И ВСТАЛ ТАНКОГРАД

admin Газета, Статьи из газеты №50 (2016)

К 75-летию начала блокады Ленинграда
и битвы за Москву

автор: Галина Кибиткина

Война заставила и работать по-иному. Тысячи эшелонов в труднейших условиях перевезли на восток страны сотни предприятий, десятки тысяч работников. В фантастически короткие сроки в Поволжье, в Сибири и на Урале возобновилось военное производство. К концу войны наша армия имела в своем распоряжении в 5 раз больше артиллерийских орудий и самолетов и в 15 раз больше танков, чем в мирное время. В годы войны многие руководители-хозяйственники проявили себя как выдающиеся организаторы. Заводы, которыми они руководили, часто упоминались в сводках Совинформбюро наряду с сообщениями с фронтов. И вполне справедливо, что директора и главные конструкторы награждались полководческими орденами.

Исаак Зальцман – один из крупнейших организаторов производства танков в военную пору. О нем повествует очерк, присланный из Челябинска.

Король танков. Так его называли американцы и англичане в годы войны. А еще его называли и по сей день называют: Человек-легенда, Заслуженный кировец, Танкоградец № 1. Речь об Исааке Моисеевиче Зальцмане, знаменитом наркоме танковой промышленности и директоре Кировского завода в Челябинске времен войны да и последующих лет. Почти 18 тыс. танков, созданных руками рабочих Танкограда ценой неимоверных, нечеловеческих усилий под руководством И. М. Зальцмана, – весомый вклад в Победу над фашистской Германией. А ведь еще были городок тракторостроителей, общежития рабочих, кинотеатры, детский парк, заасфальтированные улицы. Даже челябинская хоккейная команда «Трактор» была сформирована наркомом. Это ли не память о нем?!     И. М. Зальцман умер в Ленинграде в 1988 году. После 1949 года он ни разу не приезжал в Челябинск, хотя очень хотел этого, особенно перед смертью. Он ждал, что его позовут, что о нем вспомнят. Появлялись улицы, названные в честь его соратников, но не в его честь. Открывались мемориальные доски, однако имени Зальцмана на них не было. И приглашений на какое-нибудь из торжественных мероприятий, связанных с юбилеем Челябинского тракторного завода, тоже ни разу не последовало. Почему это происходило? Ответа я не знаю; знаю только, что Исаак Моисеевич горько переживал «умышленное забвение». Судьба его была трудна, но прекрасна, ибо он всю жизнь посвятил делу. В мае 1987 года он так и напишет: «…До последнего дыхания буду верен и полезен любимой Родине».     Родился Исаак Моисеевич Зальцман в 1905 году на Украине. Родился в местечке Томашполь в многодетной семье портного. «Тяжелым и безрадостным было мое детство, – писал он в своих воспоминаниях. – Постоянная нужда, тяжелая борьба за кусок хлеба были каждодневными спутниками нашей семьи. С большим трудом родители смогли дать мне начальное образование. В 1919 году я окончил двухклассную народную школу. С 14-летнего возраста начал свою трудовую жизнь». Четыре года Зальцман работал на свекловичных плантациях и на сахарном заводе. В 1923 году вступил в комсомол и сразу же был направлен на комсомольскую работу.          Весной 1933 года Зальцман успешно защитил дипломный проект в Одесском политехническом институте, получил диплом инженера-машиностроителя. Он с радостью принял предложение работать в Ленинграде на заводе «Красный Путиловец». Начал с должности мастера, а через 5 лет стал директором этого прославленного завода. Ему было всего 33 года! Сложная международная обстановка требовала коренных изменений в работе предприятия. Завод должен был в самое короткое время освоить производство неизвестных прежде машин для нашей промышленности; тракторов новых конструкций для сельского хозяйства, танков и пушек нового типа для Красной Армии. Под руководством И. М. Зальцмана заводчане добились серьезных успехов, и в 1939 году Правительство наградило завод и его директора орденами Ленина. В 1940 году, к началу войны с Финляндией, на заводе был создан принципиально новый тип тяжелого танка «КВ» («Клим Ворошилов»). Первые образцы этих машин с успехом прошли испытание при прорыве войсками Красной Армии линии Маннергейма. В боевых испытаниях танков принимал участие сам Зальцман. И в дальнейшем он сам садился в новый танк и уверенно трогал его с места.     За заслуги в войне с белофиннами, за обеспечение фронта танками и пушками завод был награжден орденом Красного Знамени, а И. М. Зальцман – орденом Трудового Красного Знамени.     В начале войны с фашистской Германией Кировский завод в несколько раз увеличивает производство тяжелых танков. И это при бесконечных бомбежках и артиллерийских обстрелах! Как члену Комитета обороны Ленинграда Зальцману поручили возглавить строительство оборонительных сооружений вокруг города и обеспечить их военной техникой.     Кировский завод находился практически на линии фронта, всего в 4 километрах от врага. Ни днем ни ночью Зальцман не покидал стен предприятия. Его директорский кабинет был подлинным командным пунктом: оттуда осуществлялось руководство сложнейшими боевыми операциями. Зачастую из кабинета директора с оружием в руках кировцы шли защищать подступы к своему заводу. 19 сентября 1941 года за исключительные заслуги в создании и освоении выпуска новых типов танков, за трудовой героизм в блокадном Ленинграде правительство присвоило Зальцману звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».     Октябрь 1941 года. По решению правительства Кировский завод эвакуировался на Урал. В Челябинск. Зальцмана назначили директором Уральского комбината группы танковых заводов и заместителем наркома танковой промышленности.     Кировский завод слился с эвакуированным из Харькова дизельным заводом и Челябинским тракторным (ЧТЗ). Так в глубоком тылу, на Южном Урале, возник могучий арсенал тяжелых танков и дизель-моторов – Танкоград.     Конец 1941 – начало 1942 года были особенно трудными. Требовалось не только в кратчайшие сроки запустить производство, совершенно новое для челябинцев после привычных тракторов, но и максимально увеличить выпуск танков. А слияние заводов – это не простое арифметическое сложение: столкнулись не только интересы отдельных людей, столкнулись разные подходы к работе, к производству. Разные методы. Каждый коллектив имел свои традиции, каждый завод, как человек, имел свое лицо и свой характер. И это не преувеличение, не метафора. Перед Зальцманом, по существу, стояла задача не менее трудная, чем само производство танков: спаять все коллективы в единую семью. Спаять с одной только целью: выпускать больше, еще больше танков, чтобы победить…     В феврале 1942 года по заданию И. Сталина Зальцман направляется в Нижний Тагил для организации на одном из тамошних заводов массового производства средних танков. За 4 месяца напряженной работы он создал крупнейшее предприятие! Были найдены и обучены рабочие, подобраны специалисты, в цехах созданы специальные потоки – металлургические, механические, сборочные. За организацию в исключительно короткие сроки массового производства средних танков в Нижнем Тагиле правительство наградило Зальцмана третьим орденом Ленина.     В июле 1942 года Зальцман назначен наркомом танковой промышленности. Наркомат танковой промышленности в годы войны располагался в Челябинске, и Зальцман ни на сутки не прерывал связи с Кировским заводом. В напряженные дни лета 1942 года заводу поручили чрезвычайно сложное и крайне важное дело: одновременно с выпуском тяжелых танков «КВ» организовать массовое производство танков «Т-34». На заводе прежде никогда не изготовляли средние танки. С тем же оборудованием, в тех же цехах предстояло делать две разные боевые машины. Более того – с 1 августа заводу было велено перейти на изготовление улучшенной модификации танка «КВ». 15 июля 1942 года на завод приехали нарком И. М. Зальцман и первый секретарь Челябинского обкома партии Н. С. Патоличев.     «Задача, которая поставлена сейчас, не имеет себе равных, – сказал в своем выступлении перед заводчанами Зальцман. – История не знает таких примеров, чтобы в течение одного месяца весь завод перестроили на новую машину. Считается, что это технически невозможно. В ЦК партии мне так и сказали: «Да, технически невозможно. Но Родине это нужно, и кировцы должны это сделать…»» Через 34 дня с конвейера сошли первые «Т-34».     Ровно через год, в июле 1943-го, правительство поставило перед Кировским заводом очередную задачу: в 50-дневный срок освоить производство нового тяжелого танка «ИС» («Иосиф Сталин»), где будет сконцентрировано всё лучшее из того, что уже достигнуто в танкостроении. И. М. Зальцман возвращается на свой Кировский директором. Новое задание было выполнено с честью – как и все предыдущие и последующие. Сам Исаак Моисеевич получил орден Красной Звезды. Изучая биографию Зальцмана, а вместе с ней «биографии» его заводов, поражаешься в первую очередь таланту Зальцмана-руководителя: его неординарности, смелости принимавшихся им решений, его умению поставить и решить задачу, воодушевить людей. Колоссальная сила  воли, титаническая работоспособность. Достаточно припомнить его военные бессонные ночи (он спал по 4 часа). Это же труд на пределе человеческих сил и возможностей… За годы войны Кировский завод выпустил 18 тыс. танков, 48 500 танковых моторов.     Отгремела война. Наступил мир. Стал перестраиваться на мирный лад и Кировский завод. В кабинете Зальцмана рядом с моделями танков появилась модель нового мощного трактора «С-80». Перед коллективом завода стояли теперь иные задачи: выпуск тракторов для сельского хозяйства, улучшение материально-бытовых и культурных условий жизни.     В своих мемуарах И. М. Зальцман вспоминает: «В 1949–1955 годах мне пришлось пережить тяжелое время: я был сурово наказан по партийной линии в связи с так называемым «ленинградским делом»… Я стойко, честно оценил обстановку и не дал себя спровоцировать, несмотря на различные посулы и угрозы». Конечно, эти обвинения состряпаны наспех, но… Методы обращения Зальцмана с подчиненными, подчас диктовавшиеся временем и военной обстановкой, порой были весьма суровыми. До сих пор очевидцы рассказывают, что он мог наставить на мастера заряженный пистолет со словами: «Если не обеспечишь погрузку вагонов, то…» Выходили от него иной раз в полуобморочном состоянии. Все знали, что он был крут и чрезвычайно требователен. Внешне не было в нем простоты, доступности, человеческого обаяния. И всё же именно он, Зальцман, в военные годы построил Шершеневские дачи – деревянные бараки в бору, на берегу реки, – и насильно отправлял туда отдыхать своих измученных от бессонных ночей и недоедания работников. Давал отпуск в 10 дней. Это было неслыханно: отпуск в тылу в военное время. Не выполнить его приказ не могли – боялись. На заводе он был царь и бог. Именно Зальцман вызывал врачей в цех и насильно госпитализировал людей.     Так вот, возвращаясь к сентябрю 1949 года, следует отметить, что, уволив с работы и исключив из партии, Зальцмана не лишили наград.     А он к тому времени был генерал-майор, лауреат Сталинской премии 1-й степени, депутат Верховного Совета СССР, Герой Социалистического Труда, кавалер трех орденов Ленина, ордена Суворова I степени, ордена Кутузова II степени, двух орденов Трудового Красного Знамени и ордена Красной Звезды.          Медали: За оборону Ленинграда, За Победу над Германией, За доблестный труд в годы Великой Отечественной Войны 1941-45 годов, Ветеран Труда     По приказу Сталина И. М. Зальцман стал простым мастером. Он уехал в Орел на небольшой завод, изготовлявший запчасти для танков. Там недавний нарком танковой промышленности руководил сменой в 50 человек. Зальцман любил и умел работать. Это спасло его. Рафаилу Шнейвасу он писал в марте 1986 года: «И я поехал работать мастером на завод. Главное – сохранил жизнь. Ведь некоторые ленинградцы из числа руководителей города были реабилитированы лишь посмертно…» Самого же Исаака Моисеевича реабилитировали в 1955 году. Принесли извинения, восстановили в партии. Всё, как положено… В 1957 году он вернулся в Ленинград, возглавил строительство опытно-механического завода, затем стал его первым директором. В том же письме к Р. Шнейвайсу он вспоминает: «Как сложилась судьба моей семьи? Когда я вернулся в Ленинград, мои дети, сын и дочь, учились в институте. Мои жена, мать и сестра жили в подвальном помещении… Затем, когда я был приглашен на работу главным инженером «Ленгармса», улучшились и быт, и жизнь семьи. Далее на моем трудовом пути – построенный под моим руководством опытно-механический завод… Работал с увлечением, чувствуя, что я еще нужен Родине. В 1986 году я ушел на пенсию. Горько переживал смерть жены. Все оставшиеся силы отдавал воспитанию внуков и правнуков, находя в этом радость жизни. Очень надеюсь, что до смерти смогу еще повидать Челябинск, славный Танкоград…» Умер Исаак Моисеевич Зальцман 17 июля 1988 года. Похоронен на Богословском кладбище.

Короля танков знал весь мир, а город Челябинск отметил его пребывание на Южноуральской земле лишь в 1995 году, открыв на здании заводоуправления ЧТЗ мемориальную доску. В 2007 году в Тракторозаводском районе г. Челябинска появилась улица И. Зальцмана

  
 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!