Человек, познавший смысл и дух эпохи.

dadmin Газета, Статьи из газеты №9 (2019)

Памяти режиссера Марлена Хуциева

Легендарный кинорежиссер, создатель культовых лент об эпохе   60-х Марлен Хуциев скончался на 94-м году жизни.

Марлен Хуциев принадлежит к великой кинематографической эпохе 1960-х, которая дала миру таких корифеев как Трюффо, Годар, Вайда, Форман, Бертолуччи. В Италии его называли «русским Антониони», а Федерико Феллини находил в его фильмах созвучное себе настроение и в знак признания посылал российскому коллеге цветы.

Творчество Марлена Хуциева – веха в истории отечественного кино. Оно сформировалось в период так называемой «хрущевской оттепели». И по работам режиссера можно изучать ту эпоху, искать ее внутренний смысл. В 1956 году выходит «Весна на Заречной улице» – первый фильм о рабочих, снятый без ложного пафоса, поэтичная, психологически тонкая лента, в которой важен не столько сюжет, сколько атмосфера. Режиссер стремился отразить судьбы людей на фоне жизни страны. «Я все время искал связь между личным и общим. Это моя внутренняя потребность». В этих словах мастера – суть того, что он всю жизнь делал в кино. «Личный сюжет в моих картинах выливается в картину жизни общества, – говорил режиссер.  Это достигается разными способами, скажем, обстановкой, атмосферой происходящего. Я стараюсь погрузить персонажей в живую среду, поэтому сюжет уже не является только историей двух людей. Мне нужно, чтобы зритель поверил в реальность происходящего. Я люблю войти в проблематику через живую ткань жизни». В 1964 году режиссер снял ставшую культовой картину «Застава Ильича» – об обретении своего места в жизни, о морально-нравственных поисках поколения 20-летних. Ему удалось полностью растворить героев в общей массе современников. Он вышел со съемкой из павильона на улицу, смешивая актеров с толпой демонстрантов и с посетителями знаменитых поэтических вечеров в Политехническом музее. Картина получила документальное звучание, и критики тут же причислили Хуциева к лидерам советской «новой волны».

«Застава Ильича» в 1965 году получает специальный приз жюри Венецианского кинофестиваля и «Золотую пластину» фестиваля европейского кино в Риме. А в Советском Союзе фильм подвергся строгой цензуре, и без купюр зрители увидели его лишь спустя 20 лет. Что же не понравилось власти в середине 60-х? Ведь в картине нет политической крамолы, напротив, ощущается вера «в социализм с человеческим лицом». И все же это был вызов – он читался и в самой эстетике фильма, и в новизне мироощущения. И это мироощущение дополнялось каждой новой работой Марлена Хуциева. Вслед за фильмом-надеждой «Застава Ильича» пришел «Июльский дождь» – фильм-разочарование, попытка ответить на вопрос «Что с нами происходит?» Затем «Послесловие» – один из самых пророческих и горьких фильмов, открывший новый тип молодого прагматика. А «Бесконечность», удостоенная приза имени Альфреда Бауэра в 1992 году, повествует о смысле быстротечной жизни, о том, что никогда не надо возвращаться в прошлое.

Фильмы Хуциева – это особый мир и особый взгляд на окружающую действительность. Зрители полюбили его интеллектуальные, одухотворенные бунтующей мыслью картины за искреннюю доброту и внимание к человеку. А еще за то, что они не укладывались в привычные рамки – ни в традиционный для 60-х жанр киноповести, ни в надрывное перестроечное кино. Не сложились отношения у режиссера и с нынешней эпохой блокбастеров, когда, по выражению мастера, «на место идеологической цензуры пришла цензура денег». В последнее время Марлен Хуциев часто сокрушался: «Сегодня меня волнует то обстоятельство, что материальная сторона жизни преобладает над всем остальным, что нас разъедает корысть. Когда я учился, годы были очень голодными, но мы были абсолютно счастливы. Я мог увидеть на улице молодых людей, которые читали друг другу стихи. Сейчас я этого не слышу» . Сам же режиссер читал стихи так, что казалось, будто он сам их только что написал. Марлен Хуциев хотел снять картину о великом Пушкине, она должна была стать главной в его жизни. Но это так и осталось его мечтой. В последней своей картине «Невечерняя», которую режиссер снимал после почти двадцатилетнего перерыва, он выводит на экран двух других любимых им классиков: Чехова и Толстого. О чем лента? Собственно говоря, Марлен Хуциев всю жизнь снимал один и тот же фильм, суть которого – раздумье над жизнью. Впрочем, его творчество – это матрица самой жизни.

https://ria.ru/

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!