Был ли патриотом Окуджава?

admin Газета, Статьи из газеты №21 (2017)

В редакцию пришло письмо от Новикова Евгения Петровича под заголовком « Не сотвори себе кумира», как отклик на мою публикацию о Булате Окуджаве. Отвечаю. «Уважаемый Евгений Петрович! Окуджава вошел в тот номер, так как День его рождения совпал с датой 9 Мая, а он был поэт, который ушел на войну добровольцем со школьной скамьи. Согласитесь, что это уже поступок. Что касается другой стороны его жизни и его взглядов, о которых я тоже имею сведения, то здесь все сложнее, чем, кажется. Я тоже когда-то думала, что мир черно-белый, а он оказался цветным. Могла бы я сегодня отказаться от поэзии Ахматовой, по причине темных и неизвестных большинству читателей, сторон ее личности? Или оттого, что по доносу ее близкой подруги был арестован поэт Даниил Хармс и умер потом от голода в «Крестах»? Нет, я не откажусь от стихов Ахматовой, как не откажусь и от поэзии «шизофреника» Лермонтова, которому специалисты поставили такой диагноз и которому, принадлежат строчки: « Люблю Отчизну я, но странною любовью…» ( Кстати, остался бы в живых Лермонтов, в расстрельное сталинское время, окажись он в том времени)? И еще. В одном из номеров «НП» какой-то умник, журналист газеты назвал Довлатова пьяницей. Но Довлатов никогда и не скрывал своей слабости и в этом был честен. Что касается его творчества и его отношения к Родине, в одном из его произведений есть такие строчки. «Я согласен, больную, парализованную
мать острее жалеешь и любишь. Однако любоваться ее страданиями, выражать их эстетически – низость…» Но вернемся к Окуджаве и к вашим вопросам.

Евгений Петрович! Сами того не ведая, вы задали интересную тему: «А был ли Окуджава патриотом»? О патриотизме истинном и мнимом. В связи с этим, вспомнила эпизод из своего далекого детства. Туалетной бумаги тогда не было в помине. В дощатом туалете, близ огорода, бабушка повесили для нужд «Блокнот агитатора», маленький и удобный во всех отношениях. К моему деду, заслуженному ветерану, коммунисту и офицеру, отслужившему в Советской армии с 1937 по 1947 год, пришел в гости другой коммунист, более старший по возрасту, который, наверное, еще живого Ленина видел. Зашел этот большевик в туалет, увидел блокнот с портретом молодого генсека и с возмущением стал стыдить деда за несознательность. Грозился с этим блокнотом поехать в обком партии. Дед мой тогда был председателем сельсовета и у деревенских пользовался авторитетом, как человек грамотный. С работы его не сняли, так как мужиков на селе в те годы мало было, но неприятное ощущение от того случая осталось у меня на всю жизнь, то детское ощущение несправедливости происходящего. Что же говорить тогда о тех, кого называли в 30-годы детьми «врагов» народа? Таким «сыном врага» народа был Окуджава. Отца перед войной расстреляли, мать отправили в лагерь. И сколько тогда по России таких разоренных судеб было, трудно сказать и подсчитать. Окуджава об этом сказал следующее. «
Вся наша прекрасная страна была перенасыщена концлагерями, где уничтожали людей. Гитлеровцы убивали в основном чужих, а мы в основном своих. Всё это очень горько».
«В 1938 году арестовали мою маму, на восемнадцать лет она исчезла из моей жизни. Между прочим, Арбат был главной улицей, по которой проезжал Сталин, и там, в большом количестве дежурили «топтуны». Однажды арестовали моего друга и его сестру — мол, она готовила… покушение на проезжающего по улице вождя. Девочка возражала: «Но мои окна выходят во двор». На её слова никто не обратил внимания. И за этот абсурд ей пришлось жестоко расплачиваться».
Конечно, отношение Окуджавы к советской власти было неоднозначным, и свою семейную трагедию он нес до конца жизни. Был ли он патриотом? На этот вопрос можно найти ответ в его творчестве и его рассуждениях на эту тему. « Я не люблю громких слов и считаю, что даже любовь к Родине надо выражать тихо. Как любовь к матери». «Патриотизм — это естественное внутреннее чувство. Почти интимное. Хвастаться этим нельзя, бить себя в грудь и говорить: «Я патриот», смешно и неприлично. Конечно, мы все патриоты. Раз мы родились в этой стране, окружены близкими людьми, своей культурой… Ну как мы можем быть не патриотами? Даже смешно».
« А разве есть такая структура в нашей стране, которую не следовало бы критиковать? Вот и армию критикуют. Раньше не полагалось её критиковать. Поэтому до сих пор всякая критика в её адрес воспринимается очень болезненно и раздражённо. Привыкнем и к этой критике. Ничего. Раньше, например, вы не встретили бы нигде описание плохого милиционера. А сейчас откровенно пишут, что есть прекрасные милиционеры, а есть плохие, есть даже жулики среди милиционеров. Потому что это и в жизни есть. А то, что нам нашу армию надо совершенствовать, так же, как и все другие структуры, — в этом секрета нет. И впадать в амбицию не стоит. А ведь впадают. С одним начальником, например, мы спорили о патриотизме. Я ему говорю, что патриотизм разный бывает. Он не понял: «Как, разный?». Я говорю, что есть патриотизм, воспитанный на любви к Родине, а есть — на ненависти ко всему чужому. И очень важно уметь это различать, ведь второе очень опасно». « Конечно, я причисляю себя к русским, и только к ним. Я очень люблю Грузию, родину моего отца, и Армению, родину моей матери, но я вырос в России, и русский язык для меня родной, ни по-грузински, ни по-армянски я, к сожалению, не говорю. Когда я был маленьким, дома у нас обожествлялось всё русское, и моя мать, фанатичная большевичка, когда собирались гости и кто-нибудь начинал вдруг говорить по-армянски, всегда прерывала и говорила: «Товарищи, давайте говорить на языке Ленина». Россию я не представляю, я чувствую. Я стесняюсь об этом говорить, особенно сейчас, потому что по крови я не русский, но я родился на Арбате, говорю на этом языке, этот фольклор привёл меня к моим песенкам… Я считаю себя более русским, чем те, кто этим нынче так гордится, но говорить об этом не хочу. Россия где-то здесь, внутри меня. «У Бианки есть замечательная сказка. Спросили сороку: любит она родину? Она: да, люблю! Солнце, воздух, вода, земля… Спросили волка — он отвечает: да я не знаю… Потом посадили их в клетки: сороку в одну, волка в другую. Прошёл год. Сороку спрашивают: ну как, нравится тебе? Она: да, замечательно, воздух, вода, земля, солнце… Пришли к волку, а он умер. Как это объяснить? Не знаю».
«…Я думаю, что о патриотизме нельзя говорить так, как мы подчас говорим о нём. Патриотизм — врождённое чувство. Хочешь ты того или нет, ты рождён патриотом: любишь изначально своё окружение, свой дом, свой язык, свой двор. И потому смешно восклицать: «Я патриот!» Это всё равно, что кричать: «Я хороший человек!». «Нет, пожалуйста, любите свою родину. Свой двор, свой дом, но не кричите об этом и не хвастайтесь этим. Нельзя же хвастаться тем, что ты дышишь.
Я настороженно отношусь к патриотической идеологии, потому что у нас не умеют отделять Родину от государства. Любить государство невозможно, ему надо платить налоги, оно должно вас защищать, и только. А о любви к Родине говорить неприлично, человек её любит, если не может без неё жить, а если он разглагольствует о своей любви — это подозрительно.
«…Я убеждён, что 99% среди наших национал-патриотов — люди малограмотные, несчастные, которые нуждаются в самоутверждении таким путём. А один процент — это образованные, но часто пытающиеся за чужой счет построить себе теплую жизнь, точнее за счет своей Родины и своего народа, на которых им в высшей степени наплевать». «Патриот — это тот, кто любит свою родину. Но кошка тоже любит свою родину. И мышка любит. Значит, этого мало. Любить своё место под солнцем — мало! Нужно человеку всегда и во всем мыслить самостоятельно, независимо, творчески.Воспитывать это нужно не лекциями, не юбилейными речами, не газетными заголовками, а жизнью…. Общей нашей жизнью». «Мне… горько за мою родину. Мне горько за людей, окружающих меня. Мне горько, что они вынуждены жить в состоянии напряжения. Так печально! Это чувство горечи меня не покидает никогда». ( Б. Окуджава. О патриотизме).

Евгений Петрович, мы все смотрим иногда на солнце, но по-разному воспринимаем его. Кто-то видит красоту светила, а кто-то ищет на нем пятна. Окуджава воевал за свою Родину, он оставил после себя прекрасные стихи, романсы, песни, он. А все остальное, с чем вы не согласны, пусть будет вашим личным мнением, на которое вы тоже имеете право.

С уважением, Светлана Жильцова.

 


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!