Сергей Викулов? Да он же «седьмой вальс»!

admin Газета, Статьи из газеты №42 (2017) 0 Comments

«Мне нужен фарш. Где тут у Вас фарш? Вы знаете, что такое фарш?»,–тихо, по-профессорски, спрашивал он гастарбайтера.

Тот, главное, не знал, что покупатель фарша – Народный артист СССР, Сергей Васильевич Викулов.

Мы стояли на Мойке, у Красного моста, и, не замечая тяжести пакетов «Д», любовались божественным закатом. Его, в Питере, кажись, можно видеть только здесь. Скажи нам кто-нибудь, что это просто перистые облака, что они образуются в ионосфере…

Мы бы не поняли. Или, может, резанули бы пушкинское: «Молчи, бессмысленный народ, Подёнщик, раб нужды, забот! Несносен мне твой ропот дерзкий, Ты червь земли, не сын небес; Тебе бы пользы всё — на вес Кумир ты ценишь Бельведерский». И стали бы судить о красоте, об искусстве и его отношении к Жизни.

Потом о философии, политике. А может, и о выгодах приглашения иноземных балетмейстеров в «Мариинку», вместо своих. И о том, о сём. С ним интересно говорить. Спорить трудно. И дело это неблагодарное. Потому, что его нельзя в дискуссии одолеть, ссылаясь на соображения выгоды. Да ведь он часто противоречит сам себе. Но готов это признавать. Хуже того, он всегда искренен.

Даже когда обманывает или обманывается сам. И потому еще, что он Великий артист–велик и в заблуждениях. Ну, какие ему подойдут Ницше или Бердяев? Не могут они держать на одной руке Золушку. Настоящую. Какой была, например, блистательная балерина (теперь педагог-репетитор Михайловского театра оперы и балета, Светлана Ефремова). Так что пусть эти философы пасут своих «коней «вообще» на ядовитой травке гнилых реакционных теорий. Викулов, размышляя об отношении искусства к действительности, кажется, считает, что любая философия лишь слабый отблеск Жизни. Что она выше любого искусства, она определяет его. Не наоборот. Отражать её, стоит, в философии, в искусстве, в балете. Но лишь для преобразования. Для этого-то и нужны новые формы. Соответствующие новизне эпохи, а не счету оборотов Земли. Ну, а как же, почти вечное, «Лебединое озеро»? Викулов назвал его балетом эталонным. В каком смысле? А в том, что эта вершина балетного искусства не допускает ни малейшего недостатка, фальши, ошибки, ни в какой детали. Ни в чем. Тогда оно и есть, это «озеро». А сегодня в Питере «озер»–залейся. Классика кормит толпы дилетантов и поденщиков балетного рынка.

Его «гастарбайтеров». Но покажите новое, великое. Его, нет. Да и быть не может. Предлагаю: «Сережа, поставь балет о знаменитой «дуэли Четырех» из-за девчонки Истоминой, воспетой Пушкиным в Первой главе «Евгения Онегина». Ведь какой сюжет!» «Но кто напишет музыку?»,–отвечает мастер. Сам он не без успеха поставил немало балетных номеров и в России, и в…Маниле. Там, на Филиппинах его хорошо знают и ценят… Викулов мудрее многих выдающихся артистов балета: он получил образование и на балетмейстерском факультете Консерватории. («НП» недавно писал об уничтожении этого факультета). Поэтому его постановки не только высокопрофессиональны, но и развивают классические традиции. Вопреки жалким реформистским потугам некоторых балетмейстеров «осовременить», например, «Жизель», придав ей какой-то цветовой, кровавый, тон. Викулов считает современным то, что создает новую эпоху в содержании произведений балетного искусств, и «вливанием» его в соответствующую, новую форму.

Как это было в классике балета других эпох.

В божественном закате далью небес у Красного моста, что-то трагически-прекрасное, шекспировское. «Шекспир — это жизнь и смерть, холод и жар, ангел и демон, земля и небо, мелодия и гармония, дух и плоть, великое и малое… но всегда истина»,– сказал В.Гюго.

А все-таки, Викулов С.В., Народный артист СССР, великий мастер, и очень жизнерадостный человек, прежде всего «неисправимый» романтик. Когда звучит Седьмой вальс Фредерика Шопена, всегда оживает в памяти Юноша, пытающийся удержать порхающую Сильфиду. Всегда видится «Шопениана». Всегда видишь фею воздуха, полета: «Сережа, как это ты делаешь? Ведь кажется, что не ты поднимаешь, и держишь на руках балерину (неотразимую Эмму Минченок), а пытаешься удержать невесомую, улетающую в небо, Грезу?» Викулов смеется: «Немало я потаскал их на руках. Знаешь, я ведь до сих пор ежедневно делаю экзерсис. И отжимаюсь… 40 раз. А этот номер… очень простой.

Но постановка Михаила Фокина – гениальна. И современна уже ровно 110 лет». Где правда? Правда искусства, правда Жизни? Она – в вечной смене, в единстве и борьбе противоположностей Жизни. Искусство, настоящее, живое, а не мертвечина «современного», распродаж на конкурсах и балетных форумах, под разными «соусами» жадной «современности», и грантами, отражает Жизнь. Театр, балет, способен отразить ЭПОХИ в жизни человеческого общества, ибо он, как напоминает Сергей Васильевич любимого Пушкина: «Волшебный край! Там…» В этом краю, в своем доме, сотворив великое, и продолжает работать, Викулов.

Прощаясь у «Вольфа и Беранже», он крепко жмет руку. Еще раз поздравляю его с юбилеем. Он отмахивается: «Не люблю юбилеи… поминки. Много работы. Сейчас с молодежью». То есть: «И вечный бой…». И вечный романтик с сильной рукой, и всеми его поэтическими порывами и безумствами–Седьмой вальс из «Шопенианы». Наш дорогой Сергей Васильевич Викулов! 23 Октября 2017 ЮЛИЙ СИМОНЕНКО Фото – автора

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *