Это опиум

admin Газета, Статьи из газеты №28 (2017) 0 Comments


К. Маркс когда-то высказал совершенно гениальную мысль, что «Религия — опиум для народа», и гениальность ее — в вечной пока актуальности. О чем свидетельствует, в частности, и то, что мы сейчас видим в Москве и Питере, а видим коллективное безумие при появлении какого-то там высушенного якобы 9-ого ребрышка некоего старца по имени Николай, спасавшего моряков, исцелявшего больных и помогавшего бедным. За что прозвали его Чудотворцем, а когда умер — высушили, бальзамировали, как одного из самых христианских святых, почтили, и то, что от его мощей оставалось, бережно в итальянском Бари уже 930 лет хранили. Под мраморной плитой в 32 тонны.

И, что ж, такой талантливый старец вполне возможно действительно когда-то был. И помогал. А сейчас, впервые, через отверстие в раке, из которого раз год откачивают святое миро (масло), специальными хирургическими инструментами частичку 9-ого левого, как бы поближе к сердцу — ребрышка извлекли. В другую, со спец. лункой под нее, раку бережно уложили, жидким воском с благовониями залили, закрыли и опечатали. Затем в изготовленный в подмосковном Софрино серебряный ковчег с золотым напылением (больше метра в длину, 0,5 в глубину и весом порядка 50 кг) поместили, бронированным стеклом опечатали. И сверху, почти во всю длину ковчега, икону Николая, цветным воском написанную — прикрепили. Установили на украшенный подиум и на самолете: сначала в Москву, потом в Питер — направили, где торжественно, с эскортом, встречали аж губернаторы. А затем в Москве в храме Христа Спасителя с 23 мая по 12 июля, и в Питере в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры с 13 по 28 июля — ковчег на обозрение выставляли.

В Москве на набережной Москвы-реки в многокилометровой очереди каждый день по 8-10 часов выстраивалось и проходило от 20 до 60 тыс. человек. Всего около 2 млн., из которых, собственно, москвичей — 40%, а остальные — от Астрахани до Дальнего Востока. Храм закрывался к полуночи, в нескончаемых очередях помогали более 14 тыс. волонтеров, а вообще для координации, скорой помощи, полиции и храма создан был оперативный штаб. А в Петербурге с 8 до 22 часов пройти, поклониться можно будет в 4-х километровой очереди, сформированной так: Тележная ул. — 2,7 тыс. человек, проф. Ивашенцова — 1 тыс., Миргородская — 1,3 тыс., Кременчугская — 5,5 тыс. Всего до 15 тыс., и далее через пл. Александра Невского, Лаврский проезд, 2-й Лаврский мост, по набережной р. Монастырки, в главные ворота Лавры и главный вход в собор. На пути движения будут функционировать автолавки с выпечкой, чаем и кофе, обеспечат бесплатной водой и будет установлено порядка сотни биотуалетов. Ежедневно работать будет не менее 500 волонтеров, 2 бригады скорой помощи, а для детей до 2 лет в сопровождении одного родителя и инвалидов I группы действовать будет льготная очередь, формироваться, которая будет под контролем представителей соц. служб.

А теперь о главном. О коллективном безумии. Которое видишь, всматриваясь в глаза в глаза с алмазно-твердой решимостью выстоять сколь угодно, но только чтобы обязательно припасть, прикоснуться, что-то «с воздыханиями» сказать или просто шепнуть «ребрышку» с твердой верой, что уйдешь отсюда молодым и здоровым. А нет, так все равно «ребрышко Николая» за стояние это тебе что-то подаст. Выглянет солнышко — значит от него, тебе в радость. Пойдет, наоборот, дождь — к хорошему у тебя урожаю. И т.д. К Лету, Весне, Зиме, Осени, наконец. Что напоминает институтские, к примеру, годы, когда студентка, абсолютно не желавшая тратить время на получение знаний, но экзамен желавшая как-то сдать — бежала в церковь, ставила свечку, и молилась, чтобы экзамен этот, безо всяких там знаний — сдать. Как молятся девушки и чтобы выйти замуж. Не занимаясь повышением культуры, духовного облика и внутреннего совершенства — а просто: пойду, хорошо помолюсь, и замуж, может, кто и возьмет. Как и не отличающимся сильным здоровьем, зачем заниматься каким-то там спортом, вести здоровый образ жизни, когда точно также: пойду, помолюсь — и боженька, может, поможет.

И так многие, как бы верующие. И во всем. Как и сейчас, с психикой, граничащей с сумасшествием, стоят к 9-ому ребрышку. Или тому, что от него там осталось, если вообще что-то осталось. Как ходят, к примеру, точно также, в этот же Свято-Троицкий собор и также вдохновенно прикладываются к ковчегу с мощами, якобы, Александра Невского, которые дважды уже сгорали, и остались только часть черепа, кости рук, ног, два ребра, да какие-то, невесть от чего, частички, в мешочек уложенные. И это XXI век! Это высокодуховная Россия! И в чем-то возражать таким, сквозь все тернии преклониться приходящим, приезжающим — бесполезно. Это — конец. Опиум. Со стеклянно-оловянными, блаженно-исступленными глазами. Без единственной мысли в них. И это не лечится. Религия — опиум для народа, и К. Маркс в этом гениально прав. А Патриарх Кирилл, наоборот, моление-стояние у мощей считает необходимостью укрепления, а то и просто приобщения к вере. Такое между ними разночтение отношений: у кого — к правде, у кого — к непротивлению подчинению, и тут тоже ничего не поделаешь. Увы…

 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *