ДЕМОНТАЖ ШТАТОВ

admin Газета, Статьи из газеты №32 (2017)

Знакомясь некогда с подаренной Вячеславом Кочновым книгой Патрика Бьюкенена «Смерть Запада…» [2004], я дивился тому насколько образчики пропаганды – псевдоисторические фейки, созданные черными расистами и ультралевыми экстремистами – слугами Лейбы Давидовича Троцкого, нелепые для сенатора Штатов и приводимые им согражданам, как примеры нелепости, смогли войти в историографию и «бытовую историю» Советского Союза: стали «очевидными» для россиян.

Это отзывается сейчас, когда события в стране «пиндосов» — мятеж черных расистов и левацких погромщиков, перешедших на сторону исторической опоры рабовладельцев (и их наследников): Демократической партии, — объявивших войну памятникам выдающимся североамериканцам, сражавшимся в Гражданскую войну за свои («фашистские») штаты, превратно освещается российскими СМИ.

Переврана, надо сказать, в нашей историографии и вся история Гражданской войны в крупнейшей мировой сверхдержаве. Республиканцы — партия Авраама Линкольна, нынешние противники банкирского «интернационалистского» клана Х.Клинтон, не были сторонниками «почернения» северо-американской нации. Они не имели ничего общего с «суверенными» властями Российской Федерации, создавшими антифашистскую военную диктатуру!! Напротив — именно Республиканская партия была защитницей расовых ценностей Белого мира, выступая за раздельное проживание европейцев и африканцев (хотя в ней и присутствовала небольшая фракция аболиционистов, предлагавшая даровать черным гражданские права). 3,5 млн. рабов – предполагалось, освободив, возвратить на их историческую родину. Для этого, начиная с времен президента Монро (1820-е гг.), у негритянских князьков выкупались земли, на которых была создана Страна Свободы – Либерия, должная сделаться прибежищем освобождаемых из рабства афроамериканцев. Насильственное изъятие невольников у их хозяев — отнюдь не предполагалось. И в тех рабовладельческих штатах, что остались в составе Федерации А.Линкольна, декрет об отмене рабства, созданный в 1864 г., был введен позже нежели в мятежных (и лишь для пополнения армии черными солдатами). Прервал переселенческую политику, должную разделить расы, – именно мятеж южан, и разорение, принесенное Штатам Гражданской войной.

Злостная фальсификация истории Штатов советскими (российскими) историками — «антифашистами» проявляется и в том, что из истории Гражданской войны изымается Канзасская война 1854-1855 годов. За право колонизации земель Запада, отданных проигравшими войны правительству US индейцами, боролись южане – ибо экстенсивное хлопковое хозяйство плантаций быстро истощало почву, требуя расширения земельного фонда, и северяне – фермеры, разводившие скот и злаки, требовавшие продажи новых земель мелкими (доступными фермеру по цене) участками. Спро вылился в войну, где частные армии плантаторов потерпели поражение, но где они были поддержаны войсками Федерального правительства – громившими собственных граждан, уроженцев северных штатов. Это предыстория победы на выборах 1860 г. Республиканской партии, повлекшей мятеж большинства рабовладельческих штатов — объявивших о выходе из Федерации, вопреки Конституции (не описывавшей эту процедуру), первыми открывших военные действия против Федерального правительства: осадив, а затем подвергнув бомбардировке 12.04.1861 г. форт Федеральной армии Самтер.

Что происходит ныне в Виргинии – на родине генерала US Роберта Ли, противника рабства(sic!), получившего предложение президента Линкольна возглавить Федеральную армию, но оказавшегося неспособным пойти против земляков – когда штат Виргиния присоединился к Конфедерации южан? Как происходили столкновения в городке Шарлотсвилл (30 тыс.жит., назван в 1762 г. в честь королевы Шарлотты Стрелицкой, супруги короля Георга)?

По материалам англоязычных СМИ – гораздо более объективных, сравнительно с мультирасовыми российскими «антифашистскими» источниками, 19 августа 2017 года к.филол.н.Юлией Латыниной положение описывается следующим образом:

Что произошло в Шарлотсвилле? Знаете, я для начала вспомнила про замечательную страну, которая называлась Испания в 30-х годах. И я представила себе: помните, столкновение фашистов и коммунистов? Обе стороны были хороши. Обе стороны были, во-первых, дикие ублюдки, а, во-вторых, надо хорошо себе представлять, что, во-первых, коммунисты первыми начали… Точнее даже не коммунисты, а испанские левые. Они начали просто вырезать в некоторых местах, например, в Каталонии, а). монахов, б). землевладельцев.Знаете, какая была реакция мировой либеральной общественности? Естественно, мировая либеральная общественность рассказывала, какие ужасные фашисты, что они подняли мятеж против этих левых, против законного правительства. И все замечательные люди, которые считали себя неравнодушными людьми, а, по сути, были полезными идиотами, — на самом деле, как Эрнест Хемингуэй — рассказывали о том, как важно теперь сражаться за идеалы добра.

А на самом деле эти ребята не сражались за идеалы добра, а были полезными идиотами для Сталина. И, вот, Эрнест Хемингуэй так и остался полезным идиотом для Сталина, и написал книгу «По ком звонит колокол», — а человек по имени Джордж Оруэлл, который побывал в Испании — и, заметьте, он не был больше нигде, — он посмотрел на это внимательно и написал книжку, которая называется «1984 год». Он «1984 год» писал, в основном, на материалах, да… Он видел, как левые умеют искажать дискурс. И на самом деле, вот, это такой римейк Испании 1936 года. Потому что, что произошло в Америке? В Америке точно так же, как левые в Испании стали делать всякие гадости с испанским прошлым (правда, они еще и людей убивали, а в США этого не происходит), в США леваки начали сносить памятники. Памятники людям, принимавшим участие в Гражданской войне. И, на мой взгляд, это совершенно ужасно, потому что, вот, памятники всегда сносили в странах третьего мира, как только они освобождались от колониальной — в кавычках — зависимости.Вот, в России после 1917 года сносили памятники. А, вот, есть известная история про любимый мной Сингапур. Когда Ли Куан Ю пришел там к власти и спросил, что ему делать, …ему было 2 совета. Один – оставьте английский язык государственным, а другой – не сносите памятник Лорду Раффлзу. Памятник Раффлзу до сих пор стоит возле речки Сингапурки, я его своими глазами видела. И, действительно, вот, как-то во всех странах, где памятники проклятым колонизаторам снесли, там теперь задница. А в Сингапуре, как известно, прекрасно… И вот то, что под давлением левых США в отношении памятников превращается в какую-то африканскую республику — это, на мой взгляд, довольно страшно. Тем более что, вот, чему я всегда лично завидовала — к чему я с искренней завистью относилась — это когда я видела, как, несмотря на то, что южане вели абсолютно несправедливую войну за то, чтобы осталось рабство, героев этой Гражданской войны с обеих сторон чтили в США. Стояли памятники людям, которые проиграли Гражданскую войну, с подписью, что они сражались за то, что они считали правдой. И, вот, покойный зампред ЦБ Андрей Козлов, убитый Френкелем, — он, кстати, был фанатом американской Гражданской войны, и он был фанатом, я думаю, именно поэтому: потому что это то, чего нам в России не хватало: памятников и тем, и тем.

 

Значит, левые начали сносить очередной памятник в Шарлотсвилле. Правые пришли его защищать. Заметьте — не драться, не убивать, не нападать – защищать пришли памятник, это законная демонстрация. Кто был среди этих правых? Ответ: были все, кто угодно. Были нацики, был Ку-клукс-клан, были вполне нормальные люди. Назвать всех, кто пришел защищать этот памятник, «нацистами» — это всё равно, что назвать нацистом Навального на том основании, что он ходит на Русские марши. Против этих правых пришли другие, тоже разные люди, но в их числе были люди, которые называются Антифа, и в их числе были люди из движения, которое называется «Черные жизни значат» («Black Lives Matter»).

Знаете, «Black Lives Matter» – это просто черный Ку-клукс-клан, это черные нацисты, настроенные на насилие, предводимые недоучившимся демагогом. Что они нацисты, это не мои слова, это слова экс-мэра Нью-Йорка Рудольфа Джулиани. И вот это важно, что люди с левой стороны точно так же, как и левые в Испании в 1936 году, — это люди, которые не просто систематически показывают себя способными на насилие, это люди, которые уверены в своем праве на безнаказанное насилие.

Конечно, я не могу сказать, что они действуют в Америке с той же безнаказанностью, как люди, которые в России обливают зеленкой Навального. Но факт остается фактом, что каждый раз, когда они устраивают погром или жгут покрышки, или даже калечат сотрудников полиции (а было и такое), они отделываются, в общем-то, минимальными сроками — потому что каждый раз большинство американских левых масс-медиа оказывается на их стороне. И, конечно, вот, их кампания — кампания, в общем-то, запугивания общества: с целью обеспечить полную безнаказанность любому черному человеку, вне зависимости от того, что он сделал. Потому что любой чернокожий американец, который застрелен полицией, вне зависимости, за что он застрелен и как это произошло, оказывается поводом для беспорядков и поводом для обвинения данного полицейского в расизме. И вот идея — доказать, что в «бедных» США проклятые копы только и делают, что стреляют черных, это одна из самых главных альт-левых «лжей», которые существуют.

По этому поводу 2 вещи было сказано. Одну вещь сказал директор ФБР Джеймс Коми — который экс-директор ФБР, которого Трамп уволил. И он заявил, что именно «Black Lives Matter», вероятно, отвечают за растущий уровень преступности, потому что полицейские офицеры просто стали бояться делать свою работу. А лучше всего о «Black Lives Matter» сказал — тоже чернокожий человек! – знаменитый спортсмен Ричард Шерман, он сказал: «У меня лучшего друга убили. Это сделали 2 35-летних чернокожих, там не было никакого полицейского офицера, там не было никого. И я почему-то не слышал, чтобы тогда кричали «black lives matter». Я про «Black Lives Matter» еще одну замечательную вещь хочу рассказать, которая заключается в том, что когда это движение родилось и начались разные демонстрации, и в том числе и погромы, то родилось другое движение, которое называется «All Lives Matter» («Все жизни значат»). И вот, самое замечательное, что, в общем-то, как показал опрос 2015 года, 78% американцев, естественно, сочувствуют лозунгу «All Lives Matter» («Все жизни значат»). Но давление агрессивного лобби левого оказалось таково, что футболки с надписью «Все жизни значат» были убраны с продажи в Волмарте — как оскорбительные. При этом, скажем, когда сторонник «Black Lives Matter» профессор Цицарелло-Махер пишет на Новый год, что «Всё, что я хочу на Рождество, это белый геноцид», то это, оказывается, свобода слова! То есть, вот, чтобы было понятно. Получается, вот в этом извращенном левом дискурсе, что утверждение, что все жизни что-то значат, это — расизм и нацизм, а фраза «Я хочу белого геноцида» — это свобода слова. Кстати, с последним я согласна: это свобода слова. Мне просто кажется странным, что свобода слова распространяется в данном случае только на половинку.

 

И, вот, значит, там против правых, в том числе и нацистов, собрались эти прекрасные люди, которые хотят белого геноцида и знают, что любая попытка сопротивления им – это расизм. Кроме того, там собрались не менее прекрасные люди, которые называются Антифа, — я, даже с удивлением, обратила внимание, что Департамент внутренней безопасности Homeland Security классифицирует как террористов. И чтобы было понятно — это, например, те самые люди, которые только что устраивали погромы в Гамбурге, в том числе и громили магазины. Это странные ребята. Я просто расскажу вам только одну, про них, историю. В феврале этого года в Беркли должен был выступать один из новых идеологов правых – его зовут Мило Яннопулос. Кстати, он гей и этого не скрывает. Он очень сильно поддерживает Трампа. И, вот, когда стало известно, что он там будет выступать, то собралась сначала толпа 1,5 тысячи человек, они мирно протестовали против того, что он будет выступать. А потом пришло еще 150 человек, и просто устроили погром! Они реально напали и всё разнесли, и бедного Мило просто полицейские сгребли в охапку и были вынуждены эвакуировать из аудитории. И, соответственно, это выступление отменили.

Вот, это важно — это нарушение первой поправки. Эти люди — не просто дебатировали с Мило Яннопулосом, они хотели заставить заткнуть ему рот…

 

И, вот, как я уже сказала, вот эти 2 прекрасные группы людей собрались в Шарлотсвилле. Причем, в обоих группах были люди, склонные к насилию, и разница заключалась в том, что правые, в том числе нацисты, пришли защищать. А, вот, обратите внимание, что левые, в том числе левые нацисты – они пришли нападать. Ни за чем другим они не пришли! Они пришли делать то же самое, что они делали в Гамбурге, или то, что они делали в Беркли.

 

Что произошло дальше? Дальше, вообще-то, в таких случаях полиции приходится стать стеной между двумя группами и их разграничить. А вместо этого — есть довольно много свидетельств, что власти как минимум ошиблись (может быть, они просто были не организованы). Но так или иначе обе группы столкнулись, что, как я уже сказала, как минимум плохая организация, а как максимум, возможно, власти… ну, скажем, самоустранились. Началась драка. После чего власти признали именно правое сборище незаконным, то есть правых нациков они признали незаконными, а про левых нациков они ничего не сказали.

 

После чего сумасшедший сторонник Гитлера, правый псих, нацист врезался в толпу левых на автомобиле, одного человека убил и 13 покалечил.

И, вот, самое страшное, что с моей точки зрения произошло, это как раз реакция либеральной прессы, потому что президент Трамп совершенно справедливо сказал в этой ситуации, что этот человек был псих, что этот человек был параноик и что он осуждает в этой ситуации насилие с обеих сторон. На что ему сказали: «Как ты смел, не осудить нацистов?»

 

И стоп, ребята, вот тут мы уже где-то это видели: когда одна сторона провоцирует на насилие, когда это насилие происходит?.. Эта сторона громко называет себя жертвой. Это мы видали у коммунистов, это мы видали и видим сейчас у исламистов.

 

И, вот, для меня самое неприятное во всей этой истории – это не то, что произошли эти столкновения. На самом деле, ну, сама по себе эта история мало чего значит. Для меня неприятно во всей этой истории — что это всё было использовано для всеобщего крика «Вот! Они все такие правые – нацисты. А кто их не осуждает, тот сам нацист!». У меня по этому поводу родился простой вопрос. Вот, мы видим, постоянно в мире происходят исламистские теракты. Как совершенно справедливо замечал уже много раз Дмитрий Гудков, мы почему-то редко видим исламских авторитетов, которые осуждают этих террористов. Но спроси любого левого, причем тут ислам, и он уверенно ответит, что ислам к терактам не имеет никакого отношения, что нельзя всех мусульман называть «террористами» (я, кстати, совершенно согласна с этим: нельзя ни в коем случае всех мусульман называть террористами), и кто вообще, что говорит, что ислам имеет какое-то отношение к исламскому терроризму и вообще употребляет слово «исламский терроризм», тот фашист и исламофоб… О’кей! Другая картина! В Шарлотсвилле правый придурок устроил теракт. 99,9% правых немедленно сказали, что он придурок, гад и террорист, и сказали, что они его осуждают и не разделяют. Несмотря на это, те левые — те самые левые, которые никак не замечают, что, вот, исламистское насилие как-то может быть связано с исламом, говорят: «Все, кто там были, нацисты. И все, кто не считают, что там были нацисты, все они тоже сплошь нацисты». Мне кажется, это какой-то очень странной ситуацией, но еще раз повторяю, что поскольку эта ситуация продолжается в течение всего XX века… Я не случайно начала с республиканской Испании. Как-то, вот, Запад пережил этот левый дискурс о том, что в Испании были виноваты только фашисты, а коммунисты, которые там сражались, были замечательные ребята.

Я думаю, что переживется, вот, и эта история с этим дискурсом» [http://echo.msk.ru/programs/code/2039432-echo/].

 

Ждан Романов

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!