Из воспоминаний военного времени (1941-1945гг.)

dadmin Газета, Статьи из газеты №7 (2020)

Соколова Георгия Пантелеймоновича

Я родился 11 января 1941г. в Ленинграде. Наша семья состояла из 3-х человек: отец Соколов Пантелеймон Иванович – инженер-энергетик, мать – врач-терапевт Шишкова Елена Фёдоровна. Отец работал в энергоцехе авиационного завода им. Климова, мать – в 13-ой поликлинике Выборгского района Ленинграда. В начале войны мы жили в комнате на 1-м этаже небольшой 3-х комнатной коммунальной квартиры в Бабурином переулке в Выборгском районе.

В августе 1941г. отец был назначен одним из ответственных представителей завода по демонтажу и отправке оборудования завода в эвакуацию в тыл в г. Уфу в Башкирии. Завод специализировался на производстве авиационных двигателей. В конце октября 1941г. для посадки на один из последних поездов, следующих в направлении на эвакуацию, наша семья прибыла на Московский вокзал.  Для передачи последних распоряжений руководства завода по отправке оборудования начальнику состава, отец отлучился к нему, оставив меня (а мне тогда было 10 мес.от роду) и несколько наших личных вещей на маму.  Торопясь внести  вещи в вагон, мама оставила меня на скамейке на перроне . Время близилось к ночи.  В это время на вокзале и на перроне погас свет. Как потом выяснилось, это была воровская акция сообщества жуликов, которые планировали обогатиться, воспользовавшись создавшейся паникой.  В результате многие пассажиры лишились своих вещей, в том числе и наша семья. Уже при тронувшемся поезде, а было холодно и на перроне уже лежал снег, отец успел схватить меня со скамейки на перроне и вскочил на подножку одного из последних вагонов поезда. Вот так мы поехали в г. Уфу.

В Уфе нас поселили в небольшой комнатке, в которой мы и жили до  начала 1944г., до окончания вражеской блокады нашего родного Ленинграда. В Уфе отец работал на том же авиационном з-де им.Климова, а мать – врачом в военном госпитале, в который привозили раненых с разных фронтов Великой Отечественной войны. С работы домой оба родителя приходили всегда поздно, уставшими, в питании чувствовалось постоянное недоедание.

Часто огорчал недостаток времени у родителей для меня и постоянно не хватало мне их внимания . Но я вроде больше чувствовал, чем понимал, что это происходит по каким-то серьёзным и не зависящим от моих родителей причинам, и старался на них не обижаться.  В связи с этим, мне хорошо запомнился такой эпизод.

Однажды, чтобы чем-то помочь родителям, а мне тогда было всего 2,5 года, я начистил картошки, нарезал её мелкими ломтиками и положил на сковородку. Между оконными рамами у нас хранилась редкость-полстакана бараньего жира.  Частичку этого жира я и положил на сковородку, поставил её на электроплитку и вставив вилку электроплитки в розетку, начал жарить картошку.  А так как я был голоден, то оставшийся бараний жир, а это были почти те же полстакана жира, я его весь съел. Сняв сковороду с электроплитки, я её выключил. Всё это я проделал по примеру взрослых. Съев эту большую порцию бараньего жира, я надолго заснул. Когда родители пришли с работы, они были в ужасе. Мама думала, что от такого количества трудноперевариваемого жира мне будет плохо и что у ребёнка  мог быть даже заворот кишок. Но к всеобщей радости всё тогда обошлось благополучно.

Нас в пропитании выручало иногда то, что родителям  разрешался в их нерабочий день (таких было всего 2 дня в месяц) делать осенью подбор овощей на полях области после официальной уборки урожая картофеля, моркови, свёклы, а поля тщательно охранялись. Брали на поле и меня, и я тоже копошился в земле.

После прорыва фашистской блокады наша семья в марте 1944г. вернулась в Ленинград. Мы были расселены в комнату площадью 15 кв.м. на 1-м этаже 5-ти этажного дома в том же Бабурином переулке, где мы и жили до войны. После войны этот переулок был переименован в улицу Смолячкова. Когда начали открываться детские сады, меня определили в группу по возрасту.

Родители так же много работали, оба рано уходили и поздно возвращались с работы. Они часто оставляли меня в детском саду на продлённом дне, что меня огорчало.

Ещё запомнился мне один эпизод в самом конце войны. Мама сначала работала в военном госпитале, а затем её перевели на работу в районную поликлинику в службу скорой и неотложной медицинской помощи. Врачей тогда было мало и она работала на квартирных вызовах. Много было больных и истощённых длительной вражеской блокадой людей, иммунитет был резко ослаблен, начинались эпидемии.

Однажды, около 10 часов вечера, я услышал за дверью квартиры какой-то шум и голос. Это была моя мама, она сидела на 1-ой ступеньке лестницы у входа в парадную на 1-ом этаже, где мы жили. У неё было сильное носовое кровотечение, а руками она держалась за перила лестницы и обессиленная, не могла даже подняться.

В этот день у неё было не меньше 60 квартирных вызовов. Дома были без лифтов, в основном 5-ти и 6-ти этажные, а в среднем, целыми неделями у мамы было до 40 и даже более вызовов в день.

Что ещё вспоминается из тех военных лет.

Мой дядя – младший брат мамы – Иван Фёдорович Антонов – во время войны (и после неё –  в г. Балашов, Саратовской области) был лётчиком-испытателем и ему было присвоено воинское звание полковника. Старшая сестра моей мамы – Татьяна Фёдоровна Круглова, тётя Таня – работала  всю войну тоже врачом в военном госпитале, как и моя мама, но под Москвой. Мои родные во время войны и после неё были награждены  правительственными наградами, и я гордился этим.

Отец моей будущей жены – лейтенант Мустафин Хадый Вафович – командир роты 203 стрелкового полка 92 стрелковой дивизии погиб 7 июля 1944г. на Карельском перешейке и был похоронен около населённого пункта Оянтенпельто Карело-финской ССР, близ реки Вуокси.

Теперь ближайший к этому месту населённый пункт – пос. Барышево (Гончаровское сельское поселение Выборгского района Ленинградской области). Здесь имеются 2 памятника больших братских захоронений советских воинов, погибших в 1944г.

Мустафин Х.В. занесён в Книгу памяти “Мемориала 1941-1945гг.” на площади Победы в Ленинграде и его имя выбито на памятной плите братского захоронения  №6 в пос. Овсово под Выборгом.

Моя будущая жена родилась в феврале 1945г., так и не увидев своего отца. Мама жены – моя тёща, Анна Георгиевна Мустафина (урожд. Ветрова) всю войну прожила в блокадном Ленинграде, работала медсестрой в госпитале,  постоянно совмещая эту работу с обязанностями бойца местной противовоздушной обороны. Она одна воспитывала дочь, посвятив ей всю свою жизнь, так и не выйдя замуж. После войны она работала на швейной фабрике им. Бебеля швеёй-мотористкой. Обучала своему искусному мастерству молодых девушек. Это были самые сложные операции на швейных машинах в цехе –  шитьё тонких кожаных женских перчаток,  женских сумочек и другой деликатной продукции, которое доверялось только самым опытным работницам.

В январе 2019г. мы с женой Соколовой Галиной Хадыевной были награждены медалями “Дети войны”. Каждому из нас за многолетнюю непрерывную и большую общественную работу было присвоено звание “Ветеран труда”, а  прожили мы вместе уже 51 год.

Светлая память всем погибшим героям Великой Отечественной войны.

С искренним уважением к их памяти и низким поклоном.

Г. Соколов

Контактные телефоны:

8(921)336-61-21, 590-91-31 – Соколов Георгий Пантелеймонович

8(921)406-29-77 – Соколова Галина Хадыевна

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!