ЛЕЧЕНИЕ КАК ПРОЦЕСС ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ

admin Газета, Статьи из газеты №14 (2016) 0 Comments

Сегодня заболеваемость населения хроническими соматическими заболеваниями по сравнению с любым периодом истории человечества увеличилась в сотни раз.

Смертность превышает заболеваемость, например, при бронхиальной астме.

Я бы поставил перед здравоохранением три основных вопроса:    почему мы болеем и как остановить катастрофическое увеличение заболеваемости, и что же такое на самом деле лечение?

 

Лечение. Казалось бы — простое понятное слово, к которому все привыкли, знают, что оно означает. Тем более что в, так называемом, цивилизованном мире, процесс лечения понимается везде одинаково. Пришел к врачу с жалобами на плохое самочувствие, получил рецепт. Взял в аптеке таблетки и уколы и..!? То, что далее происходит, все вместе и является театрализацией процесса. Прошел спектакль, и все осталось по-старому, или еще хуже — возникает лекарственная болезнь; лет двадцать уже существует это понятие.

Сегодня в продолжение этой темы появился термин «лекарственная смерть». Появился потому, что от так называемого лечения стало умирать народу больше, чем от болезней.

Например, за последние 15-20 лет количество больных бронхиальной астмой увеличилось в сотни раз, заболеваемость детским церебральным параличом и рассеянным склерозом (тяжелые и неприятные заболевания нервной системы) растет как снежный ком. Не зря сегодня западные и европейские социологи констатируют: интересы молодых людей ограничились до примитива, любознательных — единицы.

И все это происходит, в основном, по одной причине — так называемое лечение не позволяет выздороветь, наоборот, усугубляет патологический процесс и переводит его в хроническую, тяжело текущую стадию.

В результате, опять же по понятию медиков-театралов, заболевание становится неизлечимым.

А зачем излечивать? Больше больных — больше доходов у фармакохимических корпораций, и у тех, кого они подкармливают. Более 20 млрд. долларов дают только химиопрепараты, применяемые при бронхиальной астме, и более 400 млрд. долларов — производство обезболивающих. То есть людей — детей и взрослых – как бы — сажают «на иглу». Если хочешь существовать — глотай химию, колись и… гони деньги.

Причем, мрут, и мучаются от боли и удушья, и сами фармакохимпроизводители.

Алчность, жажда легкой наживы берут верх над рассудком, поэтому мрут на мешках с деньгами и золотом, поглаживая золотые кредитные карточки перед тем, как закрыть глаза в последний раз.

А как же такое понятие как «народ»? Реальность показывает, что в нашей стране отсутствует и само понятие, и народ.

Именно поэтому после выхода на публику моих статей в ответ — молчание, если не считать периодически появляющиеся в прессе, интернете общие некомпетентные выпады.

Но вернемся снова к лечению. В 20 веке серьезно стали воспринимать как лечение только хирургию, химиотерапию при опухолевых заболеваниях и «лечение» гормонами. В нормальных условиях существования, когда дело доходит до хирургического вмешательства, это уже трагедия, а не лечение.

Терапию — мать медицины, забыли, врачевание в научно-практическом плане исчезло. Его заменили хаотическим процессом с применением таблеток и уколов, без какой-либо логично построенной схемы восстановления процессов жизнедеятельности и здоровья.

Все временно и кое-как, мимо и во вред.

Лечение, устранение нарушений в организме — это сложный процесс, занимающий определенный промежуток времени, необходимый для выполнения ряда взаимосвязанных мероприятий с целью восстановить нарушенную структуру органа или нескольких органов, и их функцию. Это главная задача, стоящая перед врачом и пациентом. Просто дать два-три вида таблеток или инъекций от насморка, например, — это слепая реакция медика на симптом.

Прежде всего, причина заболевания, как правило, не одна. Для возникновения заболевания необходимы несколько составляющих этой причины.

Например, заболела голова, не в первый раз. Обычно ограничиваются приемом таблетки от головной боли и все. Неправильно.

Головная боль — симптом целого комплекса нарушений в организме. Ее причины часто лежат в сложных и глубоких нарушениях в системах регуляции тонуса сосудов, раздражении, нарушении функции нервных структур, от которых зависит кровоснабжение головного мозга.

Головная боль — это грозный симптом развития сложных и опасных нарушений, которые обязательно повлекут за собой возникновение устойчивого комплекса осложнений, и как следствие, тяжелое заболевание.

Поэтому, может быть, не спешить с обезболивающими таблетками, измерить артериальное давление, посчитать пульс, поставить «подмышку» градусник, размять шейный отдел позвоночника, выпить 1 ст. л. корвалола, и позвонить нам в клинику. То есть попытаться определить причину боли, дать время и возможность самому организму среагировать на возникшее нарушение.

Длительные устойчивые нарушения питания головного мозга приводят к устойчивым нарушениям его функции.

Гипертоническая болезнь — одно из проявлений этих нарушений. Наши пациенты с гипертонической болезнью выздоравливают, но не с помощью приема препаратов, снижающих артериальное давление, а за счет нормализации тонуса сосудов и их адекватной реакции.

Этот лечебный процесс длится несколько месяцев при активном участии самого пациента. Следовательно, решающее значение имеет правильно организованный процесс лечения.

Но сначала нужно поставить диагноз. В нашем случае головная боль — это симптом, а диагноз — нарушения, которые привели к головной боли.

При остром заболевании существуют последовательно связанные этапы лечебного процесса, при которых, в зависимости от степени нарушений структуры и функций органов, необходим определенный лечебный комплекс, хорошо изученный и апробированный врачом и легко понимаемый пациентом.

Мы тщательно в течение тридцати лет изучали этапы и уровни поражений при хроническом обструктивном бронхите и бронхиальной астме, при других заболеваниях. Изучались защитные реакции организма, имеющие место на каждом этапе. С учетом этих реакций назначалось адекватное этапное лечение.

В доступной населению информации упорно пишут о необратимости изменений при хроническом обструктивном бронхите, бронхиальной астме и других хронических соматических заболеваниях. Лечебный процесс до сих пор понимается как что-то единовременное, периодическое или, в лучшем случае, поддержка больного в более-менее приличном состоянии при неизбежном прогрессировании хронического воспалительного процесса.

Естественно, что лечебный процесс требует времени, длительных усилий и отработанной системы мероприятий, направленных на закрепление полученного результата и обеспечение поступательного движения вперед, к цели, а цель — здоровье.

Сегодня наше правительство предлагает медицинскую диспансеризацию всего населения, особенно детей. Можно заранее сказать, что такое диспансерное обслуживание пациентов и «лечение» химиопрепаратами и гормонами добьет остатки нашего населения, которые не любят ходить в поликлиники и лечиться лекарствами, продаваемыми в аптеках.

Остается надеяться, что эта идея останется лозунгом, как обычно, не более, потому что в поликлиниках сегодня сидят медики, которые уверены в том, что ничего не лечится, и сами болеют всеми известными и неизвестными болезнями и не могут себе помочь, тем более, больному.

На основе всего вышеизложенного нами разработана теория и практика полного восстановления физического состояния человека, что позволило нам создать эффективные методики лечения целого ряда, так называемых, неизлечимых заболеваний: бронхиальная астма, детский церебральный паралич, рассеянный склероз, острые и хронические радикулиты, хронические заболевания желудка и двенадцатиперстной кишки, системная красная волчанка, полиартрит, подвывихи тазобедренных суставов у детей и взрослых, гипертоническая болезнь, неврозы, экзематоиды, заболевания почек, печени, крови, головные боли различной природы, псориаз, методику развития и совершенствования физического и психического здоровья детей. Эти дети у нас вырастают, как правило, с очень хорошими интеллектуальными возможностями, высокого роста, и не болеют.

Полное восстановление здоровья при многих, так называемых, неизлечимых хронических соматических заболеваниях сегодня стало реальностью, которую надо осмыслить, прежде всего, вам, читатели журнала «Целитель». Потому что сегодня каждый, кто обращается в поликлинику или больницу, имеет большую возможность заболеть одним из тяжелых хронических соматических заболеваний, считающимися в общепринятой практике неизлечимыми, только потому, что в поликлинике неправильно проведено лечение первичных нарушений в организме, которые легко диагностируются и еще легче лечатся.

Поэтому мы приглашаем вас, как можно раньше прийти к нам на разработанную клиникой экспресс-диагностику, которая позволяет за 15 минут объективно оценить состояние здоровья, обнаружить ряд нарушений, которые еще не «достают» пациента настолько, чтобы он пошел к медику в поликлинику. Мы вас вылечим и научим искусству быть здоровым на 100 лет и более.

Часто бывает достаточно только наших рекомендаций, один-два натуральных лекарственных препарата, чтобы самостоятельно в домашних условиях восстановить здоровье.

Далее мне бы хотелось предложить вашему вниманию выдержку из книги Роберта С Мендельсона « Исповедь еретика медицины», с которой вам, мои уважаемые читатели, будет полезно ознакомиться.Роберт С Мендельсон говорит:

 

«Я не верю в Современную Медицину. Я медицинский еретик. Цель моей книги — сделать вас еретиками… Зато я верю, что, несмотря на все новейшие технологии, несмотря на то, что пациента снаряжают как астронавта, отправляющегося в полет на Луну, — самую большую опасность на вашем пути к здоровью представляет собой доктор Современной Медицины. Я верю, что лечение методами Современной Медицины редко бывает эффективным, но зачастую опаснее болезни, против которой оно нацелено.
Я верю, что эта опасность усугубляется еще и тем, что вредные процедуры применяются там, где вообще не требуется медицинского вмешательства. Я верю также, что, если более девяноста процентов врачей, больниц, лекарств и медицинских приборов исчезнут с лица земли, это тут же положительно скажется на нашем здоровье. Я уверен, что Современная Медицина зашла слишком далеко, применяя в повседневной практике методы, разработанные для экстремальных ситуаций… И стоит ли удивляться, что, когда вы приходите к врачу, с вами обращаются не как с человеком, которому требуется помощь, а как с потенциальным потребителем продукции фабрики чудес. Если вы беременны, идите к врачу, и он будет обращаться с вами как с больной. Беременность — это, оказывается, болезнь, которая нуждается в девятимесячном лечении, и вам будут проданы капельницы, оборудование для обследования плода, горы таблеток, абсолютно бесполезная эпизиотомия и — хит продаж! – кесарево сечение.
Если вы, по собственному недомыслию, обратитесь к врачу с обычной простудой или гриппом, то доктор, скорее всего, пропишет антибиотики, которые не только не помогут при простуде и гриппе, но заставят вернуться к врачу с еще более серьезными проблемами. Если ваш ребенок настолько резв, что учителя не могут с ним совладать, врач готов зайти слишком далеко, сделав ребенка зависимым от лекарств.
Если малыш отказывался от груди в течение одного дня и из-за этого набрал меньше веса, чем предписано врачебными инструкциями, врач может поставить крест на грудном вскармливании при помощи лекарств, подавляющих лактацию. И в желудок вашего малыша откроет путь искусственному вскармливанию. А это опасно.
Если вы безрассудны настолько, что проходите ежегодные профосмотры, можете быть уверены: грубость служащих в регистратуре, дым чьей-нибудь сигареты, да и само присутствие врача поднимут ваше давление. И, не исключено, что до такой отметки, что домой вы уйдете не с пустыми руками. И — ура! — еще одна жизнь спасена благодаря гипотензивным лекарствам. И еще одна интимная жизнь пойдет псу под хвост, так как импотенция в большинстве случаев вызывается побочным действием лекарств, а не психологическими проблемами.
Если вам «повезло» провести ваши последние дни в больнице, будьте уверены: врач сделает все возможное, чтобы у вашего смертного ложа, стоимостью 500 долларов в сутки, стояло новейшее электронное оборудование и торчал полный штат чужих людей, готовых выслушать ваши последние слова. Но сказать вам будет нечего, так как эти люди наняты для того, чтобы не дать вам видеться с семьей. Вашим последним звуком станет писк электрокардиографа. Да, ваши родные все же примут участие в вашей смерти — они оплатят счет.
Неудивительно, что дети боятся врачей. Их чувство опасности невозможно обмануть. На самом деле все боятся. И взрослые тоже. Но мы не можем признаться в этом даже себе. И начинаем бояться чего-то другого. Не самого врача, а того, что приводит нас к нему: своего тела и происходящих в нем естественных процессов. Когда мы чего-то боимся, мы этого избегаем. Не обращаем внимания. Обходим стороной. Делаем вид, что этого не существует. Спихиваем ответственность на других людей. Так врач получает свою власть. Мы сами отдаемся ему, когда говорим: «Я не хочу возиться с этим, док. С этим телом и всеми его проблемами. Позаботься-ка об этом, док. Делай свою работу». И врач делает свою работу. Когда врачей обвиняют в том, что они не сообщают пациентам о побочных эффектах лекарств, врачи начинают оправдываться. Дескать, излишняя открытость перед пациентами будет во вред последним — помешает их взаимоотношениям с врачом. Это означает, что отношения между врачом и пациентом строятся не на знании, а на вере.
Мы не знаем, что наши врачи — хорошие. Мы говорим, что мы верим в них. Мы им доверяем. Не думайте, что врачи не видят разницы. И ни на одну минуту не верьте, что они не играют изо всех сил. Потому что цена вопроса — вся их жизнь, все эти девяносто или больше процентов ненужной нам Современной Медицины, которая существует затем, чтобы убивать нас. Современная Медицина не может выжить без нашей веры, потому что она не искусство и не наука. Современная Медицина — это религия…
…Все религии сходятся в утверждении, что реальность не ограничена тем (или не зависит от того), что мы можем увидеть, услышать, почувствовать, попробовать или понюхать. Религия Современной Медицины также следует этому постулату. В этом легко убедиться, просто спросив своего врача: «Почему?» Задайте этот вопрос много раз. Почему вы выписали мне это лекарство? Почему вы считаете, что эта операция будет мне полезна? Почему я должен делать это? Почему вы делаете это со мной? Повторяйте ваше «почему» много раз и, в конце концов, достигнете Просветления. Ваш врач спрячется за отговоркой, что вам никогда не познать и не понять всех чудес, которые есть в его распоряжении. Он потребует просто верить ему. Вот вы и получили первый урок медицинской ереси. Урок второй: как только врач захочет сделать с вами что-то, чего вы опасаетесь, и вы спросите: «Почему?» много раз, и врач, наконец, произнесет сакраментальное: «Просто доверьтесь мне», — разворачивайтесь и бегите так далеко, как только можете.
К сожалению, очень немногие поступают именно так. Большинство покоряется. Люди поддаются своему страху, который ввергает их в благоговейный трепет перед разыгрываемым представлением, перед загадочным духом, скрывающимся за маской врача-колдуна, перед совершаемым таинством врачевания. Но вы не должны позволять этому знахарю так обращаться с собой. Вы можете обрести независимость от Современной Медицины, и это вовсе не значит, что вы будете рисковать своим здоровьем. Просто вы будете подвергаться меньшему риску, потому что нет ничего опаснее, чем являться к врачу, в клинику, в больницу неподготовленным. Подготовиться — не значит заполнить все страховые документы. Это значит войти и выйти живым и при этом добиться своего. Для чего вам и потребуются соответствующие орудия, навыки и изворотливость.
Ваше главное орудие — знание врага. Как только вы поймете, что Современная Медицина — это религия, вы сможете бороться с ней и защищать себя гораздо эффективнее чем, если бы вы думали, что боретесь с искусством или наукой. Наивно полагать, что Церковь Современной Медицины действительно считает себя церковью. Назовите мне хоть одно медицинское учреждение, посвященное религии, но не медицинской науке или искусству врачевания. Однако само существование Современной Медицины зависит от веры в нее. То же мы видим и в других религиях. Церковь Современной Медицины настолько зависит от веры, что, если мы хоть на один день перестанем в нее верить, вся система придет в упадок. Чем еще можно объяснить, что люди позволяют Современной Медицине делать с ними то, что она делает, как не полным запретом на сомнения? Разве позволяли бы люди погружать себя в искусственный сон и разрезать на части в ходе процедуры, о которой они не имеют ни малейшего представления, если бы не верили? Разве люди стали бы глотать тысячи тонн таблеток ежегодно, опять же не имея никакого понятия о действии этих химических веществ на организм, если бы не верили?
Если бы Современная Медицина объективно оценивала свою деятельность, в моей книге не было бы надобности. Вот почему я собираюсь показать вам, что Современная Медицина — это не та религия, в которую стоит верить. Некоторые врачи беспокоятся о том, чтобы не напугать своих пациентов. Читая эту книгу, вы в каком-то смысле становитесь моим пациентом. И я думаю, что вы должны быть напуганы. Пугаться, когда вашему здоровью и свободе угрожает опасность, — это нормально. А вы уже в опасности. Если вы готовы узнать кое-какие неприятные вещи, которые скрывает от вас ваш врач; готовы выяснить, опасен ли ваш врач; готовы научиться защитить себя от врача — читайте дальше, потому что данная книга как раз об этом».

С книгами Мендельсона я познакомился лет 7-8 назад и был удивлен, что ему удалось издаваться в США, но, с другой стороны, когда великую гуманную науку превратили в средство наживы и уничтожения человечества. Поэтому я стал искать своих сторонников единомышленников, которых волнует будущее нашей страны, наших детей и будущее медицинской науки, которой мы служим, поэтому в следующем номере газеты я представлю интересные материалы своих коллег Италии, Германии, США и мои. Мне бы очень хотелось, чтобы врачам, имевшим мужество выступить и бороться против обнаглевшей умственно ограниченной мафии, которая залезла в систему здравоохранения, и пакостить там, не опасаясь, что их когда-то привлекут за преступления совершённые против человека.

 

АЛЕКСАНДР СУХАНОВ, профессор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *