«Дальнейшее ухудшение отношений с китаем»

dadmin Газета, Статьи из газеты №37 (2018)

Как-то мне в руки попал журнал «Вопросы истории» № 3/93, в котором были напечатаны воспоминания Н.С. Хрущева о периоде ухудшения отношений с Китаем. Поскольку нашим правителям пришло в голову снова задружить с нашим восточным соседом, советую всем их почитать, оглянуться назад к истокам этих дружественных отношений и посмотреть, чем может закончиться для нашего народа этот очередной сногшибательный политический вираж нашей суперэлиты.

Описываемые в мемуарах события относятся к периоду 1959 года и повествуют о периоде охлаждения отношений между руководствами СССР и КНР и о начале политики территориальных претензий Китая к своим соседям: Индии, Монголии и Советскому Союзу.

Как пишет Хрущев, в этот период… китайская печать начала ставить под сомнение давно установившуюся советско-китайскую границу.

Китайские товарищи стали заявлять в беседах с нашими советниками, что русские захватили у Китая Дальний Восток и другие прилегающие территории. Претендовали также китайские товарищи и на территорию Памира, как якобы историческую область Китая. Старшее поколение помнит, как постепенно накалялись разногласия между двумя странами и как постепенно они перешли в стадию вооруженного конфликта на наших восточных границах.

В своих мемуарах Хрущев повествует также о роли Советского Союза в подготовке военных специалистов для Китая из числа китайцев и передаче советских, секретных военных разработок для создания военной промышленности Китая. Позволю себе небольшую цитату из мемуаров по этому вопросу.

« Скажу, что еще во времена добрых контактов мы подписали соглашение о сотрудничестве в области атомной энергии, в том числе о передаче Китаю секретов технологии производства атомного оружия. Мы вообще давали Китаю все. У нас от него не было секретов, а их ученые, инженеры и конструкторы, которые занимались атомными делами, работали рука об руку с нашими атомщиками. Когда Китай попросил у нас атомную бомбу, мы поручили своим ученым принять его представителей и обучить их, как ее делать. Наши ученые предложили сделать для них подходящую модель. Я не могу тут

разъяснять, что это была за модель, и почему ее нужно было делать. Существует понятие государственной тайны. Достаточно упоминания. И, действительно, изготовлена была модель атомной бомбы небольшой мощности.

Как раз к моменту резкого ухудшения наших отношений завершилось обучение соответствующих китайских специалистов, а модель была уже упакована. Министр атомной промышленности СССР (должность называлась иначе) доложил, что все готово, включая решение об отправке модели, и люди приготовились отправлять ее, давайте сигнал! Мы собрались на совещание в Президиуме ЦК КПСС. Нам было очень трудно решить, как быть: мы знали, что Китай использует все против нас, если мы нарушим договор и не отправим модель бомбы. С другой стороны, нас так поносят, предъявляют нам немыслимые территориальные претензии, а мы в это время, как послушные рабы, будем снабжать их атомной бомбой? И мы решили не посылать ее. Как только мы так сделали, китайцы тотчас это использовали, конечно, чтобы восстановить братские партии против КПСС: жаловались, что Советский Союз не делится с Китаем своими оборонными достижениями и не хочет оказывать помощь Китаю. Конечно, то была ложь, потому что все современное вооружение, которое имел Китай, было изготовлено по образцам, полученным из СССР и при нашем полном содействии. Он узнал всю технологию производства любых видов вооружения: стрелкового, артиллерийского, танкового, ракетного, авиационного, морского. Вообще все, о чем просил Пекин, мы сейчас же давали ему, включая лучшие образцы»

Заканчивает Н.С. Хрущев свои мемуары, посвященные отношениям с Китаем полемическим высказыванием в адрес философа Юдина, заведующего отделом ЦК партии, заявившего в своем докладе о Китае, что виноват в скверном состоянии отношений с Китаем персонально Хрущев. Однако Никита Сергеевич как истинный партиец не согласился со столь преувеличенной ролью своей личности в истории и сказал, что дело не в Хрущеве. «… Главное заключалось в том, что Мао претендует на мировую гегемонию. Он сам искал повод начать борьбу с нами, и он же ее начал. Поэтому дело не в Хрущеве. Не было бы Хрущева, окажись у нас Иванов, Петров, Сидров, — это не имело никакого значения. Мао все равно устремился бы к своей цели»

Постскриптум.

После 2-й мировой войны некоторые страны, от политики военной экспансии в отношении других стран, перешли к другой политике – постепенной, мирной экспансии, что мы наблюдаем сегодня в отношении нашей страны.. Поменяли, так сказать, тактику захвата чужих территорий. Но цели при этом остались прежними.. Бывший СССР помогал когда-то Германии в сохранении и обучении ее военных кадров после 1-й мировой войны, помогал поставками сырья для германской промышленности, в том числе и военной, и продовольствия, когда наш собственный народ недоедал. И какова была ответная благодарность!

Большие средства нашей страны тратились на помощь Китайской компартии в деле ее борьбы за власть внутри самого Китая, а после ее победы еще большие средства были потрачены на модернизацию промышленности Китая, созданию ее военного потенциала. А кончилось это островом Даманским и гробами советских пограничников, убитых из советского оружия, поставленного нашими правителями в свое время Китаю. А что нас ожидает в дальнейшем?

Мухина Л.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!