140. Не только Сталина

dadmin Газета, Статьи из газеты №38 (2019)

21 декабря все прогрессивное человечество, так или иначе, будет отмечать 140-летие И. Сталина. И это правильно, Личность Выдающегося масштаба. Однако есть и иные исторические персонажи, подобные даты которых совершенно не помнят. Как не вспоминают, собственно, за ненадобностью, и их самих, однако одного из персонажей, на 44 дня раньше И. Сталина, 7 ноября (26 октября) 1879, тоже 140 лет назад, родившегося, давайте все-таки вспомним. Хотя бы потому, что с именем Вождя имя его однозначно связано, и зовут ровесника Троцкий (Бронштейн) Лев Давидович. Вспомним эскизно: по двум Революциям, «Чуду на Висле», и Гражданской войне в Испании с летальными ее последствиями.

Итак. Происхождение. Лева был пятым ребенком в семье Давида Леонтьевича и Анны Львовны Бронштейн (урожденной Животовской) – богатых землевладельцев-арендодателей из числа еврейских колонистов земледельческого хутора неподалеку от с. Яновка Херсонской губернии (ныне с. Береславка Кировоградской области Украины). А отсюда и следствие с «харизмой тщеславия»: что – поскольку происхождения «избранного», многое и следует брать. Любой, в том числе, радикальной ценой. И потому, в 17 уже лет – «харизму» чтобы начать реализовывать, стал Лева участником революционного кружка, в 1897 принимал участие в основании Южно-русского рабочего союза, а 28 января 1898 впервые был арестован. 2 года провел в одесской тюрьме, а с 1900 по 1902, будучи высланным, в Иркутской губернии.

Но «харизма» давила, бежал, в фальшивый паспорт, вписав – по имени старшего надзирателя одесской тюрьмы, фамилию Троцкий, кем и  вошел в историю.  В эмиграции много писал, наслаждался эффектом своих выступлений, познакомился в Лондоне с Лениным, и летом 1903, на II съезде РСДРП, его даже поддерживал. Однако после раскола по составу «Искры» склонился к меньшевикам, в 1904 отошел и от них, сблизившись с «выдающейся марксистской фигурой» той же самой – как, собственно, и К. Маркс, и сам Л.Троцкий, «избранной» национальности Парвусом (Гельфандом Израилем Лазаревичем). Который увлек теорией перманентной революции, полагая, что с помощью российского пролетариата зажечь удастся пожар революции уже мировой.

И вот 1905-й год, пожар можно уже начинать разжигать – и что? Нет к Воскресенью, ставшему Кровавым, 9 (22) января Троцкий не успел – да он в эмиграции и не очень представлял, что оно будет. Однако, узнав, тотчас же – «харизма» зовет! – первым из эмигрантов рванулся пожар разжигать. В конце февраля был уже в Петербурге, вошел в местную организацию социал-демократов, стал много, пафосно выступать, призывая захватывать власть и формировать социал-демократическое правительство «рабочей демократии». После провала организации вынужден был бежать, а далее события развернулись так, что, хотя Николай Кровавый Манифест об амнистии подписал только 21 октября, Троцкий, «предназначение свое великое» чувствуя, в Петербурге был уже в самом начале октября.

И для чего? А чтобы с началом  Всероссийской стачки,  13 октября возглавить (именно возглавить, «харизма» зовет!), созданный им с Парвусом Петербургский совет рабочих депутатов. И  более года возглавлял. Однако в начале декабря 1906, как и другие члены Петросовета, был арестован, и решением открытого судебного процесса приговорен, с лишением всех гражданских прав, к пожизненному поселению в Сибири. Но по пути в Обнорск (Салехард) – в Березово бежал.  Далее опять эмиграция, но при этом и один вопрос: а где же будущий вождь мирового пролетариата В. Ленин? А он после царского Указа об амнистии, более чем на месяц, опоздав, когда все места и должности Троцким с Парвусом были уже заняты – прибыл в Петербург только в ноябре. И, никакой особой роли, не сыграв, весной 1906 выехал в Репино, в Финляндию, а потом в Стокгольм.

Касаться лет в эмиграции не будем, кроме того, что в плане идеологическом Троцкий в 1912 создал Августовский блок, стал межрайонцем. Однако приближался год 1917-й, и какова в России ситуация? А, казалось, никакая. 19 января 1917 в Швейцарии Ленин так прямо говорил, что «мы, старики, не доживем до решающих битв  грядущей революции. Надеюсь, молодежь будет иметь такое счастье». Однако вдруг спонтанный Февраль с отречением императора и падением империи – и, значит, можно снова рвануть на пожар. Даже из эмиграции. Только кто опять первый? В 1905 Троцкий Ленина один раз уже значительно не только обогнал, но и переиграл – а как сейчас? «Харизма демона революции» опять звала, трубила, однако тут, по стечению обстоятельств, Троцкий Ленину по темпам (подчеркнем, только по темпам прибытия!) проиграл. Ленин из Швейцарии через Германию приехал в Петроград 3 апреля, а вот Троцкий, рванув после Февральской из США, где находился – по «техническим причинам» (из-за ареста в Канаде) подзадержался», и прибыл только 4 мая.

Однако сие «харизматика» ничуть не смутило, и сразу с Финляндского вокзала он отправился куда? Правильно, на заседание Петросовета, чтобы напомнить всем, что в 1905-г он его и возглавлял. Затем приступил к «распропагандированию» и переходу на сторону большевиков солдат разлагавшегося Петроградского гарнизона, особое внимание, уделяя кронштадтским матросам, зная, что там сильны позиции анархистов. А в отсутствие Ленина, скрывшегося в июле в Финляндии, принял на себя роль того самого, «демона революции»: 9 сентября был избран председателем Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. 2 октября сформировал Петроградский военно-революционный комитет (ВРК). 23 октября лично «разагитировал» гарнизон Петропавловской крепости. А 25-26 октября в качестве главного большевистского  оратора выступил на том самом, знаменитом  II Съезде Советов.

После 26 (13) декабря 1917 функции председателя Петросовета с себя сложил. И что далее, каковы достижения тщеславного харизматика после Революции? А далее знаменитое его «ни мира, ни войны»,  заведшее в тупик Брестские переговоры с Германией, с вынужденным подписанием 3 марта 1918 «похабного» Брестского мира. Но Троцкого не останавливает ни что. В связи с предреволюционными событиями в Германии, с  6 сентября 1918 он Председатель Революционного Военного Совета. И как не рваться к мировой революции, если сам Ленин, оценивая складывающуюся ситуацию, 1 октября 1918г. писал: «Мировая революция подошла настолько близко в течение одной недели, что мы можем рассчитывать на ее начало в ближайшие несколько дней… Мы должны, не жалея наших жизней, помочь немецким рабочим ускорить революцию, которая вот-вот должна начаться в Германии».

Однако неудача и там: к Власти пришли совсем не те, кого ждали. И Троцкий тогда – как бы в отместку, во многом организует, пусть и формальный, но 2-6 марта 1919 в Москве Первый Всемирный коммунистический конгресс. На котором и было-то всего 52 делегата от 35 партий и группировок из 21-ой страны, причем реально приехавшими из-за границы были только пятеро, а остальные проживали в Российской империи и принимали участие в Октябрьской революции. 4 марта Конгресс учредил Коммунистический Интернационал (Коминтерн) как партию революционного восстания международного пролетариата, и принял Манифест, лично Львом Троцким написанный, определивший главные цели и задачи мирового коммунистического движения. 1. Свержение капитализма 2. Установление диктатуры пролетариата. 3. Создание всемирной советской республики. А избранный Председателем Исполнительного Комитета Коминтерна (ИККИ) сородич  Льва Давидовича Григорий Зиновьев предсказал даже, что «В течение года вся Европа станет коммунистической».

Однако успехи по линии Коминтерна, который Троцкий во многом создавал, не приходили, и, чтобы, все-таки, привнести в Германию революцию, Троцкий с Тухачевским двинулись к ней через Польшу. Дошли до Вислы, и сотворили там, ставшее печально известным, «Чудо на Висле». Еще утром 14 августа 1920 Лев Давидович отдавал свою очередную директиву: «Герои, на Варшаву!», а к вечеру в течение двух суток под Варшавой было все кончено: около 60 тыс. войск Красной Армии попали в окружение. Всего в плену оказались 146 тыс., из которых примерно 60 тыс. – навсегда, где позднее в польских лагерях и погибли. Началось стремительное наступление белополяков, приведшее к утрате 25 августа и Западной Украины, и Западной Белоруссии, а в октябре 1920 принятию советской стороной позорных условий Рижского мира.

Но Троцкий все равно с 1919 остается Членом Политбюро, с 12.11.1923 становится наркомом по военным делам, и, оставшись без Ленина, продолжает со Сталиным, называя его «серостью», отчаянную борьбу за Власть. В  идеологемы вдаваться не будем, но с 1923 он лидер внутрипартийной оппозиции («Новый курс»), а противостояние доходит до такой остроты, что в июле 1927 даже апеллирует к так называемому «принципу Клемансо»: «Мы должны восстановить тактику Клемансо (экс-премьер-министр Франции в Первой мировой войне), который выступил против французского правительства в то время, когда немцы находились в восьмидесяти километрах от Парижа». Т.е его сторонники поднимут, стало быть, когда враг будет в 80 км от Кремля, восстание и призовут возглавить страну.

Внутрипартийная борьба шла по жесточайшим правилам военно-революционного времени, и потому, когда 7 ноября, к 10-летию Октября, троцкисты и прочие оппозиционеры пытались выйти на улицы с демонстрациями, ненависть к ним была столь велика, что в Москве и Ленинграде они были атакованы толпами, забрасывавшими «льдинами, картофелем и дровами», и выкрикивавшими лозунги: «Бей оппозицию!». А в Москве И. Смилга, Е.Преображенский, К. Грюнштейн, А. Енукидзе и др. толпой были вытащены с балкона и избиты, а вслед машине с Л. Троцким, Л. Каменевым и Н. Мураловым сделано было несколько выстрелов.

Естественно, что такой Троцкий еще с 25 января 1925 был снят с должностей Председателя Революционного Военного Совета и наркома по военным делам, в 1926 выведен из Политбюро, а 16 ноября 1927 исключен из партии.  Потерпев сокрушительное поражение, 18 января 1928 силой был доставлен на Ярославский вокзал с высылкой в Алма-Ату, а 18 января 1929 Особое совещание при коллегии ОГПУ постановило выслать уже и за пределы СССР. На судне «Ильич» Троцкого из Одессы переместили в Турцию на остров Бююкада близ Стамбула, в 1932 лишили советского гражданства. Однако он, находясь с 1933 во Франции, а с 1935 в Норвегии, борьбу против Советской власти и Сталина продолжает, и потому по требованию Советского правительства из Норвегии его депортируют. Но куда? А по приглашению президента Мексики появилась возможность перебраться подальше, за океан, и в январе 1937 Троцкий сначала арендует, а затем покупает дом в предместье мексиканской столицы Койоакане на улице Вены, превратив его в целях своей безопасности в маленькую крепость.

И вот мы подошли к черте 1937, когда в Германии уже 4 года у власти Гитлер и фашисты; в Испании с 18 июля 1936 идет Гражданская война республиканцев с профашистами Франко – и что в такой ситуации Троцкий? А Троцкий во всю активизирует свою деятельность, в том числе,  и своими сторонниками в Испании. Чтобы расколоть, а затем возглавить мировое коммунистическое движение, готовит свой IV Интернационал. Возможное возвращение к власти в «обновленном» СССР связывает с поражением Советского Союза в войне с Германией, еще в 1933, утверждая, что «… передать власть в руки пролетарского авангарда  можно только силой»

И поэтому в таких условиях борьба за единый фронт против фашизма и войны рассматривалась уже и не иначе как борьба против троцкизма. Троцкизм – это теория перманентной (непрерывной) революции, «перепрыгивание» через крестьянское движение, «игра в захват власти». Троцкизм в действии – крайнее левачество, забегание вперед, подкрепленное ура-революционными  радикальными фразами, попытка реализации смысла которых в жизнь, но без учета ситуации сегодняшнего дня, неизбежно приводит к неприятию и отторжению самого этого смысла. Причем теми, ради кого, якобы, эти фразы и декларируются, что в итоге – в отторжении – и приводит их к смычке с изначальными злейшими оппонентами этого смысла, наносит ему непоправимый вред и ведет к поражению.

Однако что и как делают троцкисты в Испании, где в Гражданской войне: с одной стороны, республиканцы, возглавляемые коалиционным правительством Народного фронта, в котором были и коммунисты, а с другой – германо-итальянские фашисты вместе с монархистами-фалангистами Франко? А были в Народном фронте и свои доморощенные троцкисты созданной в 1935 в Барселоне партии ПОУМ – рабочей партии марксистского единства, ближайшими союзниками, которых были анархисты Федерации анархистов Иберии (ФАИ). Были троцкисты, съехавшиеся со всего света, также и в Интернациональных бригадах, сражавшихся на стороне Народного фронта. И вот троцкисты эти – ни с чем и ни с кем не считаясь, срывают установление в республиканской армии дисциплины, правильного централизованного построения армейских частей, подчинения их единому командованию; неуправляемо ведут себя на фронте, порой самостоятельно оставляя позиции.

А апофеозом всего становится организованный ПОУМ 3 мая 1937 в Барселоне вооруженный мятеж под лозунгом свержения уже – ни много не мало, не франкистов, а неугодного им республиканского правительства (ну прямо по Троцкому, по принципу Клемансо). Три дня в городе шли кровопролитные уличные бои, и – хотя мятеж и был, в конце концов, подавлен, 500 человек погибло, свыше 5 тыс. ранено. Простить такое уже не могли, и глубинная ненависть к анархистам и провокаторам – троцкистам, самому Троцкому, в сердцах многих республиканцев родилась. С соответствующими последствиями. 15-16 мая 1937 ПОУМ была запрещена, руководители испанскими коммунистами были ликвидированы, а позднее – за дисциплинарные преступления и шпионаж в пользу Франко – около 500 троцкистов были казнены и в составах интербригад.

Не могло все это, действия троцкистов в Испании, остаться незамеченным и в Москве. И с августа 1936, почти параллельно с событиями в Испании, шли судебные процессы по троцкистской оппозиции. И также с расстрельными приговорами. 19-24 августа 1936 – по делу «Троцкистско-зиновьевского террористического центра»; 23-28 января 1937 – «Троцкистского параллельного центра»; 23-30 мая 1937 – «Антисоветского троцкистского центра» и 2-13 марта 1938 – «Антисоветского правотроцкистского блока». Причем процесс наиболее громкий, с арестом 22 мая 1937 Тухачевского и его сподвижников по заговору военных («Антисоветский троцкистский центр») и их расстрелом 11 июня – случился сразу после майских событий в Барселоне.

Сталин и по Троцкому видел такой процесс, для чего соответствующей операцией его надо похитить. Однако Мексика далеко, сделать быстро оперативно невозможно, и переориентация была переведена на операции уже по физическому устранению. И чтобы кто это сделал?  Естественно, кто-то из тех, кто в Испании сражался против фашистов и троцкистов, владеет еще и испанским языком.  И были среди кандидатов и сражавшийся в интербригадах  мексиканский художник Давид Сикейрос, считавший Троцкого главным виновником поражения республиканской Испании и готовый ему за то отомстить, какими бы ему последствиями это не грозило. И один из лидеров комсомола Каталонии, позже член Компартии Испании Рамон Меркадер (псевдоним «Раймонд).

В ночь на 20 мая 1940 двадцать боевиков группы Д. Сикейроса в форме мексиканской полиции и армии на 4-х машинах прибыли к вилле Троцкого. Ворвались на ее территорию, перерезали телефонный провод, стремительно проникли во внутренний двор и открыли шквальный огонь по дому, в основном по спальне Троцкого. Однако тому с супругой Седовой удалось укрыться на полу под кроватью.  И тогда через 3 месяца, 20 августа 1940,  покушение совершил уже Рамон Меркадер. Под именем канадского гражданина Фрэнка Джексона попросил Троцкого прочитать его статью о троцкистском движении, тот пригласил в кабинет, и, когда углубился в изучение, «Раймонд» нанес ему удар ледорубом.  Однако сразу тот не погиб,  был увезен в больницу, где потерял сознание, и только 21 августа в 7:25 умер (после кремации был похоронен во дворе дома в Койоакане).

В «Правде» за 24 августа появилось сообщение, что «Телеграф принес известие о смерти Троцкого. По сообщению американских газет, на Троцкого, проживавшего последние годы в Мексике, было совершено покушение. Покушавшийся Жак Мортан Вандендрайш – один из ближайших людей и последователей Троцкого». Так закончилась биография «харизматика тщеславия», «демона революции интернационального происхождения» Льва Троцкого, 7 ноября которому исполнилось как бы 140 лет. Не только, получается, И. Сталину. Однако несоразмерность их слишком Велика. Слишком. И в Историю они вошли по-разному и соответствующе. 140-летие И. Сталина все помнят, и многие как-то и отмечают. А вот Троцкого? Кто отмечает Троцкого? Разве что «либералы избранной национальности». Разве что «избранной»…

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!