали и не вызывают у меня никакого протеста.

    А попытка умыкнуть у нас с Чеботарём (победителей общегородского конкурса на проект памятника 300-летию Российского флота) идею сделать образ Святого апостола Андрея Первозванного одним из символов Петербурга – даже горькое сочувствие…

Потому что негоже православным (правильно славящим Бога) уподобляться католикам и воздвигать круглые скульптуры святым! Противно смотреть (даже по телевизору!) как на территории мемориала «Ганиной ямы» под Екатеринбургом «православные» крестятся на бюст Николая Александровича Романова…

Ведь единственная богослужебная скульптура в православии – это КРЕСТ. В крайнем случае, барельеф. Боюсь, что Альберт Серафимович , несмотря на своё явно церковное отчество, был абсолютно чужд этих разбирательств и истолковываний… А ведь святые отцы утверждают, что дар рассуждения выше дара чудотворения!

И, всё же: «Какая гадость, какая гадость эта Ваша заливная рыба!» — если верить Бродскому, что человек – это не сумма его идей, а сумма его поступков. Значит, для скульптора – это сумма его произведений? Или – всё-таки – «лучшее»? «Избранное»?

Михаил Константинович Аникушин, например, безжалостно сокрушал ещё на стадии глины свои неудавшиеся, с его точки зрения, портреты, этюды и т.п. Не хотел, чтобы кому-нибудь на глаза, когда-нибудь, по какому-нибудь поводу, попалось что-то несовершенное из того, что он делал…

На мой взгляд, искренние попытки Альберта Серафимовича быть полезным своей скульптурой тоже должны быть оценены по справедливости. Тем более, в редких случаях это ему удавалось. Как на прямую, так и косвенно, опосредованно.

Об одном таком случае, свидетелем и даже участником которого был сам, хочу рассказать…

Главный милицейский начальник Петербурга задумал возродить конкретно для Невского проспекта институт городовых. На мосту с историческим названием «Полицейский» ему виделась уместной бронзовая статуя «Городового».

Ведь вылезает же где-то в Скандинавии из люка прямо посреди мостовой бронзовый водопроводчик? А чем мы хуже? Напротив, даже лучше по многим параметрам!

И, ни с кем не проконсультировавшись, заказал эту статую Чаркину. Последний просто «взял под козырёк» и изваял Никиту Сергеевича Михалкова в роли дореволюционного городового.

Фигуру отлили в бронзе, а вот установить на Полицейском мосту и даже подле него не разрешили. Не по «злобе», а просто исходя из директивных нормативных документов.

… На днях московские школьники, приехавшие на каникулы в культурную столицу, решили удивить петербуржцев, объехав за день все станции петербургского метрополитена, а, поскольку у нас станций не двести с лишним, как в Москве, у ребят ещё оставалось время, чтобы на каждой платформе почитать стихи Бродского…

Школьники очень обиделись на петербуржцев, проходивших мимо по своим делам, а не собиравшихся вокруг них подземном вестибюле с аплодисментами. Похоже, жителям Некультурной не ведомо, что собрания любого рода в транзитных местах, а тем более – в метро, связанном с повышенной опасностью, категорически запрещены!

…По той же самой причине статую не прияли для намеченного милицейским начальником места. Главный художник города временно разместил фигуру «Городового» в конце Малой Конюшенной улицы. Снабдив информационным щитом с обращением к горожанам, что же теперь со статуей делать?!

Откликнулся Ваш покорный слуга. Предложив установить в качестве украшения гигантских «французских часов» перед Гостиным Двором.

А по другую сторону циферблата разместить фигуру фотографа Буллы с фотоаппаратом. Вспышка которого и бой курантов предвещали бы появление (на манер кукушки) «Цыплёнка Жареного по кличке «Крутой» с соответствующим музыкальным сопровождением.

Всё это, что должно было служить прекрасным фоном для «селфиков», я подробно изложил скульптору Петрову, соседу по размещению конкурсных проектов памятника Ахматовой, с досады, когда меня прогнал с торца зала Левон Лазарев, слегка подзапоздавший со своим проектом памятника в виде горельефа.

…Петров не растерялся, и уже через полгода монумент Булле, где вместо Цыплёнка Жареного и французских часов возник бронзовый французский бульдожка, стоял на Малой Садовой.

Но ничего вышеприведённого не случилось бы ни в коем разе, если бы я не обратился к Альберту Серафимовичу с довольно нахальной просьбой предоставить мне все имеющиеся в его распоряжении проектные материалы по « Городовому»… И если бы он, ничтоже сумняшеся, не чинясь и не чванясь, скромно и просто, не удовлетворил мою просьбу!

В отличии от некоторых коллег, (не указывая пальцем), которые начинают выламываться по поводу одной какой-нибудь фотографии, когда сами же просят о них написать!..

Словом, ещё раз большое спасибо и низкий поклон Альберту Серафимовичу Чаркину за его человеческие достоинства! Земля ему пухом!

 

МЕЛЬНИКОВ ВСЕВОЛОД, архитектор, скульптор (по Гос. Рейтингу)

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!