872 ДНЯ

admin Газета, Статьи из газеты №10 (2018)

Вспоминая блокаду Ленинграда, приходят на Память, прежде

всего, 872 тяжелейших, особенно лютой зимы 1941-42гг., дня

самой блокады, и две радостные даты по ее ликвидации: 18 января

1943г.–прорыва и 27 января 1944г.–полного снятия. Однако были

операции в блокадные дни и куда менее удачные, если не совсем

неудачные, о которых в силу общей Победы вспоминать уже не

принято, да и не хочется, и потому и известны они куда менее.

Однако были, и История, как и все, что в эти 872 дня было, забывать, вспоминать, все-таки, требует. А началось все так, что немцы,

7 сентября 1941г. взяв Синявино, а 8-ого Шлиссельбург, вышли к

Ладожскому озеру, взяли под контроль исток Невы, а поскольку с

севера город блокировали и войска финские, кольцо вокруг Ленинграда замкнулось, и наступила блокада.

И что делать, если тогда никто даже предположить не мог, что

это только начало дней тяжелых блокадных, и впереди и Дорога

Жизни и тысячи смертей? И тогда сразу, чтобы кольцо это чертово

Ленинград со страной, связывать не помешало, уже 10-ого 54-й отдельной армией Г. Кулика и Невской оперативной группой Ленинградского фронта под командованием К. Ворошилова начали Первую Синявинскую операцию по его разрыву. А поскольку не очень

удачно, И. Сталин Ворошилова решение сместить принял, приказом Г. Жукова из Москвы 11 сентября направил, и соединения 54-й

в районе синявинско-шлиссельбургского 12-километрвого выступа вдоль южного побережья Ладожского озера в наступление перешли. На 2-3 км продвинулись, однако к Мге и Синявино выйти

не смогли, немецкие войска контратаковали, и Г. Кулик, пока не

подойдут подкрепления, предполагал наступление возобновить не

раньше 16-17 сентября.

А что Г. Жуков? В день его прибытия 14 сентября удалось отбить Сосновку и Финское Койрово, однако 16-ого пали Петергоф,

Стрельна и Урицк, 18-ого был взят Пушкин, и потому, пытаясь

остановить вражеское наступление, он принял решение не останавливаться ни перед какими, самыми жестокими мерами. Издал

приказ, что за самовольное отступление и оставление рубежа обороны все командиры и солдаты подлежат немедленному расстрелу,

а в конце сентября подписал шифрограмму № 4976 «Разъяснить

всему личному составу, что все семьи сдавшихся врагу будут расстреляны, и по возвращению из плена они также будут все расстреляны». (Привожу потому, что кое-кто очень «любит» Главнокомандующего И. Сталина обзывать «жестоким тираном», отторгая даже

его–Победителя от Победы, а вот столь «мягкосердечному» маршалу Г. Жукову памятник установлен на Красной площади).

Естественно, в таких условиях стояли насмерть, утром 17 сентября Г. Кулику последовал приказ нанести удара в направлении Мги,

а войскам Ленинградского фронта 19 сентября на левом берегу

Невы на узкой, шириной в 500-800 м и длиной около 3 км полосе,

вошедшей в историю как «Невский пятачок», удалось даже закрепиться. Однако 54-й к 20 сентября заметных результатов достичь не

удалось, Г. Кулик отдал приказ наступление временно прекратить

и на достигнутых позициях закрепиться, но 24-ого от него снова

потребовали Синявино занять и с частями Ленинградского фронта

соединиться. Что сделать, продвинувшись только на 6-10 км, опять

не удалось, за что Г. Кулик от должности 26 сентября был отстранен

и вместо него был поставлен прибывший вместе с Г. Жуковым из

Москвы М. Хозин. Однако и ему ничего не удалось, операция 28

сентября была прекращена, и единственным успехом так и стал,

весь простреливаемый врагом и несший тяжелые потери, но так

и пытавшийся расшириться хотя бы до 4 км по фронту «Невский

пятачок».

Причины неудачи? Наспех организованное и не имевшее четкого взаимодействия 54-й армии и Ленинградского фронта наступление, вину, за что принято списывать на Г. Кулика. Однако это не

совсем так, ибо И. Сталин, назначив Г. Жукова, поставил перед ним

задачу Ленинград деблокировать, прорвавшись навстречу 54-й, но

что тот не делал, ожидая штурма города, и, выделяя лишь незначительные силы, требовал от Г. Кулика идти в неподготовленное наступление, надеясь, что тот сумеет выполнить поставленную задачу

самостоятельно. И единственное только, что вся операция эта заставила немецкие войска отказаться от продолжения наступления

вдоль южного побережья Ладожского озера, а также от попыток

форсировать Неву, что несколько облегчило положение советских

войск. А немецкое командование, отдав приказ о переходе к обороне под Ленинградом и его осаде, лишилось возможности силы

группы армий «Север» перенаправить под Москву.

И потому Г. Жуков отбыл под Москву, командование с октября

по 8 июня 1942г. Ленинградским фронтом и одновременно (с апреля 1942) Волховской группой войск, принял М. Хозин, а Синявинскую 14-ого октября было принято решение возобновить. Немцы,

правда, опередили, и 16-ого удар в направлении Тихвина, разорвав

железнодорожную дорогу, связывавшую его с Москвой, нанесли,

однако 20-ого Синявинскую все равно продолжили, успехов опять

не достигли, и 28 октября в связи с угрозой падения Тихвина и Волхова она была окончательно прекращена. Хозин предложил двухэтапную операцию по захвату Синявино, Мги, Тосно и Шлиссельбургского коридора, но начатое 2 ноября с плацдарма у Московской Дубровки наступление вскоре захлебнулось, и в этот же день,

8 ноября, пал под ударами Тихвин.

Однако взятие его было последним успехом немцев: силы выдохлись, фронт растянулся, финны наступательные операции так

и не возобновили, и наступала зима. А остановил Маннергейм

финские войска на советско-финской границе, существовавшей

до Зимней войны, потому, что Красная Армия опиралась там на

мощную систему долговременных сооружений Карельского укрепрайона (КаУРа), штурмовать которую финнам было просто не по

силам. И, почувствовав это, 10 ноября была начата операция уже

Тихвинская по восстановлению железнодорожного сообщения

Москва–Тихвин и недопущению переброски сил врага на московское направление. Под непрекращающимися ударами 9 декабря

немцы оставили Тихвин, 16-ого была взята Большая Вишера, а

17-ого сформированному Волховскому фронту был отдан приказ

о переходе в общее наступление. Однако совершенно измученные,

удаленные от путей снабжения, войска могли только закрепиться

на захваченных позициях, и 30 декабря операция была закончена.

Но позволила восстановить железнодорожное сообщение с побережьем Ладожского озера и, соответственно, снабжение Ленинграда.

А последующее наступление на Волхове являлось составной

частью советской стратегии, заключавшейся, в общем, после под

Москвой и Ростовом–победного, наступлении на всех фронтах.

Войска Волховского фронта с рубежа Волхова и 54-й армии фронта

Ленинградского из района Погостья должны были нанести удар на

Любань (почему и операция впоследствии получила название Любанской), перерезать железные дороги Ленинград-Дно и Ленинград-Новгород, окружить и уничтожить группировку войск противника в районах Любани и Чолово. Однако для проведения такой

масштабной операции требовалась хорошая координация действий

фронтов, а этого с самого начала, что последствия потом стало принимать, увы, катастрофические–не было. И если 54-я перешла в

наступление 4 января, чтобы к Любани быть 12-ого, то фронт Волховский был не доукомплектован и разрозненно сосредоточен, и

начавшееся 7-ого через Волхов наступление по всей 150-километровой полосе было безуспешным. Наступление возобновилось 13

января, в глубину, однако, не развивалось, и тогда основные усилия

были переориентированы уже в полосу 2-й ударной армии, чтобы прорвать оборону противника на участке почти до Новгорода,

а затем наступать на Любань. А у 54-й тоже пошел разнобой, наступление уже на Тосно 17 января тоже прекратилось, и только 11

февраля армия перешла в наступление на Любань, чтобы до 1 марта

соединиться с войсками 2-й ударной. А та, постепенно расширяя

зону прорыва в глубину, 25 февраля продолжила наступление на

Любань и 28-ого даже вышла на юго-восточные окраины, однако

контрударом была на 3 км отброшена, и стал складываться «котел»,

в котором впоследствии, и была уничтожена.

54-я к 10 марта достигла некоторых успехов, что сорвало план

запланированного на 13-ое немецкого наступления против Волховского фронта, а 16-ого сумела прорвать оборону и приблизиться

к Любани, взяв ряд опорных деревень. Однако никакого соединения там со 2-й ударной уже не могло быть, и немцы, дождавшись

погоды, при которой можно было задействовать авиацию, 15 марта

приступили к ее окружению. И положение ухудшилось еще потому,

что началась распутица, снабжение стало крайне скудным, и хотя

3-5 апреля она попыталась таки на Любань в каком-то отчаянии

вырваться, но после прорыва первой полосы наступление захлебнулось, и возглавил армию уже прилетевший зам. командующего

Волховским фронтом А. Власов. В середине апреля, после прорыва

в течение 4 месяцев обороны по железной дороге и захвата территории в глубину до 20 км и по фронту до 22 км–перешла к обороне

и 54-я, а 21 апреля было принято решение Волховский и Ленинградский в составе Ленинградского фронта объединить. Командование поручили М. Хозину, ему же было поручено разработать план

вывода 2-й ударной из котла, и, кроме того, 25 апреля Л. Говорова

Сталин назначил командующим Ленинградской группой войск.

Однако ничего ситуацию изменить уже не могло, 29 апреля ликвидирован был и доблестно сражавшийся «Невский пятачок», а

30-ого был официальный приказ о переходе 2-й ударной к обороне

в связи с тем, что с ней «фактически отсутствовали коммуникации

связи». А фактически это была гибель, ставшая величайшей трагедией тысяч солдат и офицеров, за что вину принято сваливать на изменника Власова, однако был он там всего 2 недели, а несогласованность Волховского и 54-й армии Ленинградского фронта началась с

самого начала. Что, по сути, и привело к провалу на всех направлениях, и территориальные приобретения свелись лишь к нескольким

плацдармам на Волхове, небольшом вклинении в районе Погостья,

да еще позитив был в том, что более 15-ти дивизий противника было

оттянуто и это оказало поддержку защитникам Ленинграда.

М. Хозин за провал Любанской операции и гибель 2-й ударной армии (в мае-июле предпринимались еще попытки по выводу ее остатков) 8 июня был снят, командующим Волховским

фронтом был назначен К. Мерецков, а Ленинградским–Л. Говоров. И началась история уже иная, в которой в укреплении и усилении обороны Говоров проявил огромные упорство и настойчивость, что ситуацию стабилизировало, и Ленинград превратился

в мощный укрепленный район, а 19 августа он рискнул пойти

на еще одну, уже Вторуя Синявинскую по прорыву блокады наступательную операцию. Войска Ленинградского форсировали

Неву и захватили плацдарм в районе Ивановского, а 27 августа

с рубежа на р. Волхов начали наступление войска Волховского.

Вражеская оборона была прорвана, удалось выйти на подступы к

Синявино, однако здесь наступление было остановлено, немцы

перешли в контрнаступление, части Волховского опять попали в

котел, и от окончательного разгрома их спасло только форсирование Невы 26 сентября войсками Невской оперативной группы. Что остаткам двух армий позволило выйти из окружения, а

10 октября по приказу войска и Волховского, и Ленинградского

фронтов отошли на исходные рубежи, сохранив лишь–теперь

уже до конца, до 17 февраля 1943г., все тот же, на левом берегу

Невы, в районе Московской Дубровки, отчаянно сражающийся

«Невский пятачок».

Т.е. как видим, все 4 операции по деблокированию Ленинграда

в 1941-42гг. были мало или совсем неудачными, но они, все-таки,

во-первых, похоронили надежды немецкого командования на захват Ленинграда, а во-вторых, ситуация после Сталинграда кардинально менялась. Советские войска воевать и побеждать научились, и две оставшиеся уже под Ленинградом операции были победными и успешными. Закономерным итогом стал долгожданный

прорыв, совершенный 18 января 1943 г. войсками Ленинградского

и Волховского фронтов в ходе операции «Искра», в которой был

освобожден Шлиссельбург и очищено все южное побережье Ладожского озера. И пусть пробитый вдоль берега коридор был всего 8-11 км шириной, но он был, и связь сухопутную Ленинграда

со страной восстановил. К 20 января соединения Ленинградского фронта разгромили красносельско-ропшинскую группировку,

части Волховского фронта освободили Новгород. Однако далее

наступление в южном направлении особенно не удалось, противник в район Синявино подтянул 5 дивизий и большое количество

артиллерии, глубина немецких линий обороны в районе ораниенбаумского плацдарма достигала 20 км–и потому, чтобы исключить

возможность повторного выхода противника к Ладожскому озеру,

перешли к обороне.

Полностью связь города со страной не была восстановлена, все

основные железные дороги, идущие в Ленинград, были перерезаны, и попытки расширить сухопутные коммуникации (наступление в феврале–марте 1943 г. на Мгу и Синявино) не достигли цели.

Однако в летних и осенних боях войска фронтов сорвали попытки

противника восстановить полную блокаду Ленинграда, очистили

от противника Киришский плацдарм на р. Волхов, овладели, наконец, мощным узлом обороны Синявино и значительно улучшили свое оперативное положение. Боевая активность наших войск

сковала около 30 вражеских дивизий, и в сентябре утвердили план

уже последней, Ленинградско-Новгородской стратегической операции, целью которой было полное снятие блокады и освобождение территории Ленинградской области. 14 января 1944г. операция

началась, а 27 января гитлеровские войска, 872 дня осаждавшие

Ленинград, были от него отброшены. Отброшены окончательно, и,

развивая наступление, войска Ленинградского фронта продвинулись на 70 -120 км, к р. Нарва вышли и захватили плацдарм уже на

ее западном берегу. И такой, собственно, и была вся правда о боях и

сражениях 4+2 872-дневной обороны блокированного Ленинграда

— Правда Истории.

ГЕННАДИЙ ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!