Народ словам не верит

admin Газета, Статьи из газеты №34 (2017) 0 Comments

Прогнозы правительства и россиян на ближайшее будущее российской экономики не совпадают31 августа министр экономического развития РФ Максим Орешкин представил прогноз социально-экономического развития России на 2018—2020 годы. Согласно прогнозу министерства, экономика будет расти, а инфляция и безработица — падать. Россияне, судя по данным социологических опросов, думают иначе.

Министр-оптимист

Максим Орешкин стал первым российским чиновником, который еще в конце прошлого года заговорил о том, что в 2017-м наша экономика вырастет не менее чем на 2%. Теперь этот оптимизм нашел подтверждение в официальном прогнозе министерства. Министерство экономического развития улучшило апрельский прогноз по росту ВВП России на 2017 год с 2% до 2,1%. Об этом Максим Орешкин заявил на пресс-брифинге, посвященном прогнозу социально-экономического развития до 2020 года. (К слову, Банк России пока оценивает возможный рост экономики по итогам 2017 года ниже, на уровне 1,8%.)Министр экономического развития сообщил, что его ведомство улучшило прогноз роста и на ближайшие три года. В 2018-м экономика должна вырасти на 2,2% (в апреле МЭР прогнозировало 1,7%), в 2019-м — на 2,6% (против 2,5% в апрельском прогнозе) и в 2020-м — аж на 3,1% (тут прогноз пока не изменился). Последний раз более чем на 3% российская экономика росла в 2012 году.Правительственный прогноз роста цен тоже выглядит весьма оптимистично. В 2017 году нам обещают исторический рекорд низкой инфляции — 3,7% годовых. А в последующие три года, по прогнозу ведомства Орешкина, инфляция будет намертво стоять на отметке инфляционного таргета Банка России — ровно 4%. «Мы считаем, что к концу года (2017-го. — Прим. Банки.ру) инфляция может немного ускориться, до уровня 3,7%», — заявил Орешкин. По его мнению, это будет открывать возможности снижения ставок Центрального банка, и ему удастся вернуть инфляцию ближе к целевому значению в 4% уже на конец 2018 года.
Еще более радужно правительство настроено по части перспектив снижения безработицы. Правда, повод для оптимизма тут несколько двусмысленный — старение населения. «Уровень безработицы станет постоянно снижаться. Этому будут способствовать фундаментальные тренды. Это изменение структуры населения в сторону уменьшения доли молодежи. У нас молодежная безработица самая высокая в структуре безработицы. Доля молодого поколения будет уменьшаться», — объяснил Максим Орешкин. Он также отметил снижение структурного уровня безработицы в ряде регионов. «Будет продолжаться долгосрочный тренд снижения безработицы на Северном Кавказе. Там безработица еще остается двузначной. И мы ожидаем снижения безработицы в Сибирском регионе», — сказал министр.
Уровень безработицы станет постоянно снижаться. Этому будут способствовать фундаментальные тренды. Это изменение структуры населения в сторону уменьшения доли молодежи.
В 2017 году безработица в России, по данным Росстата, балансирует в диапазоне 5,1—5,6% от трудоспособного населения. Само трудоспособное население составляет 52% от общего количества россиян. Так что, если не повысится пенсионный возраст, и сохранятся нынешние показатели средней продолжительности жизни россиян (она все последние годы росла при отсутствии такой же устойчивой динамики превышения рождаемости над смертностью), можно уверенно говорить только об уменьшении количества и доли трудоспособного населения. Опять же подсчитать реальную безработицу в России крайне сложно из-за отсутствия достоверных данных о количестве самозанятых. Нелегальный трудовой сектор, по самым скромным оценкам, составляет в России 15 млн человек. При этом достоверно не известно, работают ли все эти люди даже неофициально.
Наконец, после снижения реальных доходов населения в течение почти трех лет подряд, чего не было никогда с начала века, нам обещают их рост. На 2017 год Минэкономразвития России улучшило прогноз роста реальных располагаемых доходов населения с 1% до 1,2%. Согласно прогнозу, в 2018 году они увеличатся на 2,1% (против прогнозировавшихся в апреле 1,5%), в 2019-м — на 1,1% (ранее — 1,2%), в 2020-м — на 1,2% (ранее — 1,1%).
При этом, по данным Росстата, пока реальные располагаемые доходы россиян в июле 2017 года снизились по сравнению с показателем за аналогичный период предыдущего года на 0,9%, а к июню 2017-го снижение составило 3,1%.
Итак, если верить прогнозу Минэкономразвития, российская экономика будет расти в ближайшие три года нарастающим темпом. Инфляция будет балансировать вокруг рекордных минимумов. А доходы населения опять начнут увеличиваться.

Народ-пессимист

Свежий опрос «Левада-центра», результаты которого также были обнародованы 31 августа, показал, что россияне не разделяют оптимизма правительства относительно перспектив российской экономики.

Респондентам задавали вопрос: «Какие из следующих проблем нашего общества тревожат вас больше всего, и какие, вы считаете самыми острыми?». Опрошенные могли выбрать несколько вариантов ответов. Опрос проводился 18—22 августа по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения среди 1 600 человек в возрасте 18 лет и старше в 137 населенных пунктах 48 регионов страны. Исследование проводилось на дому у респондентов методом личного интервью. Первая тройка самых острых проблем зеркально совпала с теми сферами, улучшение в которых обещает нам министр экономического развития. Сильнее всего народ по-прежнему тревожится по поводу роста цен, об этой тревоге заявили 61% опрошенных. Рекордно низкую инфляцию люди не особо замечают по вполне понятной причине: цены растут медленно, но доходы-то и вовсе падают. На втором месте среди острейших проблем, по версии населения, — как раз бедность, ее отметили 45%. И наконец, третье место поделили рост безработицы (правительственные чиновники постоянно твердят нам, что безработных в России мало) и коррупция (33%).

Рекордно низкую инфляцию люди не особо замечают по вполне понятной причине: цены растут медленно, но доходы-то и вовсе падают.

Сразу тройкой лидеров по остроте стоят экономический кризис (28%), недоступность многих видов медицинского обслуживания (26%), резкое расслоение на богатых и бедных (25%). И только в конце первой десятки неэкономические проблемы — кризис морали, культуры, нравственности (15%), ухудшение состояния окружающей среды (14%) и война на востоке Украины (14%).

Эксперты-реалисты

Банки.ру решил выяснить, что ближе к истине — оптимистические прогнозы правительства или пессимистические оценки населения.

Мы спросили у экспертов, возможен ли в России годовой рост экономики свыше 2% и даже 3% в 2018—2020 годах — ведь исчезает эффект низкой базы. В 2017 году экономика растет по отношению к прошлогоднему падению. При этом ВВП падал в течение двух с лишним лет, и пока это — восстановительный рост. Мы так и не достигли докризисных отметок. Но уже в 2018-м нам прогнозируют рост по сравнению с увеличением ВВП в 2017-м. Мы также спросили у экономистов, насколько оправданны прогнозы Минэкономразвития по снижению безработицы в России из-за сокращения доли молодых людей и нет ли угрозы увеличения инфляции из-за возобновления экономического роста и ослабления рубля.

«ВВП увеличивался благодаря росту цен на сырье, который приостановился»

Михаил Мащенко, аналитик социальной сети для инвесторов eToro в России и СНГ:

— По итогам первого полугодия 2017-го стало ясно: для того чтобы экономика оказалась хотя бы на уровне 2014 года, ей необходимо вырасти еще на 0,9%. Однако и такие цифры могут оказаться невыполнимыми: ВВП увеличивался благодаря серьезному росту цен на сырье, который к текущему моменту приостановился, и возобновляться, пока не планирует. Несмотря на недавнюю коррекцию, с начала года котировки упали более чем на 10%. В будущие периоды показывать сколько-нибудь значимую положительную динамику будет гораздо сложнее. Во-первых, из-за исчезновения эффекта низкой базы, а во-вторых, из-за отсутствия каких-либо изменений в экономической модели государства: сырьевой сектор как играл ведущую роль в формировании бюджета, так и играет. А стимулировать внутренний спрос ЦБ не торопится, так как это может привести к росту инфляции, что не особо выгодно по политическим мотивам.

«Снижение безработицы — общемировая проблема»

Олег Богданов, главный аналитик «Телетрейд Групп»:

— Конечно, у российской экономики есть большой потенциал для дальнейшего роста. Два процента — совсем не предел. Есть признаки оживления потребительской активности, роста реальных доходов населения. Если это превратится в тенденцию, можно рассчитывать, что потребительский фактор добавит к ВВП дополнительные процентные пункты.

Снижение безработицы — это общемировая тенденция, можно даже сказать, проблема. Большая проблема нехватки рабочей силы. Связано данное явление, прежде всего со старением населения, процесс в полном виде можно наблюдать в Японии, в Европе, частично в США. Россия не исключение. Дополнительным негативом являются демографические провалы, которые мы никак не можем преодолеть еще с послевоенного времени. Кстати, именно из-за этого мы не наблюдаем роста инфляции в мире, несмотря на стимулирующую монетарную политику многих центробанков.

Снижение безработицы — это общемировая тенденция, можно даже сказать, проблема. Большая проблема нехватки рабочей силы. Связано данное явление, прежде всего со старением населения.

Думаю, угрозы общего роста инфляции нет, возможны всплески в отдельных сегментах — продовольствие, может быть, недвижимость.

«2% в год могут стать потолком роста для российской экономики»

Станислав Вернер, глава департамента Private Solutions Singapore Castle Family office:

— Два процента в год могут стать потолком роста для российской экономики ввиду неблагоприятной демографической ситуации, вялого роста производительности труда и институциональных ограничений, которые сдерживают оживление инвестиций. Отчасти решена задача по достижению макроэкономической стабильности, что увеличивает инвестиционные горизонты предпринимателей за счет возможности просчитывать денежные потоки и видеть отдачу вложенных средств.

Выполняется задача по стабилизации инфляции на уровне не выше 4%, бюджетная политика осталась консервативной, пока нет определенности лишь с фискальной нагрузкой после выборов президента. Делаются определенные шаги по снижению регулятивной нагрузки в рамках тех же программ Doing Business. В то же время не всем по душе увеличение госсектора, нерешенные до сих пор вопросы, связанные со взаимодействием с правоохранительными и судебными органами.

Банк России придает проблемам взаимодействия с правоохранительными органами больший вес, чем Минэкономразвития. Поэтому эксперты ЦБ ожидают роста на уровне 1,3—1,8% в этом году и без структурных преобразований — лишь 1,5—2% в дальнейшем, в отличие от Минэка, в котором рассчитывают на более высокие темпы роста. Есть разница и в оценке инвестиций. В МЭР ждут роста инвестиционной активности на 4—5% каждый год.

Восстановление экономики не является препятствием для Банка России в реализации задачи по таргетированию инфляции на уровне 4%. Ключевая ставка находится заметно выше инфляции, заставляя население придерживаться сберегательной модели поведения. И в то же время, ограничивая потенциал роста цен за счет исключения инвестиций в нерентабельные проекты. В этом смысле опасаться нечего. После смены модели экономики с расширением потребительского спроса на инвестиционные рельсы рост экономики будет сопровождаться умеренным увеличением располагаемых доходов населения. Эти доходы могут расти быстрее инфляции в ряде отраслей в силу нехватки определенных специалистов из-за неблагоприятной демографической ситуации и узких мест в системе образования.

Наталья СТРЕЛЬЦОВА, Семен НОВОПРУДСКИЙ, Banki.ru


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *