ОТКУДА БЕРУТСЯ НЕУДАЧНИКИ? ВМЕСТО УЧЕНИЯ – МУЧЕНИЯ

admin Газета, Статьи из газеты №45 (2017) 0 Comments

Думаю, настало время озвучить существующую в каждой школе колоссальную проблему, о которой все стыдливо молчат. Я имею в виду так называемых пофигистов и неудачников, про обучение которых педагоги говорят «три пишем, два в уме». С ними мне, как детскому психиатру, приходится регулярно общаться. Причины для появления неудачников в школе самые разнообразные. Это некомпенсированные своевременно дефицит внимания и гипердинамический синдром у ребенка. Это и социально-бытовая запущенность, то есть ненадлежащий контроль со стороны родителей. А порой грубые педагогические ошибки, когда конфликт ребенка с первой учительницей напрочь отбивает желание учиться, приводит к отторжению от школы. Если родители и педагоги замечают проблему в самом начале, то можно еще исправить ситуацию. К примеру, перевести ребенка в компенсирующий класс или на индивидуальное обучение. Но здесь важно доверие родителей к школе. Бывает, что взрослые просто закрывают глаза на проблему. И что дальше? К старшим классам получаем изгоя-неудачника. Оставлять его на повторное обучение бессмысленно, большинство становятся прогульщиками и попросту игнорируют школу. Здравый смысл подсказывает: не хочешь учиться — иди деньги зарабатывай, чтобы обеспечить свои прихоти! Кстати, многие подростки, с кем приходилось общаться, выражали желание работать и зарабатывать (это позволяло бы им достойным образом самоутверждаться в среде сверстников). А уж потом, оценив преимущества образования, они могут доучиваться в вечерней школе, где равные среди равных. Но увы, теперь вечерние школы практически ликвидированы, на работу подростков не берут, и вынуждены они, бедолаги, терпеть «мучение» до 9-го класса. Окончания школы они ждут с нетерпением, надеясь навсегда освободиться от «лишних» (как они уверены) знаний. Рассуждения их просты: зачем повару разбираться в системе координат или для чего автомеханику заучивать типы соцветий? В самом деле, если у вас дома засорился унитаз, вы не спрашиваете у сантехника таблицу умножения, а пробивая товар на кассе, не интересуетесь координатами Гибралтара. (Добавлю шепотом крамольную мысль: возможно, даже министр образования не знает на память эти координаты, но просто знает, где их посмотреть.) Уверена, абсолютное большинство этих «пофигистов» способны освоить выбранную профессию и качественно справляться с нею. Но непреодолимой преградой для них становится ГИА — государственная итоговая аттестация. Я не согласна с чиновниками из Министерства образования и науки РФ, что тестовый контроль является единственной объективной формой проверки знаний. Нынешние положительные оценки по ЕГЭ отнюдь не безупречны, те, кто все-таки стал первокурсником, частенько шокируют преподавателей вузов своей безграмотностью. Я на практике убеждалась, что абсолютное большинство неудачников, мечтающих вырваться из школы, способны решить типовые задачи по математике, используя заданный шаблон. При необходимой подготовке они смогут написать изложение, подготовить ответ в рамках заданного в билете вопроса. Не эти ли качества (умение следовать образцу, находить решение, используя доступные навыки) необходимы хорошему мастеровому? Так зачем заставлять родителей и педагогов лукавить и искать обходные пути, чтобы любой ценой добиться щадящих условий для сдачи ГИА? Почему бы не оставить тестовую форму ГИА для тех, кто намерен учиться в 10-11-х классах, а для тех, кто намерен уйти из школы в техникум или училище, вернуть контрольные и билеты? И еще стоит задуматься над тем, что педагоги при нынешней ситуации становятся заложниками рейтингов. Ученик для них лишь инструмент. Естественно, неудачники им не нужны. Но работу педагога можно оценить лишь по тому, какими гражданами стали его ученики, это проверяется годами, а не тестами. Выпускные аттестаты Сергея Королева или Антона Чехова не сделали бы чести их учителям, но сейчас невозможно переоценить их вклад в мировую науку и искусство. А в кого превратятся через 5-7 лет эти подростки, выброшенные «за борт»? Без профессии, без перспектив для социального роста, они в лучшем случае засядут дома. Но следует знать, что такие люди создают большое социальное напряжение в обществе. Так на кого работает наша школа? ЕКАТЕРИНА КУЛЕБЯКИНА, детский врач-психиатр высшей категории, Обнинск, Калужская область

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *