Националистические сложности Истории

admin Газета, Статьи из газеты №36 (2017) 0 Comments

 


Видя все антирусское, царящее в нынешней Украине, вспоминаются и две, давно уже минувшие исторические сложности, с нею связанные, и вызванные тем, что из одного Древнерусского корня — Киевской Руси после распада ее в 1240г. выйдя, пошли Северо-восточная и Юго-западная ветви ее по достаточно разным историческим путям. Первая, попав на 2 века под Золотую Орду, собираться и развиваться стала потом уже как Русь Московская, а вторая, куда вошло и княжество Галицко-Волынское, в века эти же попала под католическую Речь Посполитую.

И первая сложность, как оказалось, связана глубоко была с самым позитивным, что в нашей совместной истории было — воссоединением Малороссии (части по Левобережью Днепра с Киевом) с Россией в 1654г. Ибо все было далеко не так просто, что Рада Переяславская собралась — и решение такое бурно приняла, а в ситуации совсем другой. Когда царем в Государстве Российском стал в 1645г. Алексей Михайлович, досталось оно ему после Смуты и ее последствий в состоянии, когда полякам были отданы огромные территории на западе, в том числе старинные русские города Смоленск и Чернигов, шведам — устье Невы и берега Финского залива — и задумал он их возвращать. А ставший в 1648г. гетманом Сечи Запорожской Богдан Хмельницкий поднял восстание и вступил в войну с притеснявшими земли Малороссии поляками. Антипольские настроения эти обоих как бы сближали, и, чтобы ляхам не уступить, ибо битвы с ними предстояли жестокие, Богдан, ища защиты, пошел на то, что 18 июля 1648г. направил в Москву Алексею письмо с просьбой его Запорожских казаков принять в подданство. Тот, учитывая ситуацию, все обдумывал и выжидал — и после ряда неудач, в 1651г., Богдан направил ему второе письмо с тем же предложением. На что Алексей по-прежнему продолжал думать, выжидать, но кое с кем еще и советоваться, в том числе и со своим другом, 4 августа 1652г. на патриарший престол вступившим Никоном. Тот был только за вступление, что в феврале 1653г. от имени РПЦ подтвердил, а 11 октября Земский собор решение о воссоединении от имени Алексея одобрил. Объявлено было о предстоящей с Речью Посполитой войне за освобождение Малороссии, и к Богдану, в Переяславль (90 км от Киева) направлено было посольство во главе с боярином В. Бутурлиным. На Переяславской Раде 18 января 1654г. оно присутствовало, решение о вхождении Рада приняла, а Алексей Михайлович 27 марта его удовлетворил и казаков принял.

Но тогда же Никону поручил и проведение церковной реформы. Зачем? С одной стороны, по причинам именно предстоящего вхождения Малороссии связанным, а со стороны другой, связанным с тем, что после падения в 1453г. Византии русские правители приняли для себя концепцию, что Москва — Третий Рим, и считать себя политическими и духовными преемниками ее стали. Что продолжал считать и царь крепнувшей Руси Алексей, мысливший стать как бы наследником византийских императоров, а патриарх его, чтобы стал патриархом Вселенским. Однако носителями византийской традиции стали, поскольку были куда ближе к Константинополю — греки, и сложились с ними серьезные религиозные расхождения, менять которые, если хочешь что возглавлять — надо, делая веры: русскую и греческую -тождественными. Почему из Киева в 1649 г. были приглашены, знавшие греческий язык монахи, начато было сравнение текстов книг московских богослужебных с современными греческими — и решение о внесения в них и обряды унификации принято было в марте 1651г. Стоглавым собором. Избранный Никон сие одобрял, Алексей проведение Реформы ему поручил, что тот в граничные именно с Воссоединением сроки, в 1653-55 годы — и сделал. В том числе и потому, что, поскольку Малороссия была ближе к Греции, Западу (как и рвущаяся сейчас в ЕС Украина), то впитала что-то и от веры католической, и богослужебные традиции новые, новогреческие. Менять которые не собиралась, и Русь поставлена была перед выбором: или веру свою, русскую реформировать, но Малороссию не потерять, или упереться, не менять ничего — и потерять ее, быть может, навсегда.

Другое дело, какой ценой реформация обернется, ибо менять приходилось довольно многое. У новогреков знамение крестное — троеперстное, тремя пальцами, а на Руси — двоеперстное, двумя, ибо распята, как считали, была не Троица, а одно из ее Лиц (вочеловечившийся Бог-Сын, Иисус Христос). Почему и возглас «аллилуйя» (слава Тебе, Боже) сугубый, произнесенный дважды, был как бы троекратным (по числу Лиц Святой Троицы) прославлением Бога, а вот трижды, трегубый, с приложением «слава Тебе, Боже» — содержал «четверение». Крестные ходы на Руси делались по солнцу — «посолонь», а в Греции — против. Разными были и поклоны: на Руси — земные, коленные, у греков — поясные. Разница была в церковных одеждах, и даже в ношении (или не ношении) мужчинами бород: на Руси носить их надо было обязательно — у греков нет. Зато русские священнослужители, вслед за греческими, носить должны были длинные волосы. И если правка текстов прежде велась с помощью книг славянских, то пошла теперь с помощью книг греческих, новописных: убран был даже союз-противопоставление «а» в словах о вере в Сына Божия: «рождена, а не сотворена»; о Царствии Божием стали говорить в будущем («не будет конца»), а не в настоящем времени («несть конца»), в имя «Ісус» была добавлена еще одна буква — и стало оно «Іисус».

Казалось бы, с дней позиций сегодняшних — сущие мелочи, однако в Москве, России «мелочи» тогда, когда церковно-обрядовая практика южноруссов сходилась с тогдашней греческой и разнилась от московской — вызвали раскол и почти гражданскую войну. Приверженцев богослужебных традиций — «староверов» стали называть еретиками, раскольниками, от Отца, Сына и Святого Духа отлучали. Двуперстное знамение стало «чертовым», «кукишем». Сугубая аллилуйя — «еретической, богомерзкой», а восьмиконечный крест — «раскольническим». «За совращение в раскол» была смертная казнь, венчания староверов считались незаконными, а появившиеся в их браках дети — незаконнорожденными. От карательных акций погибли тысячи людей, десятки тысяч бежали из страны; прокляты и преданы анафеме были на Московском соборе 1656 г. и Большом Московском соборе 1666г., за что лидер «староверов» протопоп Аввакум Никона назвал «Антихристом». И только 3 века спустя, поместный собор РПЦ в 1971г. и РПЦ в 1974г. приняли постановление о признании старых русских обрядов как бы равночестными новым. Хотя службы их по-прежнему длятся по 5 часов вечером и 4 — утром, ибо служение Богу — не развлечение, а испытание на крепость духа. Призывают в брак вступать только с собратьями по вере, ибо чуждый духовно человек жизни этой просто не поймет. Брадобритие считается грехом, курение запрещено категорически, а на праздник выпить можно только немного. Молитвенное общение, хотя между РПЦ и старообрядцами отношения дипломатические и поддерживаются — исключено, ибо разделяют их могилы предков, которых не предадут старообрядцы никогда.

Такой вот след, сложность такую историческую оставило тогда присоединение Малороссии, но аналогичный трагический след-сложность Время оставило еще и второй. И связан он с тем, что в результате второго раздела Речи Посполитой, прежде ею «поджатое»
Галицко-Волынское княжество, в котором в далеком прошлом жили тоже действительно русские и православные, с 1352г. подверглось экспансии католической. А после того, как в 1772 г. перешло в состав империи Австро-Венгерской, экспансии подверглось, со стороны, в том числе, Ватикана, еще большей, превратившись в агрессивно-беспощадных, с ненавистью на генетическом уровне католических галицийских националистов — врагов любой России и православия. Галиция такая в составе Австро-Венгрии встретила Первую мировую войну — и что? А то, что, несмотря на прошедшие так врозь века, кое-кто в Империи Российской воспылал надеждами, что, в случае победы, вернуть можно будет и как бы «историческую справедливость»: то бишь «оттяпать» у Австро-Венгрии Галицийско-волынские земли, хотя в составе Империи Российской не были они никогда. И, не считаясь, не желая понимать, что за века ментальность галичан сильно изменилась, вот к чему, к далекому Прошлому обращаясь, 5 августа 1914г. в декларации «Русскому народу!» Верховный главнокомандующий князь великий Николай Николаевич взывал. «Братья! Творится суд Божий… Достояние Владимира Святого, земля Ярослава Осмомысла, князей Даниила и Романа, сбросив иго, да водрузит стяг единой, великой, нераздельной России… Да поможет Господь… завершить дело великого князя Ивана Калиты…».

На что галицийские «сечевые стрельцы» на стороне империи Австро-Венгерской в 1915г. против Российской империи, во-первых, воевали, а во-вторых, считали, что и малороссы, живущие в ней, к отдельному украинскому народу (как и сейчас) принадлежат. И потому, когда после Октября 1917г. Империя Российская распалась, на части украинской территории 18 января 1918г. провозглашена была независимая так называемая УНР (Украинская народная республика), а после Компьенского 11 ноября 1918г. перемирия и распада Австро-Венгрии, 10 ноября заявила об образовании своем и независимости и националистическая ЗУНР (Западно-Украинская народная республика). Основу, которой составила та самая Восточная Галиция с западной частью
Волыни, сразу бросившаяся подминать под себя эту УНР — и 22 января 1919г. в Киеве был подписан
«Акт соединения» УНР и ЗУНР. Однако уже 18 июля Галичина была захвачена поляками, затем была польско-советская война, в ходе которой уже советская сторона попыталась создать в июле-сентябре 1920г. Галицийскую Советскую Социалистическую республику, но после решающего наступления белополяков в октябре 1920г. со стороны РСФСР и УССР были заключены тяжелейшие условия Рижского мира с Польшей, к которой опять отошла эта Западная Украина.

И вот в 1939г., после прекращения существования Польши и вхождения на ее территории советских войск, Сталин, как и князь Николай Николаевич, поставлен был опять перед выбором: брать, возвращать назад «историческую справедливость» в виде Западной Украины и Белоруссии — или как? Ибо, если не брать, так значит, оставить фашистской Германии — и лучше, получается, все-таки, взять, в надежде, что воспримут галичане вхождение в СССР и объединение с УССР положительно и ментально их этим удастся перековать. Но, как видим, перековать не удалось, «стрельцы сечевые» стали «бандеровцами», и их террор, ненависть, душегубство русского и лояльно украинского увидеть, познать довелось и в годы Великой Отечественной, и на Майдане. Почему и опять вопрос: а замахиваться — что Сталину, что Николаю Николаевичу на то, что сложности, связанные с Украиной и ее «территориальной целостностью» можно будет вообще преодолеть — следовало? Ведь сложности, как видим, националистическая Украина создавала всегда.

 


Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *