«ХОТЕЛОСЬ ЗАРАБОТАТЬ ДЕНЕГ». КЕМ БЫЛ ПОГИБШИЙ В СИРИИ РУСЛАН ГАВРИЛОВ

admin Газета, Статьи из газеты №7 (2018)

Журналисты «Настоящего Времени» встретились с родственниками еще одного россиянина, который погиб в Сирии в ночь на
8 февраля в результате удара сил США. 34-летний житель поселка
Кедровое Руслан Гаврилов уехал в Сирию в октябре. Он не был военным и, по словам родных, просто хотел заработать денег.
Мать Руслана Гаврилова Фаина спокойно пускает в дом журналистов. Женщина говорит, что скрывать ей нечего, а сил горевать
уже просто не осталось.
«Мы три дня ревели. Надоело реветь уже», – замечает она почти
без эмоций.
По словам матери, Руслан уехал из дома в середине октября,
когда кто-то разом завербовал более десяти парней из поселка Кедровое Свердловской области. Все они были примерно одного возраста, самому Руслану было 34 года.
Потом, по словам матери, он позвонил родным из Краснодара и
сказал, что «едет в Сирию строить дома».
«Никак не думала, мы еще надеялись, что не на войну», – говорит Фаина.
«Он иногда позванивал, но редко. А тут я с работы пришла с
ночи, с 7 на 8 февраля. Мне ребята сказали, они уже знали», – вспоминает мать о том, как узнала о смерти сына.
Гаврилов и несколько других россиян (пока известны имена восьми
человек) погибли утром в ночь на 7 февраля в сирийской провинции
Дейр-эз-Зор. По неофициальной информации, погибшие работали на
так называемую «частную военную компанию Вагнера», которую связывают с именем «личного повара Путина» Евгения Пригожина.
Точное число убитых до сих пор неизвестно: ни Кремль, ни Минобороны не подтверждают информацию о погибших. Различные
источники утверждали, что убитых может быть от 11 человек до
двух сотен.
В Пентагоне факт авиаудара не отрицают. Но, по словам главы
Центрального командования Военно-воздушных сил США генерал-лейтенанта Джеффри Харригана, военные коалиции действовали «в рамках самообороны» и отразили «неспровоцированную
согласованную атаку». По их версии, отряд, в котором были россияне, попытался атаковать и захватить нефтегазовый завод, который
был под контролем курдских отрядов, действующих в составе возглавляемой США коалиции.
Источники в Минобороны России также заявляли, что операция
«ЧВК Вагнера» не была согласована с российскими военными, и поэтому, когда американский штаб запросил у россиян, кто именно идет в
атаку, российские военные ответили, что частей России в том районе нет.
Фаина Гаврилова рассказывает, что ее сын никогда не служил в
армии и не держал в руках автомата. Но это не помешало вербовщикам счесть его пригодным для отправки в Сирию.
«Они даже комиссию не проходили. Он даже мне позвонил из
Краснодара, спросил: «Мама, у меня какая группа крови?» А я ему
говорю: «Ты что, не знаешь? Да ты же постоянно в больницах валяешься!» – вспоминает она.
Мать полагает, что сын завербовался в Сирию из-за денег.
«Работы нормальной у него не было. Была временная, двери да
потолки вешать: когда есть работа, когда нет. А ему хотелось заработать денег», – говорит Фаина.
В самом поселке никто не скрывает, что их земляки находятся
в Сирии, но количество уехавших называют разное: от 6 до 12 человек. Тесть одного из уехавших говорит, что последний раз получал вести от зятя, который служил вместе с Гавриловым, 7 февраля:
родственник был жив. Но потом – тишина.
Еще одному жителю Кедрового сын звонил из Сирии буквально
на днях. Он тоже уехал внезапно, якобы строить Крымский мост.
Отец говорит, что, если бы знал, что сын едет именно в Сирию, ни
за что бы его не отпустил.
«Он ничего не сказал конкретного, только что жив, здоров. Все.
Пять дней уже, шестой пошел. Тишина», – говорит мужчина.
В Кедровом удалось найти также человека, которому удалось
вернуться домой из Сирии. Называть свое имя и показывать лицо
он запретил, но рассказал, что все, кто уехали из поселка, – «подрядчики от Вагнера из конторы «Весна». Он ежедневно переписывается с теми, кто выжил в операции 7 февраля. По его данным,
кроме Руслана Гаврилова, никто из кедровских не погиб. Но, говорит он, в ту ночь, помимо Гаврилова, были убиты еще трое жителей Свердловской области. Их семьям, по его словам, обещают
компенсацию в три миллиона рублей, но вот с останками сложнее:
привезут ли их в Россию, пока военные не подтвердили.
«Про гробы пока нет никакой информации», – говорит он.
Фаина Гаврилова говорит, что хочет лишь получить тело сына и
похоронить его. По ее словам, она искренне не понимает, почему
федеральные каналы говорят о сбитом летчике и молчат о ее ребенке и других погибших россиянах.
«А они не такие люди, что ли? – говорит женщина. – Они явно
пошли воевать, помогать. Пусть даже ради денег. Потому что нищета, потому что безработица».
15.02.2018
https://www.svoboda.org/a/29041512.html

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!