КАНУН ВОЙНЫ 41-ГО. ЗНАЧИТ, ЗАГОВОР В АРМИИ БЫЛ?

admin Газета, Статьи из газеты №50 (2016)

    Из дневника генерала Гальдера 22 июня 1941 года: «Пограничные мосты через Буг и другие реки всюду захвачены нашими войсками без боя и в полной сохранности. О полной неожиданности нашего наступления для противника свидетельствует тот факт, что части были захвачены в врасплох в казарменном расположении, самолеты стояли на аэродромах, покрытые брезентом, а передовые части, внезапно атакованные нашими войсками, запрашивали командование, о том, что им делать». Река Буг находится на участке ЗАПОВО, которым командовал Д. Г. Павлов. О подобных «успехах» на других фронтах Гальдер скромно промолчал.

    Однако есть воспоминания очевидцев и участников событий тех последних дней перед 22 июня. Приведенные им данные четко доказывают, что наряду с планомерным

приведением частей в состояние полной боевой готовности, проводился также и откровенный саботаж со стороны отдельных командиров и служб штаба округа!

     Где-то за неделю до 22 июня начался открытый саботаж в форме невыполнения директив ГШ (Генштаб), поступающих из Москвы. И чем ближе к границе стояли части, тем сильнее это проявлялось. В округе у генерала Павлова это делалось фактически по команде самого Павлова. В Прибалтийском округе этим занимались офицеры службы артвооружения округа, сорвавшие доставку снарядов в полк тяжёлой артиллерии. Или некий генерал, прибывший 20 июня с проверкой в эти части и потребовавший снять прицелы с пушек и сдать для проверки в окружную мастерскую в Риге. А ведь столица Латвии примерно в 300 км от упомянутой части. При этом генерал был немногословен, угрюм, сердит. Видимо, нелегко даётся предательство. Ведь Москва-то команды на внеплановые проверки прицельных устройств пушек в отдельных частях не давала. Это уже личная инициатива генерала. А ведь этот генерал знал лучше рядовых офицеров о том, что ещё 16-го июня в округ пришла директива о приведении частей округа в полную боевую готовность. И он обязан был её довести до своих подчинённых, в части их касающейся. Этот же генерал сообщил офицерам, что от границы на 50 км в тыл будут отведены пехотинцы — якобы для смягчения обстановки на границе! Таким образом, и артиллеристы, и танкисты оставались без поддержки! А еще этот генерал разрешил комсоставу частей (офицерам!), находящихся в лагерях, в выходные (как раз на 21–22 июня!) выехать на зимние квартиры к семьям, то есть уехать в Каунас (за 40 км)! Хорошо,

что комполка майор Попов строго наказал орудийные прицелы не сдавать на поверку: регулировку панорам, когда надо будет, произведём в полку. Для этого есть штатные специалисты. Но майор так заявил не потому, что был очень смел. А потому, что его непосредственные начальники из штаба округа ему уже довели эту директиву из Москвы.

    А вот свидетельство другого генерала этого округа — генерал-полковника

П.П. Полубоярова, бывшего перед войной начальником автобронетанковых войск ПрибОВО. В 23 часа 16 июня командование 12-го механизированного корпуса получило директиву: о приведении соединений в боевую готовность…18 июня командир корпуса поднял соединения и части по боевой тревоге и приказал вывести их в запланированные районы. В течение 19 и 20 июня это было сделано. 16 июня распоряжением штаба округа приводился в боевую готовность и 3-й механизированный корпус, который в такие же сроки сосредоточился в указанном районе.

    Чтобы сорвать боевую готовность артиллерийских частей округа достаточно

помначальника службы артвооружения этого округа, в звании майора. Задержи отправку накладных на получение снарядов со складов, дай указание отправить за ними не только машины, а тягачи-трактора с прицепами (чтобы якобы больше привезти за один раз) и все. И в итоге и пушки останутся без тягачей, и снарядов не подвезут. А ведь тяжёлая

артиллерия — это основная ударная сила в округе! И она же не произвела толком ни одного выстрела, ни на подавление артиллерии немцев, ни по наступающим колоннам, которые перли по дорогам. Кто-то давал команды отступить к Каунасу, а потом и дальше на восток. И в итоге полки тяжёлой артиллерии на границе по наступающим немцам огонь не вели. А в той же Белоруссии немцам и наступать, кроме, как по дорогам, было негде. Везде леса-болота. Поэтому, кстати, у Павлова и войск изначально было меньше, чем в других округах, но вполне достаточно, чтобы не допустить прорыва границы.

    Вечером 21 июня от границы стала отходить пехота, оставляя наши вспомогательные части, а также пограничников без пехотного прикрытия, которые, в случае нападения немцев становились лёгкой добычей агрессора в первый же день войны.

А. Б. МАРТИРОСЯН,

 

военный историк

 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!