ЧЕРВОВАЯ ДАМА

admin Газета, Статьи из газеты №34 (2017) 0 Comments

Четверть века назад это был второй (наряду с монахиней Терезой) – раскованный сексуальный символ современной: избавленной от страхов наступления коммунизма, мещанской «цивилизации», была – мещанская эмблема «гуманистических» цивилизационных достоинств. Сейчас, вместе с наступлением на европейские, скованные «интернационализмом» (под обновленной кликухой толерантности), страны ближневосточных обычаев, мод и нравов — образ её и биография, как подлинная так и медийная, всё более стираются из памяти. Нет, не потому, что не в меру обнаженная (для представительницы фамилии Виндзор) миссис была особенно преступна! Просто «законность» и «нравственность» в мире сем обрели новый иконический образ: образ брадатого фарисея, по графику экстатически бьющегося лбом о землю (о коврик), обрезывающего интимные части тела и заворачивающего на людях женскую плоть, яко частную собственность, в глухую упаковку. Работорговле (женской: зри объявления о секс-услугах!!) это не препятствует…

Блондинка с жесткими волосами, грубыми («греческий» нос ей сделают позже), пусть правильными чертами лица, и крупными – не «дворцовыми» руками более подходила для ролей простых женщин «доброй старой Англии», нежели глянцевого символа изысканно-буржуазной и мультирасовой, без классовой борьбы и без подвигов интеллекта и «прямого действия», Евросоюзовской эпохи. Большие внимательные глаза – едва ли не единственное, что делало ее интересной. Это была настоящая «леди» — по первому значению это звание, носимое дочерями пэров (включая графов Спенсеров), означало «месительница теста» [О.Шрадер, 1913]: домохозяйка.

Вопреки теперешним легендам, рисующим блестящую юность в роскоши и почете, первая за 300 лет англичанка, вышедшая за престолонаследника Альбиона, до замужества была девицей, весьма простой по положению, возможностям, жизненным перспективам. Ей не светило богатство и знатность. По законам Англии — титулы и имущества наследуются майоратно, с преимуществом мужской линии. А у Дайны был брат. Выйдя замуж, она получила доступ к модным коллекциям и шкатулкам с фамильными драгоценностями Елизаветы II. В юности этого не было, и теперь, перед съемочными камерами, мини-юбка — уместная на сражавшихся с полицией в 1968 г. студентках, плохо сочетаясь с декольте и драгоценными ожерельями, выдавали отсутствие вкуса в роскоши.

Но и Золушкой, встретившей своего принца, что живописала легенда 1980-х, она не была. Отец — виконт Элпорт, дожидавшийся наследования графского титула, состоял в родстве с У.Черчиллем и М.Тэтчер, бабка была близка к Королеве-матери, родовой дом графов Спенсеров стоял в самом центре Лондона, . С престолонаследником Британии, приехавшим в Элторп на охоту (резиденция Виндзоров была неподалеку), она познакомилась в 16 лет… Проблемой, осложнившей предстоящую взрослую жизнь ее, было положение, мимолетно описанное в пьесе Б.Шоу «Пигмалион»: номинальное аристократическое положение без кошелька (обеспечивающего замужество) и без интеллигентной профессии.

А девочкой Ди была простой, во всех смыслах, без малейшего намека на звездное будущее. Начальное образование она получала домашнее, но не «высокое», а условное — преподносимое гувернанткой, учившей еще мать Дайаны. В 8 лет она увидела развод родителей; дети остались с отцом, но его вторая спутница их невзлюбила… В 12 будущую принцессу отдали в закрытую привилегированную женскую школу в Уэст-Хилл (графство Кент). Эмоциональная, но стеснительная, домашняя девочка не показала способностей к наукам. Строгая — рассчитанная на логическое мышление система преподавания не воспринималась ею и, подозреваю, что в те годы – когда «ведьма» М.Тэтчер еще не отменила телесные наказания в школах, Ди отведывала и розги, щедро назначавшиеся воспитателями аристократических школ Альбиона.

Но незамысловатая, с грубыми чертами и примитивными плебейскими вкусами (всю жизнь главным ее чтением будут любовные романы Барбары Картленд), гимназистка обнаружила некоторые дарования. У нее были бесспорные способности к музыке, хореографии; также она любила возиться с маленькими детьми. Ей пошли впрок и уроки домоводства, обязательные для будущих аристократических жен. Но закончить Уэст-Хилл она не смогла, как и элитную школу в Швейцарии, откуда предпочла возвратиться на родину в 15 лет.

В Лондоне она поселилась в пустующей квартире матери, проводившей больш.часть времени на родине в Шотландии. К 18-летию обрадованный отец, унаследовавший титул графа Спенсер, купил дочери квартиру (100 тыс. ф.ст.), превратившуюся в молодежное общежитие ее и нескольких подружек. Впрочем, работу в эти годы мисс без образования (и без интеллектуальных задатков) выбирать не приходилось: она служила домработницей у замужней сестры, няней в семье и няней («помощником воспитателя») в детском саду, инструктором танцев у подростков. Вот такую девушку увидел в 1977, а в 1980 познакомился близко герцог Карл Виндзор («принц Чарльз»).

 

Именно он – принц Уэльсский, наследник Британской короны, ненавистный либеральной прессе, оказался в этой истории страдающей стороной. Живое человеческое общение между отцом – принцем-консортом Филиппом и сыном было не в чести у герцога Эдинбургского. Маленький и некрасивый, зажатый, не отмеченный талантами (неинтересный учителям), вдобавок белая ворона – обладатель исключительного титула (в послевоенной Англии не дававшего никаких привилегий), в школе принц сделался мальчиком для битья, а принципиальные как машина родители-протестанты не допускали никаких поблажек будущему «символу нации». В 1970-х, параллельно университетской магистратуре, как будущий Главнокомандующий, он был отправлен проходить военную подготовку сразу по трем специальностям: офицера ВМС, морского пехотинца, военного летчика. На военной базе в тропическом Брунее будущих морских диверсантов, включая сомнительного в части годности «ботаника», принца-аспиранта, накачивали, ежедневно посылая бегать кроссы по 50 км (советских «молодых бойцов» гоняли на 12 км, американских кандидатов в джи-ай на 5 или 8 км)… Столь же бесцеремонно диктовалась Чарльзу личная жизнь. В женитьбе на Камилле-Розмари, дочери майора Шанда, ему было отказано; родителям подруги «порекомендовали» немедленно выдавать ее замуж. Бесцеремонное семейно-государственное воспитание сложило специфические отношения Чарльза с социумом: он не прекратил романа с замужней Камиллой Паркер-Боулз, в то же время, демонстративно волочась за многими девицами, но отказываясь вступать в «законный брак», обеспечивать прирост населения в королевском роду Виндзоров… В этот раз отец послал старшему наследнику суровый письменный приказ: «сохранить доброе имя девицы». Принц, по словам его тетки Памеллы Хикс, взял под козырек: он сделал Д.Спенсер официальное предложение. 19-летняя девица Спенсер его приняла. Увы, на незамысловатых книжках Б.Картленд она получила воспитание, любимым ее чтением была «Невеста короля», книжная картина мира затмила реальность, где жених был ниже ее ростом и старше на 13 лет, из которых 10 продолжался его роман с Камиллой (Ди ее знала). …В интервью Чарльз сказал, он был искренне поражен тем, как «Диана оказалась готова положиться на него». Сарказм интервьюируемого стал ясен впоследствии.

На старых снимках не юная (одногодок друга), уже несколько потасканная, Камилла неизменно оказывается интересней сексапильной Дайаны. Чем непритязательная домработница рассчитывала затмить соперницу? Похоже, как «законным женам» средневековья, вопрос ей не приходил в голову. «Медовый месяц оказался отличной возможностью выспаться…» — засвидетельствует она в письме фрейлине 15.08.1981. Между магистром искусств (гуманитарных наук) Кембриджа и детсадовской няней было поколение возраста и пропасть в образовании, но свежесть Дайаны не могла вытеснить потребность мужа в интеллектуальном внимании. Она сочла, что он должен спуститься на ее уровень, а никак не она подниматься до уровня мужа. Она не интересовалась ни его работами по искусствоведению, ни его экологическими интересами, критиковала его привычки и не скрывала издёвку к его набожности. Им не о чем было говорить. А просто слушать Чарльза, что делала Камилла, Ди не умела. Ей, словно даме из феодальных времен – в странах Европейской цивилизации лишенной «прав», но обладавшей статусом, требовался интерес к себе. Формой возбуждения его стала провокация скандалов в закрытом, пуританском семействе Виндзоров.

Отсюда же – пошлА её публичная «миротворческая» и «благотворительная» деятельность. Надо ли пояснять, что деньги, на которые закупалось дорогостоящее медицинское оборудование (не нужное жертвам таких, вернувшихся в общество социальных, массовых болезней, как сифилис, тиф, туберкулез), были пожертвованными, а не ее личными деньгами. Кампания против производства противопехотных мин – была, в действительности, кампанией против партизан: им нет разницы, погибнешь на минных заграждениях или под кассетами авиации и ракетных войск. А солдаты, зачищающие лес от повстанцев, обычно, не страдают от последних… Разумеется, вольное поведение принцессы в вояжах не добавляло ей симпатий мужа. А нездоровый интерес СМИ подогревали словоохотливые друзья Ди, которым она позволила рассказывать о жизни в Кенсингтонском дворце. …Англия помнит времена, когда супружеская измена королю приравнивалась к государственной измене! Конечно, Виндзоры далеки от практики Тюдоров: рубить головы за прелюбодеяния, да и Чарльз не монарх. Но политическое табу на женскую измену в протестантском Ганноверском роду остается. Принцесса должна считаться святой. Дайана знала статус жены и матери наследников Британской монархии, но игнорировала его, как и то, что статус ее любовников (конюхи, водители, офицеры охраны) унижает и Чарльза, и ее саму. В 1992 году супруги разъехались, а в 1996 официально развелись. Мать наследников престола подумывала о новом замужестве. Она была готова «осчастливить» их одноутробными братьями-мусульманами. Первым любовником-мусульманином был хирург Хаснат-Хан, пакистанец родом. Ди была так увлечена, что после развода с Чарльзом, готова была перейти в мусульманство, лишь бы выйти за него. Но ученый человек – он предпочел сбежать от дамы эгоцентрического характера, утратившей положение в семье Виндзоров. Далее состоялась встреча с кинопродюсером Доди, сыном известного олигарха Махмуда аль-Файеда.

Смысл деятельности старой арабской элиты стран Европы заключался в том, дабы держать в повиновении (европейскому истеблишменту) диаспору соплеменников (ныне мигранты-радикалы, особенно муллы, активно вырывают единоверцев из рук «предателей»). Аль-Файеды были прочно вписаны в элиту стран НАТО. Но был нюанс: эти «египтяне» (как пишут их в справках) были гражданами Ливийской Джамахирии, имея вторым господином Муамара Каддафи. Об этом террористе – наводнившем Европу политизированными бандитами еще в 1970-х гг., а на родине хватавшим и бросавшим в пыточные тюрьмы болгарских медсестер, трудившихся в госпиталях страны с 4-х классным образованием туземцев, в русскоязычных источниках тоже преобладает туфта! По сообщению Г.П.Климова, этот «враг американского империализма» и «друг России» был наполовину африканским евреем.

Перспектива замужества матери наследников Британской короны за гражданином страны, прославившейся как штаб-квартира террористов и находящейся под санкциями, терпение спецслужб переполнила. В Париже 31 августа 1997 г. мерседес, управляемый шофером-охранником А.Полем (по-видимому, проинструктированным агентом контрразведки), на котором Доди и Дайана попытались оторваться от назойливых папарацци, на скорости ок. 200 км\час нырнул в тоннель перед Альмским мостом. Здесь, ослепленный лучом лазера, шофер инстинктивно дернул руль в сторону. Машина врезалась в опору. Доди и Анри погибли мгновенно. Ди умерла спустя два часа в больнице Сальпетриер. Второй охранник, буквально собранный хирургами по частям, вследствие перенесенных травм (а возможно, проинструктированный следствием), подробностей катастрофы не запомнил. Всё списали на алкоголь в крови Анри…

 

Роман Жданович

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *