Кандидату в губернаторы Санкт-Петербурга А. Д. Беглову

dadmin Газета, Статьи из газеты №29 (2019)

Уважаемый Александр Дмитриевич!

В преддверии выборов губернатора Санкт-Петербурга – 8 сентября 2019 года, в день, совпадающий со скорбной для нашего города датой – датой, когда кольцо блокады сомкнулось на 900 дней, мы, блокадники, вновь обращаемся к Вам найти время ознакомиться с нашим Обращением к Президенту и Вам, опубликованным 14.02.2019 года в газете «Новый Петербург». Прошло более полугода, а у Вас не нашлось времени ответить на Обращение блокадников.

Обращение от 14.02.2019 года вместе  с сопроводительным  письмом редакции газеты «Новый Петербург» было направлено Президенту РФ В.В. Путину и  губернатору Санкт-Петербурга  А. Д. Беглову.

В Администрацию Губернатора Санкт-Петербурга обращение было передано 20.02.2019 года, о чем свидетельствует штамп с датой.

Управлением Президента в адрес подписавших Обращение был выслан ответ от 27.02.2019 года, в котором говорилось: «В связи с тем, что в Вашем заявлении отсутствуют сведения о рассмотрении поставленного в обращении от 26.02.2019 года за № 141190 вопроса Правительством Санкт-Петербурга, в компетенцию которого входит его решение, для обеспечения получения Вами ответа по существу поставленного Вами вопроса Ваше обращение направлено в Правительство Санкт-Петербурга».

Получив ответ из администрации Президента, мы стали разыскивать, где находится Обращение, направленное на имя губернатора. После долгих поисков Обращение нашли 28.02.2019 года, но оно до этого числа не  было даже  зарегистрировано. И только 01.03.2019 года сказали, какой номер ему  был  присвоен. Его зарегистрировали 28.02.2019 года за  № 54911190. Ответ от Правительства Санкт-Петербурга до сих пор не получен.

21.03.2019 года вице-губернатор А.В.Митянина провела совещание, на которое была приглашена  временно исполняющая обязанности редактора газеты «Новый Петербург» С.Н.Фролова. Пришедший на это совещание начальник госпиталя для ветеранов войн М.Ю.Кабанов стал обвинять редакцию газеты в распространении «фейковой» информации на страницах, т.е. он имел в виду «Письмо блокадников». Максим Юрьевич не был согласен с фактами, изложенными в письме, и отстаивал свою точку зрения.

Что касается проводимой в стране реформы здравоохранения, заключающейся в оптимизации медицинских учреждений, то эта «реформа» способствовала окончательному уничтожению  здравоохранения в нашей стране. В своем Обращении к Федеральному собранию Президент В.В.Путин резко критиковал данную реформу. В бытность Председателем Счетной палаты страны, Т.Голикова прямо называла «оптимизацию бездумной, приводящей к негативным социально-демографическим последствиям». Начальник же госпиталя для ветеранов войн М.Ю.Кабанов, будучи в то время доверенным лицом Президента на выборах, уговаривал одну из нас, пребывавшую в госпитале на лечении, не информировать Президента об уничтожении госпиталя. Как может доверенное лицо Президента проводить политику, игнорируя мнение своего доверителя?

Комитетом по здравоохранению были подготовлены документы об объединении трех медицинских учреждений: Госпиталя для ветеранов войн, Городской больницы № 23, Клинической городской больницы 46 Святой Евгении, что и было утверждено Постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 12.09.2017 года № 760. Вследствие чего госпиталь для ветеранов превратился в обычную городскую больницу для всех категорий граждан, с уничтожением отделения медицинской реабилитации, которое, под руководством заслуженного врача России невролога А.П.Красновой, возвращало к жизни ветеранов войны.

Второй ответ, за № ОБ-1403-1389/19-2-1 от 21.03.2019 года, полученный из Комитета по здравоохранению, подписан  и.о.  заместителя  председателя  Л.Н.Мелентьевой, хотя  ФЗ-59 запрещает рассмотрение жалобы тем лицам, на которых она составлена.  А к госпоже Мелентьевой блокадники, начиная с 2017 года, неоднократно обращались с просьбой не уничтожать отделение реабилитации в госпитале для ветеранов войн. Председатели Комитета по здравоохранению сменялись почти каждый  год, больше думая не о здравоохранении, а о коммерции. В аптеках отсутствуют жизненно необходимые, гарантированные законом лекарства, полагающиеся по льготе, поэтому граждане были вынуждены приобретать дорогостоящие лекарства за свой счет, а компенсировать средства, потраченные на приобретение лекарств, государство отказывается.

А что говорить о строительстве самого дорогого в мире стадиона, средства на который брались из бюджета города, а должны были быть потрачены на строительство социальных объектов – школ, больниц, детских садов и т.д. Это особенно заметно теперь, когда Вы почти ежедневно вскрываете недостроенные, заброшенные объекты в нашем городе. Но Вы, Александр Дмитриевич, были представителем Президента в северо-западном регионе страны. Разве Вы не видели разрушений в городе? Все предыдущие губернаторы особой заботы о жителях блокадного Ленинграда не проявляли, что находит подтверждение в отношении к нашему Обращению. К 70-летию Победы в Великой Отечественной войне губернатор пообещал нуждающимся блокадникам провести косметический ремонт жилых помещений. По районам составили списки, с вручением уведомлений. Праздник прошел, а ремонта так и не было. Также, в 2014 году Полтавченко поставил на территории госпиталя для ветеранов войн камень, на котором написано, что  на этом месте будет возведено здание медицинской реабилитации. Камень до сих пор стоит, а здания не видать и т.д.

Не получив от губернатора  Санкт-Петербурга никакого ответа на наше Обращение, мы отправили письмо на сайт  А. Д. Беглова, где просили его ознакомиться с текстом Обращения, опубликованным в газете. С текстом нашего Обращения, отправленным на сайт А. Д. Беглова,  также не нашли нужным ознакомиться.

30.04.2019 года, услышав по радио, что на заседании Правительства СПб рассматриваются социальные вопросы, мы с надеждой ждали решения поднятых и нами вопросов в Обращении: о социальной помощнице одиноким блокадникам-инвалидам, о погребении, о восстановлении отделения медицинской реабилитации на территории госпиталя для ветеранов войн, а  также о том, на что направлены средства, выделенные для нужд блокадников германским правительством. Но, увы, наши надежды не оправдались. О нас никто и не вспомнил. Не кажется ли Вам, господин Губернатор, что в первую очередь должны были быть решены проблемы одиноких блокадников – стариков, которым необходимо иметь социальную помощницу хотя бы на 4 часа в день за счет государства, так как они ее уже оплатили своей трудовой деятельностью. У каждого из блокадников трудовой стаж исчисляется 40-50 годами, несмотря на то, что каждый из нас после перенесенной блокады – инвалид с детства. Многие из нас переболели туберкулезом и еще долгие годы после блокады состояли на учете в туберкулезном диспансере. Многих из нас блокада лишила возможности впоследствии иметь детей. Вот почему сейчас, в преклонном возрасте, мы остались одинокими.

Очень беспокоит многих одиноких блокадников вопрос их захоронения, поскольку сумма захоронения для одинокого пенсионера недосягаема – свыше 100 тысяч рублей. Неужели блокадники своей трудовой жизнью не заработали права быть достойно захороненными? Неужели у государства, имеющего неуклонно возрастающий список миллиардеров, не нашлось денег достойно проводить граждан, отдавших свое здоровье родному городу? Мы боремся за сохранение могил наших солдат и памятников за границей, а не обязана ли страна отдать долг тем людям, которым вручила удостоверения Ветерана Великой Отечественной войны? Если же страна не найдет средств на достойное захоронение одиноких блокадников, пусть губернатор города выроет для нас ров на Пискаревском кладбище, чтобы мы лежали рядом с нашими блокадными братьями и сестрами.

А если вспомнить отобранные у нас государством наши трудовые сбережения, которые мы по крохам собирали на старость на сберкнижки и которые государство не собирается нам отдавать до сих пор? А куда исчезли те структуры,  которым мы передали свои ваучеры, за которые нам обещали дивиденты? В чьих карманах оказались наши ваучеры? Если бы государство честно поступило со своими тружениками, нам бы сейчас не пришлось просить  у него помощи.

У блокадников уже нет времени на ожидание в связи с их возрастом и потерянным здоровьем, и которые ежегодно уходят из жизни уже тысячами. В скором времени такой категории, как блокадники не будет вообще. Как понимать, господин губернатор, Ваше высказывание о блокадниках: «Заботиться о каждом из них – наш священный долг»? Мы что-то этого не видим.

Очень жаль, что Общество блокадников во главе с его председателем Тихомировой Е. не обеспокоено вопросами, поставленными в нашем Обращении. Получается, что Общество блокадников, во главе с Тихомировой Е. и ее свитой, существует само по себе и само для себя, а не для блокадников с их проблемами. Мнение большинства блокадников далеко не всегда совпадает с мнением актива, как это было  в случае с открытым письмом блокадников к А. Д. Беглову с просьбой не проводить 27 января 2019 года торжественных маршей, так как это мероприятие неадекватно скорбному смыслу той памяти, которую несет в себе мемориальная дата – 27 января. В этот день лучше помолчать, вспомнить о жертвах, о том, какой ценой мы получили этот день. Недаром страна подвиг блокадников приравняла к солдатскому подвигу, вручив каждому блокаднику удостоверение Ветерана Великой Отечественной войны, или сегодня звание Ветерана Великой Отечественной войны уже ничего не значит?

В  день возложения  венков  к  монументу Матери-Родине  на  Пискаревском  кладбище  26.01.2019 года первыми в течение часа шли представители власти, различных общественных организаций, посольств  и консульств. В этот день температура воздуха была  минус 10 – 12 градусов, с непрерывно идущим снегом. Последними в колонне стояли блокадники, многие из которых в последний раз в жизни пришли поклониться своим матерям, отцам, братьям и сестрам.  После часового ожидания наступила очередь блокадников. Многие из них в силу преклонного возраста идти самостоятельно не могли и их, фактически, волокли их друзья. Невольно встает вопрос,  нужно ли в таких случаях соблюдать протокол, когда блокадники должны были идти первыми, а не мерзнуть в конце колонны? И такое отношение к блокадникам было транслировано на весь мир. Пересмотрите телевизионную видеозапись.

На следующий день на Дворцовой площади проводился парад. Хотя особенно радоваться было нечему. На трибуне находились, в основном, гости, а сами блокадники стояли на другой стороне огромной площади, у стен Главного штаба, с портретами своих ушедших родственников-блокадников.

Почему в первую очередь юбилейные медали были выданы не блокадникам, а гостям, приехавшим в город на 75-летие снятия блокады? Например, в Невском районе, волонтеры хотели вместе с поздравлениями вручить ветеранам, которые не выходят из дома, и медали, но им ОСЗН Невского района было отказано в выдаче медалей ввиду неподготовленных документов. Эти медали вручались только в конце февраля. А чем занимались чиновники до этого?

Много лет ленинградцы гордились госпиталем для ветеранов войн, который существует с 1946 года. В госпитале спасены или поставлены на ноги тысячи ветеранов Великой Отечественной войны, афганцев, блокадников. Реформирование в здравоохранении, которое рассматривается у нас в стране как уничтожение медицинских учреждений, коснулось и госпиталя. Неудивительно, что возрастает  число умерших в стационарах и в самом госпитале для ветеранов войн. Возрастает настолько, что из шестиместной палаты за 21 день пребывания в стационаре выписывается в морг семь пациентов. И это тогда, когда, начиная с 2017 года, мы просили Комитет по здравоохранению СПб не уничтожать отделение реабилитации в госпитале, благодаря работе которого возвращали к жизни многих ветеранов. Какие цели преследовало руководство госпиталя для ветеранов войн, закрывая так необходимое ветеранам отделение реабилитации? В помещение ликвидированного отделения реабилитации было переведено дневное отделение, а освободившиеся помещения дневного отделения пустовали около года. Сколько ветеранов могли получить за это время медицинскую помощь и выжить ?!  Попасть же  в отделение реабилитации, которое теперь находится в больнице № 23 на пр. Елизарова,  ветераны не могут, так как на места в эту больницу, из которых почти половина палат коммерческая, претендуют уже все категории жителей города.

Одноместные и двухместные палаты в госпитале, которые ранее предоставлялись по медицинским показаниям, теперь платные (от 1100 рублей и выше за койко-место в сутки), хотя, по своей укомплектованности не соответствуют заявленной категории, а тяжелобольные вынуждены лежать в многоместных палатах до 6-7 человек с единственным туалетом в конце коридора. Не считаете ли Вы, господин  Беглов, что это нормально? Все ветераны преклонного возраста, имеющие множество различных заболеваний, у некоторых нарушена психика: кто в атаку идет, кто кому-то угрожает, кого-то вынуждены привязывать. Тем не менее, людей с нарушенной психикой, которых необходимо изолировать, кладут в те же палаты, что и остальных. В таких условиях нет возможности подлечиться ни тем,  ни другим. После объединения трех больниц: госпиталя для ветеранов войн, городской больницы  № 23 на ул. Елизарова и  больницы для ветеранов на  Старорусской ул. госпиталь потерял свой статус, он не получает дотаций на приобретение медицинского оборудования и питания, как это было раньше,  что сказалось на качестве медицинского обслуживания. Недаром при каждой встрече блокадники просят Вас вернуть самостоятельность больницы № 46 на Старорусской улице, которая раньше принадлежала только блокадникам. По сведениям медицинского персонала госпиталя, там появилось целиком платное отделение. На совещании у вице-губернатора А.В.Митяниной 21.03.2019 года, факты пребывания ветеранов в 6-7 местных палатах и факты перевода 1-2 местных палат на коммерческую основу  вызывали удивление и возмущение. После совещания прошло полгода. Почему же никаких мер по устранению такого положения не было принято?  Как мы видим, коммерциализация госпиталя продолжается.

С 2015 года отделения госпиталя не получают абсорбирующее белье. А подгузники, оставшиеся от умерших пациентов, если их не забирают родственники, выдаются живым. Почему в нашем социальном государстве абсорбирующие средства, необходимые инвалидам по медицинским показаниям и утвержденные индивидуальной программой реабилитации, оплачиваются только частично? Куда идут средства, выделяемые госпиталю на эти цели?

Питание в госпитале ниже любой критики. Пациенты пребывают в полуголодном состоянии, из-за чего передачи, оставляемые в общем холодильнике, который находится в коридоре, постоянно исчезают. Даже кусочек масла неизвестного происхождения  с 2019 года перестали выдавать. Пленных немцев кормили лучше, чем кормят ветеранов в госпитале. Страшно открывать тумбочку, так как из нее выползают полчища тараканов (14 отделение терапии госпиталя для ветеранов войн).

Официальный срок нахождения блокадников в очереди на госпитализацию – 30 дней, хотя  Комитет по здравоохранению Санкт-Петербурга постоянно это отрицает, говоря, что после объединения трех медучреждений для ветеранов-блокадников очереди нет вообще.

Не хватает кресел-колясок, а те, которые имеются, давно пришли в негодность. На отделениях не хватает кресел с  санитарным оснащением. С кроватей приходится снимать колеса, так как кровати такие высокие, что на них невозможно забраться.

Всем комиссиям показывают  недавно отремонтированное и полностью укомплектованное новым оборудованием отделение урологии, по которому проверяющие должны судить о состоянии всего госпиталя.

Территории бывших заводов, где в блокаду стояли 14-летние мальчишки и девчонки и которые умирали там, теперь под прицелом строительной мафии. Земля вокруг Ленинграда, обильно политая кровью советских солдат, успешно продается.

В следующем году наша страна будет отмечать 75-летие Победы в Великой Отечественной войне. На этот юбилей уже приглашаются главы государств. Только забыли об оставшихся в живых ветеранах. Не могут найти средств ни на памятник блокадникам в нашем великом городе, ни для ветеранов,  оставшихся в живых, кто принес эту Победу. А помощь нам нужна сейчас. Требуем, чтобы в городской бюджет на 2020 год были заложены средства на нужды последних оставшихся блокадников.   И хотя бы тем блокадникам, кто еще останется  в живых, был отдан последний долг.

Пусть символическое совпадение даты выборов с датой, когда кольцо блокады сомкнулось на 900 дней, не даст забыть о долге перед последними оставшимися в живых блокадниками. Хотелось бы, чтобы о нас  вспоминали,  пока мы еще живы, а не тогда, когда наши портреты понесут в Бессмертном полку.

Подписывая наше Обращение от 14.02 2019 года, мы написали фразу: «с надеждой». Сейчас мы этого сделать не можем, так как наша надежда осталась только на Бессмертный полк!

21 августа 2019 года

 

Ермакова М.П., 85 лет, инвалид 1 группы, блокадница, одинокая; Левина Л.Л., 85 лет, инвалид 2 группы, блокадница, одинокая; Волкова Г.Г., 82 года, инвалид 1 группы, блокадница, одинокая; Ахрименкова Л.П., 79 лет, инвалид 2 группы, блокадница; Малышева Л.А., 76 лет, инвалид 2 группы, блокадница и другие.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!