Какими были советские пионеры – украинцы

dadmin Газета, Статьи из газеты №23 (2019)

У нас, в России есть определенная, насквозь прозападная, «прогрессивная общественность», которая с радостью приветствовала «свободный, демократический» распад Советского Союза – только бы ничего не оставалось от Советского Прошлого. Как она же –  и по тем же причинам, приветствует происходящее в сегодняшней нацистской Украине. В которой настолько его – Прошлое это, да и вообще, все российское – ненавидит нынешняя бандеровская хунта, что, если, допустим, представить 1941-й год, и что фашисты входят в Киев, то такие 10-летние «гарнi хлопцi, як» Петро Порошенко, Андрей Парубий, Сашко Турчинов и Арсений Яценюк, несомненно, хлебом- солью, сразу бы бросились их встречать. «Ах, спасибо, «освободители», что от проклятых москалей избавили! Уж лучше к вам, нацистам, пойдем в услужение – ибо мы и сами нацисты, и Россию потому люто ненавидим». Как точно также, с радостью и низкопоклонством, повели бы себя в 1941-ом и отпрыски нашей «прогрессивной общественности», ибо им служить, прислуживать «цивилизованному Западу» всегда много приятнее, нежели  «совковой», «вечно дремучей в своей тупости» России, которую они с рождения презирают.

Но это сейчас. А тогда, в 1941г., и в Советском Союзе, и на Украине, в частности, все было совсем иначе, и, как пример, приведем одного только, самого юного в СССР кавалера ордена Боевого Красного Знамени, 10-летнего украинского школьника- пионера Костю Кравчука. Который родился в 1931г. в Киеве, жил с матерью (отец умер, когда ему было всего 5 лет), учился в средней школе, был пионером. И вот в ночь 19 августа 1941г. советские войска оставляют Киев, а 20-ого входят фашисты, оккупируют. Горожане в напряженном ожидании, Костя, как и другие мирные жители, укрывался в подвалах и траншеях. Но в какой-то момент наступило затишье, он выглянул из подвала,  увидел, как отходят два раненых, изможденных красноармейца, и решил подбежать к ним, спросить, не нужна ли помощь? В руках одного был сверток, и, понимая, что у них мало шансов уйти,  они о помощи, но какой! – Костю попросили.

Спрятать знамена, пока не вернутся солдаты Красной армии, ибо Знамена полков – Боевые Святыни, имеющие исключительную важность. В случае утраты часть подвергалась расформированию, а «командиры и военнослужащие, непосредственно виновные в таком позоре, – суду военного трибунала». А если Знамя сохранено – какие бы потери в личном составе не понесла воинская часть, ее боевой путь продолжится после пополнения. Во все времена захват вражеского знамени приравнивался к подвигу, а свои полотнища спасали даже ценой жизни. Боевой дух солдата, как и самосознание гражданина в мирное время, во многом зависит от символов, олицетворяющих те идеи и ценности, которые они отстаивают. Именно поэтому предавать такие символы губительно для народа: будучи поверженными или отобранными, они способны привести отступников к полному духовному разрушению.

И вот все это 10-летний пацан-пионер понял, и клятвенно пообещал, что все сохранит! В свертке обнаружил полковые (а они не маленькие: 145Х115 см, из сложенного вдвое красного шелка, со звездой и надписями) знамена 968-го и 970-го стрелковых полков 255-й стрелковой дивизии, которые спрятал у себя в саду, закопав в землю. О встрече не рассказал никому, даже маме, храня государственную тайну. С началом осенних дождей вынужден был их перепрятать, что осложнялось постоянным патрулированием улиц, и, тем не менее, несмотря на юный возраст, подошел к вопросу со всей серьезностью. Поместил знамена в холщовый мешок, тщательно осмолил его, и после этого исхитрился пронести под самым носом у фашистов: якобы пошел пасти корову, с собой взял пастушью сумку, ветки и всякий не представлявший интереса хлам. Полицаям, смотревшим на пастушка, и в голову не пришло, что перед ними маленький знаменосец, а Костя, по дороге на дальнее пастбище, незаметно спрятал реликвию в заброшенном колодце.

И все же ему казалось, что спрятал недостаточно надежно, что фашисты пронюхали, что лежит в колодце, залезли и унесли – и тогда что, он не сдержал своего честного пионерского слова, обманул доверившихся ему бойцов? Нужно сбегать, проверить, убедиться, что в порядке. И после одной из таких проверок в октябре 1943 г. Костя не успел вернуться домой до наступления комендантского часа, был задержан патрулем.
Его обыскали и, хотя ничего не нашли, мальчишка, смотревший исподлобья на задержавших его солдат, немцам не понравился: «Русиш партизан!». Был задержан, и утром вместе сотнями таких же, задержанных во время комендантского часа и облав, погружен в эшелон, отправляющийся в Германию – Третьему рейху нужны были рабочие руки взамен отправленных на Восточный фронт немецких мужчин.

Однако чуть рискованно, но повезло: ближайшей же ночью мужчины выломали в вагоне доски: если хочешь сбежать, надо прыгать прямо на ходу. Прыгать страшно, но ведь о знаменах в тайнике никто, кроме него, не знает, надо возвращаться как можно быстрее – и не таков пионер Костя Кравчук, воспитанный на идеях верности Советской Родине, чтобы трусить. Вместе с другими из эшелона выпрыгнул, несколько дней добирался обратно в город по железнодорожным путям, перешел линию фронта и вернулся в уже освобожденный 6 ноября 1943г. Киев. Первым делом, нашел маму и кинулся проверять свой тайник – к его радости, знамена оказались на месте. Теперь, когда опасность миновала, Костя смог достать их, и вместе с мамой передать Советскому коменданту: несмотря ни на что, сдержал слово и выполнил возложенную на него миссию. Украинский пионер, рискуя жизнью, сохранил доверенные ему полковые знамена.

Война продолжалась, в освобожденном Киеве формировались новые части, отправлявшиеся на Запад, добивать фашистов, много добровольцев вступило в восстановленные под этими знаменами полки. За спасение Боевого Знамени в Советском Союзе полагалось награждение орденом, и 23 мая 1944г. на Костю были составлены наградные документы.  31 мая о Кравчуке доложили И. Сталину, 1 июня был подписан Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении Константина Кононовича Кравчука, 1931 г. р. орденом Боевого Красного Знамени – он самый юный его кавалер. А 11 июня 1944г. на центральной площади Киева, перед боевым строем частей, уходивших на фронт, зачитали Указ о награждении пионера Кости Кравчука орденом Красного Знамени за то, что спас и сохранил два знамя стрелковых полков в период оккупации

В сентябре 1944г. Костя был направлен на учебу в Харьковское суворовское военное училище (в 1947 г. переведено в Киев). После выпуска много лет работал сборщиком-механиком на киевском заводе «Арсенал», работал достойно, и в 1970-х был награжден вторым – на этот раз Трудовым орденом Красного Знамени. В 1974г. одно из знамен К.К. Кравчук внес в зал заседания XXII съезда Ленинского комсомола Украины, в год 30-летия Победы, с обоими знаменами был почетным гостем «Артека» на торжествах, посвященных 50-летию этой Всесоюзной пионерской здравницы. Вот такие они были тогда, советские украинские пионеры. Честь и Гордость Страны!

Константин Кононович Кравчук, прожив всего 53 года – последствия войны, видимо, все-таки, сказались, умер в 1984г. Не увидел и, наверное, и не мог представить фашистско-бандеровских реваншистов, которые так зловеще обезобразят его родину. В настоящее время шефские знамена 968-го и 970-го стрелковых полков 255-й стрелковой дивизии хранятся в Центральном музее Вооруженных Сил, а если бы в 1941г. оказались в руках Петро Порошенко, Андрея Парубия, Арсения Яценюка, Сашко Турчинова, Павло Климкина, и прочей нацистской сволочи – с радостью, конечно, были бы выданы врагам.  За пусть и рабскую, но столь «желанную для них, Западную похлебку». Как выданы были бы и представителями нашей – в том числе и в печатных СМИ, «прогрессивной общественности», далеко не всегда русской национальности.

                                             

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!