К сожалению, чуда не произошло!

admin Газета, Статьи из газеты №36 (2017) 0 Comments

 

 

А на него так надеялись более 12 тысяч выпускников Санкт-Петербургского (Ленинградского) Суворовского военного училища, обучавшихся в стенах хорошо известного в нашем городе Воронцовского дворца на улице Садовой, 26. Позволю немного из его истории. Дворец графа Михаила Воронцова был построен по проекту архитектора Б.Растрелли в 1749-1757 гг. Его хозяин, муж племянницы Екатерины I и вице-канцлер, был одним из самых влиятельных особ при дворе. В 1763 г. дворец был куплен Екатериной II. В дальнейшем Павел I, после вступления на Российский престол, ставший к тому же Великим магистром Мальтийского ордена, устроил в этом дворце его Капитул. По распоряжению императора архитектор Д.Кваренги в 1800 г. наряду с православной церковью построил там римско-католическую церковь – уникальную Мальтийскую капеллу. В 1810 г. Александр I пожаловал дворец Пажескому корпусу, который незадолго до этого (в 1802 г.) был введён в перечень военно-учебных заведений России. Тот и просуществовал в нём до 1917 г.

Из Пажеского корпуса, где образование и воспитание юношей было пропитано духом христианского вероучения и преданности существовавшему государственному устройству, вышли известные военачальники (И.Паскевич, И.Гурко, А.Брусилов), дипломаты (С.Воронцов, П.Шувалов, В.Васильчиков), министры различных ведомств (А.Чернышёв, А.Балашов, А.Оленин). Там же оказались и вольнодумцы: теоретик анархизма (П.Кропоткин) и декабристы (П.Пестель, В.Ивашов, П.Свистунов). Когда в один из мартовских дней (после Февральской революции) пажей собрали, чтобы привести к присяге Временному правительству, вполне естественно прозвучали слова 19-летнего камер-пажа Голицына: «Временным правительствам мы присягать не будем!». После этого пажи организованно покинули Белый зал дворца. Наследники рыцарей остались верными престолу! Выпускники Пажеского корпуса, каких бы убеждений они ни придерживались, честно служили России и всегда были готовы отдать за неё жизнь. В помещении дворцовой православной церкви на сохранившихся поныне мраморных досках высечены имена павших.

В годы Советской власти в Воронцовском дворце располагалось военное училище, готовившее общевойсковых командиров для Красной (Советской) армии, впоследствии знаменитое училище имени С.М. Кирова, чьи питомцы прославили себя в боях во время Великой Отечественной войны. С 1955 г. в нём поселились суворовцы. Благородные традиции обитателей дворца, в том числе в виде заветов мальтийских рыцарей, перешли к суворовцам, пропитав их ароматом русской военной культуры. Мальчишки гордились своим элитным училищем и тянулись ко многим утраченным идеалам чести, добра и справедливости. В приделах Мальтийской капеллы планировалось открыть музей Пажеского корпуса, который должен был стать частью музея кадетских корпусов России. В постперестроечное время в Санкт-Петербургском Суворовском военном училище делались попытки восстановления преемственности военного ремесла. Так, там торжественно отмечались 190-летие и 200-летие основания Пажеского корпуса. В празднествах, посвящённых этим событиям, участвовали десятки потомков пажей, зарубежные кадеты и многочисленные гости. Среди них блистал барон Эдуард Александрович Фальц-Фейн, внук директора Пажеского корпуса, истинный патриот России, меценат, спонсировавший реставрации храмов в Воронцовском дворце, обласканный нашей властью и церковью и награждённый ими почётными орденами. Он по-прежнему проживает в княжестве Лихтенштейн и, будучи в здравом уме, готовится встретить 14 сентября своё 105-летие. Дай Бог, ему перенести предстоящее надругательство над его любимым детищем — Воронцовским дворцом.

Действительно, всё как будто перевернулось. Красивая богатая история неожиданно споткнулась о что-то, никем не представимое. Кому-то потребовалось лишить питерских суворовцев их родного гнезда без перспективы когда-либо вернуться в него. Откровенно пахнуло грязной афёрой, которая наверняка бы не приснилась даже ныне повсеместно осуждаемым большевикам. Ведь везде в мире ищут традиции, а мы их добровольно уничтожаем. О готовящейся акции ходили слухи ещё в правление смещённого одиозного министра обороны. Тогда в эту нелепицу просто плохо верилось. Неужели в распоряжениях преемника его дело продолжает жить? Перспективы использования дворца обрастают чудовищными предположениями. Тут и музей Холокоста, и очередная резиденция Верховного Главнокомандующего и обитель таинственного суперолигарха, и управление надоевшего Газпрома, пресловутой Нацгвардии, и т.п. Вплоть до происков злодея Чубайса, на которого, кстати, якобы неудачно покушался бывший суворовец Квачков. Всё держится в строжайшей тайне, которая всегда возбуждает неуёмные фантазии. Например, некоторым за всем этим даже мерещится лукавая улыбка нашего Патриарха, который, кажется, не прочь присовокупить к своему ведомству всё то, что плохо лежит.

Если же дворец удастся оставить в военном ведомстве, то существует тоже безрадостное предположение, что его отдадут под какой-нибудь женский военный пансион, некое подобие инкубатора гейш-маркитанток (в приличном понимании этого слова). Чадолюбивые чиновники высоких рангов охотно помещают в такого рода заведения своих дочерей, которые, служа в силовых ведомствах, очень быстро продвигаются по служебной лестнице, в промежутках выполняя детородные функции, а затем так же быстро уходят на весьма приличные пенсии. Можно представить, какие в нашем многовековом мужском пристанище будут разыгрываться истерические страсти в спёртом воздухе коридоров с неотвязным запахом туалетных комнат. На последнее регулярно указывалось в прошлом при инспектировании институтов благородных девиц.

В общем, большие недоумения по поводу дальнейшей судьбы Воронцовского дворца нас ждут ещё впереди. Его стены, пропитанные духом русского воинского братства, помнят посещения пяти последних русских императоров и генералиссимуса А.В. Суворова, чьё имя мы с гордостью носили с детства. Считается, что дворец отмечен масонской символикой, способствующей особому мистическому мышлению его обитателей и сохранению надежды на то, что какое-то чудо всё-таки произойдет и покарает временщиков, посягнувших на его таинство.

Аркадий Павлович Нечаев,

первый выпускник Санкт-Петербургского (Ленинградского) Суворовского военного училища, ветеран Вооружённых Сил, житель блокадного Ленинграда

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *