Как Сталин стал И. Сталиным

dadmin Газета, Статьи из газеты №41 (2019)

Когда – общеизвестно. Когда в  марте-мае 1913 в легальном большевистском журнале «Просвещение», русская часть редакции которого  осуществляла практические работы по изданию, появилась подписанная «К. Сталиным» статья «Марксизм и национальный вопрос». Писалась она тогда «Кобой» Джугашвили по заданию В. Ульянова-Ленина в январе 1913, в Вене, а поскольку была жесткой к оппонентам, и подписывать ее потому чисто грузинской фамилией было нежелательно, Ленин и предложил якобы – по официальной, узкопартийной версии – подписать как-то наднационально, но и карающе. Возник якобы вариант на чисто русский манер – Сталев, но Ленин как бы по-товарищески «поправил»: если «мы с тобой политические братья», то пусть я – Ленин, а ты – Сталин.

И если В. Ульянов стал в 1901 «Н. Лениным», то пусть И. Джугашвили в 1913 «К. Сталиным» и становится. С той только разницей, что стал Ульянов по ситуации не идеологической, а чисто, можно, сказать, бытовой:  в Ярославской губернии с 1894 жил  некий, сочувствующий социалистам Н. Ленин, который к 1902 очень тяжело заболел. Жить ему осталось совсем недолго, и родственники, чтобы Владимиру Ульянову как-то для конспиративных целей «подсобить», паспорт Николая Ленина в 1901 и передали. И, если Ленин стал Николаем, то Сталин пусть остается Кобой. Такова традиционная,  крайне упрощенная, узкопартийная версия, а реально история происхождения и возникновения Сталина – совсем иная. Разве что со Статьей и мартом 1913 как-то действительно связанная.

Сам Вождь по определенным личным причинам ее не озвучивал, о происхождении своего псевдонима отвечал уклончиво. Как, например, в интервью газете «Нью-Йорк Таймс» 25 декабря 1933: «это имя дали мне товарищи в 1911 или, кажется, в 1910 году. Считали, что имя это ко мне подходит». А реально эти личные причины были следующими. Все свои первые революционные статьи Иосиф подписывал «Коба». 16 июня 1906 с мелко дворянского происхождения Екатериной (Като) Сванидзе обвенчался. 18 марта 1907 у них родился сын Яков, а 18 декабря 1907, всего в 22 года, Като, от заболевания туберкулезом умерла. Горе Иосифа было огромным, когда гроб опустили в могилу, он бросился вслед, и силой оттуда его еле вытащили. Сердце, как он сам потом говорил, в тот день окаменело, и статьи свои, 2 марта и в апреле-мае 1908, помещенные в газете «Гудок», он стал подписывать уже, соединив с «Кобой», как «К. Като».

Однако осенью 1908 был арестован, и на 2 года сослан  в Сольвычегодск Вологодской губернии, где с 27 февраля 1909 и начал сидеть. Сидел в этих местах политически высланных не один, и была в эти же сроки и некая, польского происхождения Петровская Стефания Леандровна. Родилась в 1885 в Одессе. Отец Леандр Леандрович, потомственный дворянин, служил в земской управе и на улице Степовой имел дом. Мать рано умерла, и детей воспитывала мачеха Наталья Васильевна. В 1902 Стефания окончила 1-ю Мариинскую гимназию, поступила на Высшие женские курсы, но в сентябре 1906 уехала в Москву, где с группой молодежи уже скоро была привлечена к «переписке» (ранней стадии дознания) на основании сообщения начальника Московского охранного отделения от 2 октября. «Из коего видно, что названные лица занимались антиправительственной деятельностью, и результат обыска, при коем обнаружена нелегальная литература».

16 декабря, правда, «за отсутствием достаточных данных для представления ее к административному взысканию из-под стражи освобождена», однако вскоре оказалась фигуранткой нового дела, по которому в начале 1907 была сослана в Вологодскую губернию на 2 года. Сначала в Тотьму. Куда был сослан и Павел Трибулев, гражданской женой которого Стефа и была представлена. А позднее Вологодский губернатор распорядился о переводе их в Сольвычегодск: 4 января 1908 – Стефании, осенью – Павла. И потому, когда в феврале 1909 прибыл туда и Коба, все они там и познакомились. Касаться отношений в этом «треугольнике» не будем, однако, после того, как Иосиф 24 июня 1909 бежал себе в Баку, едет туда, за ним, и высвобожденная по окончании срока ссылки и Стефания.

Не в Москву, откуда была выслана. И не в Одессу, где находились ее родные. А именно туда – пусть и в совершенно незнакомый Баку, но к своему Кобе. Чтобы там продолжать и революционную деятельность, и личную гражданскую жизнь – Стефе всего 24 года. Иосиф жил по подложному паспорту на имя Оганеса Тотомянца, вел активную революционную работу, прописан был в том же доме в старой крепости, где оформилась и Петровская. И были они для всех, в том числе и для тайных агентов полиции, гражданскими мужем и женой, и отношения были довольно серьезными. Написанные в конце декабря 1909 статьи «Письма с Кавказа», опубликованные в начале следующего года в издававшейся за границей нелегальной газете «Социал-демократ», подписал Коба уже не «К. Като», а «К. Стефин» (письмо первое), и «К. Ст» (письмо второе)

Однако далее события разворачивались так, что 23 марта 1910 они были вместе арестованы, и на них заведено дело «По исследованию политической благонадежности крестьянина Тифлисской губернии Иосифа Виссарионова Джугашвили и дворянки Херсонской губернии Стефании Леандровны Петровской. Начато 24 марта 1910. Кончено 25 июня 1910. На 41 л.». На допросах Иосиф показаний о подпольной деятельности, поскольку при обыске ничего у него не было найдено, не давал. Назвал свое настоящее имя, признал, что был сослан Сольвычегодск и бежал из ссылки, заявил, что проживал в Баку без прописки, искал и не находил работу, ни к каким политическим партиям не принадлежал. Утверждал также, что с Петровской – не желая компрометировать, ни в каком сожительстве не состоял.

Показания Стефании были несколько отличны. Показала, что была сослана в Сольвычегодск. После ссылки приехала в Баку, где стала зарабатывать на жизнь уроками.  Причастность к политическим организациям отрицала, найденные у нее брошюры будто бы взяла у знакомых почитать (и это 9 экземпляров одной, и 53 – другой). Однако, что в сожительстве с Джугашвили состоит – это ее личное дело – признала.  И вот по итогам сих показаний 26 июня было Постановлено: С. Петровскую освободить и дело в отношении нее прекратить за отсутствием доказательств ее виновности, а И. Джугашвили подвергнуть административной высылке из Баку. На что, узнав о принятом, но ведущем к разлуке, решении,  Иосиф 29 июня обратился к Градоначальнику с прошением: «Прошу Ваше превосходительство разрешить мне вступить в законный брак с проживающей в Баку Стефанией Леандровой Петровской».

Однако разлука все равно стала неминуема. Ибо, хотя 23 сентября 1910  из канцелярии бакинского градоначальника и известили, что разрешение дается – застало оно Кобу уже не в Баку. 7 сентября он был ознакомлен с запрещением ему, проживать на Кавказе в течение 5 лет, а 23  сентября – в тот же, что и поступление разрешения, день, после 6 месячного заключения,  был по этапу ссылки отправлен в Вологду досиживать срок. С 29 октября 1910 по 6 июля 1911 досидел, после чего получил разрешение на проживание в Вологде, без права выезда в столицы, но в сентябре 1911 уехал в Петербург продолжать революционную деятельность. А освобожденная 26 июня С. Петровская вслед за Кобой на этот раз уже не поехала: одно дело ехать из ссылки, и совсем другое – обратно туда. Уж лучше здесь, в Баку, революционные дела продолжать. Была членом местной организации РСДРП, как издательница – пусть и легальной газеты «Наша жизнь» снова попала в поле зрения полиции. Однако далее Война 1914, следы Стефании в 29 лет потерялись, и пути с Кобой ее разошлись навсегда.

Впрочем, для псевдонима Сталин, большого значения это не имеет. Выбрав по имени Стефании его изначально как «К. Стефин», Коба далее по-разному начинает видоизменять. Свои первые 4 статьи в легальной петербургской большевистской газете «Звезда» 15 апреля 1912 подписывает: «К.С.», «С.», «К. С-н», «К. Салин». 17 апреля, по связавшему со Стефой Сольвычегодску – «К. Солин». 19 апреля – «К.С.» и «К. Солин», 22 апреля – «К. Солин». Осенью, 19, 24 и 25 октября в «Правде», снова «К. Стефин». Однако все Кобе: «Стефин», «Солин», просто инициалы – казалось, не совсем то, хотелось чего-то более яркого, сильного. Но и с инициалом. И 12 января 1913 в «Социал-демократе», под статьей об участии большевиков в Думских выборах, впервые запомните (!) этот день, появился «К. Сталин».

Следующую статью в той же газете о национальном вопросе в Закавказье снова подписал «К. Ст.». Ну а потом та самая встреча с Лениным, важнейшая в его партийной деятельности работа «Марксизм и национальный вопрос», которую броско, сильно, звучно и окончательно подписал «К. Сталин». Став навсегда Сталиным. С тем только отличием, что когда, после 3,5-летней отсидки в Туруханском крае, где никак не публиковался, после Февраля 1917, в Петроград к активной политической жизни, вернулся –  сделался уже не Кобой, а Иосифом Сталиным. Все документы свои размашисто, до последних дней жизни, пописывал только И. Сталин.  Связь, как видите, с подписью работы «Марксизм и национальный вопрос» по согласованию с Лениным есть. Но и не более. Истинную историю ее происхождения мы рассказали.

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!