Кшесинская – причина событий 1917-го?

admin Газета, Статьи из газеты №42 (2017) 0 Comments

(ПО СЛЕДАМ «МАТИЛЬДЫ») К столетию низвержения капиталистического строя в России на экраны выходит эта картина, посвященная балерине Матильде Кшесинской и последнему русскому венценосцу (великий князь Михаил Александрович в 1917 коронован не был). Отвлечь от социальных бедствий внимание Народа, внемлющего историческим ассоциациям, — премудрые кремлевские пиарщики решили дооктябрьским костюмным «гламуром»… Но, наслаждаясь этим глянцем, мало кто из буржуа-обывателей сознает, КОМУ тогда обязана была страна, изображаемая на киноэкране, своим крушением.

А повинен в этом – отнюдь не дедушка Ленина, не приехавший из-за Океана с чемоданами у.е. от Шиффов и Вартбургов Л.Д.Троцкий! И даже не политиканствовавшие генерал-масоны в царской Ставке и Генеральном штабе (типа Щербачева и Головина), злоупотреблявшие своими профессиональными знаниями, во имя интересов британского союзника. Виновата была именно она — лишь за отсутствием в Царской России организаций, типа РосПила, не вызвавшая к себе должного внимания общественности — великокняжеская метресса Матильда Кшесинская… Революция 1917 года стала реальностью, после того, как охранявшая политический строй Русская армия истекла кровью, выручая союзников, тщетно пытаясь прорвать немецкую оборону в наступлениях 1915-1916 г.: у озера Нарочь, на Рижском плацдарме, под Барановичами, в ходе знаменитого (печально) «Брусиловского прорыва» — штурмуя Ковельский и Волынский укрепрайоны.

Здесь, в волынских лесах, перед не разрушенными дотами немцев, погибла опора Самодержавия – русская Старая гвардия, прибывшая из Петрограда на усиление войск Брусилова. И хотя названия полков, унаследованные с дониколаевских времен, сохранялись, заменившие кадровых гвардейцев толпы 19-летних крестьянских призывников, не подчинявшиеся новоиспеченным офицерикам военного времени, не желая лить кровь за барскую власть, при первом подходящем поводе, смели режим Царя-батюшки, а полгода спустя – и Русскую государственность, как таковую. «…Был первый в стране дезертир!» — так, в поэтической форме, выразил «религиозное отщепенство» от буржуазно-помещичьей государственности мужицкого сословия Сергей Есенин.

Кто виновен в катастрофе, сознается немногими. Уже в Севастопольскую кампанию 1854-1855 гг. орудийных снарядов расходовалось больше, нежели патронов ручного оружия. Невзирая на это, армия встречала Великую войну с мобилизационным запасом по 3 тыс. патронов на винтовку и лишь по 500 выстрелов на орудие. Правда, материальная часть артиллерии казалась отличной: в войсках были полевые 122-мм и 152-мм гаубицы и 152-мм мортиры, кроме шрапнели, стрелявшие фугасными бомбами, — гроза вражеских батарей и полевых укреплений! Тяжелых полевых орудий, правда, у немцев было больше, но французы — наши союзники, на опыт которых смотрели, как на самый передовой — перед 1914 г. отказались от них вовсе, думая повысить подвижность войск, выиграть войну на самом первом, маневренном ее этапе.

Правы оказались тактики немцев. И когда пехота, спасаясь от истребительного пулеметного огня, ушла в землю, а затем и в бетон защитных сооружений, исход войны стал решаться тем, кто быстрей и лучше научится разрушать инженерные постройки врага, кто снабдит армию осадными орудиями, многочисленней и мощней, нежели противник. И здесь, исходно, Россия оказалось в проигрышном положении: перед Англией, Францией, Германией и даже Австро-Венгрией, чьи заводские мощности, предназначенные для литья сверхтяжелых гаубиц и мортир, снарядов к ним, превосходили русские… Провидя будущее, еще в начале ХХ века виднейший русский капиталист А.И.Путилов хотел создать производство сверхтяжелых орудий: техники предстоящих войн.

Но его намерения нейтрализовал зарубежный конкурент: сэр «Бэзиль» Захаров, английский буржуа русско-греческого происхождения (о его карьере рассказывается в мемуарах А.Н.Крылова), совладелец фирмы «Виккерс-Армстронг» — боровшийся за русский военный рынок, сочетая экономические приемы с административным ресурсом. Он пропихнул заказы английской фирме и, совместно с французским капиталистом Шнайдером, сорвал планировавшееся расширение Пермского завода, лишив Путилова производственной базы [«Русский торгово-промышленный мир», 1993].

Потому, крупнейшим отечественным орудием сухопутных войск осталась осадная 305-мм мортира, номинально числившаяся полевой, но перевозившаяся лишь в разобранном виде, спешно разработанная к 1916 г. и пригодная к выпуску на имевшихся заводских мощностях. Всю Первую мировую войну Россия провела без сверхтяжелой артиллерии (неизменно служившей успеху наступлений немцев и австрийцев, французов и англо-американцев), заливая поля кровью пехоты, ходившей в атаки на не разрушенные немецкие укрепления.

Такое положение продолжалось, и вплоть до 1941 года, когда достраивавшиеся на плаву линейные корабли типа «Советский Союз» и линейные крейсера типа «Петропавловск» не смогли получить свои 407-мм морские орудия: в СССР производить их не умели, и было негде. Фирма «Шкода» — единственная, доступная заказчикам Наркомата ВМФ (согласно пакту 23.08.39), способная их изготовить, задержала выполнение контракта, передав к лету лишь 4 учебных 407-мм пушки на береговых лафетах. (2 из них ушли во Владивосток, а 2 участвовали в обороне Ленинграда, разместившись на Ржевском и Волковском полигонах). А будь эти корабли в строю, СССР смог бы не держать в 1941 г. полсотни боеготовых дивизий на Дальнем Востоке: удерживал бы Японию от агрессии Тихоокеанский флот. Весной 1941 была резко увеличена плотность войск Белорусского Особого военного округа, став гораздо выше (считая протяженность границы), сравнительно с соседями. Ложь, будто Сталин «не верил», что немцы нанесут главный удар на Минско-Московском направлении! Однако, сил на оборону его флангов не хватило, и танковые корпуса Панцерваффе «раздвинули» стыке Западного с Прибалтийским и Юго-Западным фронтами. Будь сиьирские дивизии на Западном направлении к лету 1941, Геппнер и Гудериан столкнулись бы с такой плотностью войск, что удары на Брест и на Вильнюс захлебнулись бы в самом начале войны… Передатчиком взяток от иностранного капиталиста Захарова членам правящей Россиею династии, возглавлявшим отрасли военного ведомства, оставив страну без современной техники, была балетная куртизанка Матильда, наложница великого князя С ергея Михайловича.

ЖДАН РОМАНОВ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *