«Здесь за решеткой начальник – полковник, а вся моя свобода – это радиоприемник»

admin Газета, Статьи из газеты №33 (2017) 0 Comments

Осужденный за оправдание терроризма блогер Кунгуров обвинил ФСИН в пытках попсой

Тюменский блогер, писатель и публицист Алексей Кунгуров, который отбывает срок за оправдание терроризма в Курганской области, жалуется на местное управление ФСИН. Алексей отправил жалобу региональному уполномоченному по правам человека Геннадию Порохину, в которой он описал свои злоключения. Копию заявления осужденный прислал также в редакцию Znak.com. Напомним, 28 марта Верховный суд РФ оставил без внимания жалобу Кунгурова на приговор тюменского суда и отправил писателя в колонию-поселение на 2,5 года. «Оправдание терроризма» суд увидел в посте в «Живом журнале» Алексея, в котором блогер критиковал сирийскую операцию российской армии. Организация «Мемориал» признала Алексея политзаключенным. После вступления приговора в законную силу Кунгурова держали в тюменской тюрьме, не отправляя к месту отбывания наказания. Из стен СИЗО №1 публицист регулярно отправлял на волю послания, в которых жаловался на условия содержания — неоправданно, по его словам, жестокие. Когда публицист в конце мая все-таки оказался в колонии-поселении КП-5, его приключения не закончились. Как следует из письма Алексея уполномоченному, он выяснил, что «администрация этой вонючей (в прямом смысле слова) колонии — изощренные садисты и матерые нарушители прав человека». При этом, утверждает Кунгуров, сотрудники колонии уверены, что осужденные никаких прав не имеют и должны быть слезно благодарны за то, что их не бьют и не морят голодом. Причина, по которой Кунгуров столь невысоко оценил профессионализм сотрудников курганского УФСИН, заключается в том, что у заключенного отняли радиоприемник. «С самого момента прибытия в ФКУ КП-5 по настоящее время я тщетно пытаюсь получить изъятый у меня портативный радиоприемник, право пользования которым закреплено статьей 94 Уголовно-исполнительного кодекса (УИК) РФ, — пишет Кунгуров уполномоченному. — Даже в известной песне Шнура поется «Здесь за решеткой начальник – полковник, а вся моя свобода – это радиоприемник». Здесь же, в колонии-поселении (где, как полагает широкая общественность, режим мягче, чем в пионерлагере), начальник – майор и вся моя свобода – заткнуть уши и не слышать тошнотворной попсы, которая льется из динамика радиоточки ШИЗО.» По словам блогера, он три недели пытался решить вопрос без бюрократической волокиты: цитировал УИК и Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений (ПВР ИУ), доказывал, что у администрации КП-5 нет законных оснований для изъятия его собственности. «Начальник службы безопасности майор внутренней службы Толмачев Сергей Юрьевич, когда у него закончились высосанные из пальца аргументы, прямо заявил, что он срал на УИК, имеющий силу Федерального закона, срал на Государственную думу, шлифующую УИК в течение 20 лет, и срал на Путина, который зачем-то подписывает эти никчемные федеральные законы. Он, Толмачев Сергей Юрьевич, живет по одному закону: «Как сказал начальник – так и будет». И если лично он, начальник, считает, что радио мне не положено, то я могу жаловаться хоть самому Путину, а Толмачев будет срать и на эти жалобы тоже», — утверждает Кунгуров. Затем он обрушивается с критикой на начальника оперотдела КП-5 майора внутренней службы Алексея Воронцова, который, по словам блогера, имеет прозвище «В гостях у сказки». «Я трижды обращался к нему с просьбой посодействовать возвращению незаконно изъятого у меня радиоприемника и три раза он рассказывал мне сказки — одна удивительнее другой, — пишет Алексей. — Сказка №1. Да, УИК и ПВР разрешают осуждённым приобретать и пользоваться радиоприемниками, но есть секретный приказ УФСИН, который это запрещает, потому что осуждённые могут давать послушать радио друг другу, а это есть нарушение порядка отбывания наказания – передача имущества в пользование иным лицам. Сказка №2. Если позволить осуждённым иметь в коллективном пользовании радиоприемник, они не смогут договориться, какую радиостанцию слушать. На этой почве у них возникнет конфликт, и они поубивают друг друга (просто удивительно, как 85 заключенных умудряются договориться, какой канал смотреть на единственном телевизоре, и до сих пор не поубивали друг друга). Сказка №3. Есть секретный приказ УФСИН, который квалифицирует разрешение осуждённым пользоваться своим радио как проявление коррупции. Дескать, администрация ИУ обязана оборудовать жилые и рабочие помещения радиоточками за свой счет («денег нет, но вы держитесь»). Если же осуждённые станут приобретать радиоприемники сами, то это может быть истолковано так, будто администрация украла деньги на обустройство радиоточки (ага, все 200 рублей) и переложила эти расходы на осуждённых». Не снискав успеха в неофициальных переговорах, Кунгуров решил вступить в переписку с инстанциями. «Представители администрации (все по очереди) честно предупредили меня, что, если я начну качать права, то они быстро нарисуют мне нарушения, посадят в ШИЗО и «перережимят», то есть направят меня отбывать наказание в колонию общего режима, — вот как описывает публицист реакцию официальных представителей колонии на свою «выходку». — Некоторые даже сочувственным голосом советовали этого не делать, потому что там политзаключенных не любят, а если и любят, то в самых извращенных формах и экзотических позах». Тем не менее, в своей борьбе за радиоприемник, Алексей оказался упрям. 7 июля 2017 года он написал заявление на имя начальника колонии с просьбой выдать ему прибор. 20 июля он получил ответ от майора внутренней службы Волосатова Д.В., который сообщил, что администрация в ближайшее время рассмотрит вопрос об оборудовании радиоточки в комнате воспитательной работы. Через час после получения сообщения, пишет Кунугров, он оказался в ШИЗО на 15 суток. «Поэтому мне не остается ничего иного, кроме как переписываться с различными государственными учреждениями, призванными защищать мои права и всячески оберегать от произвола со стороны должностных лиц, утерявших моральный фундамент и правовую почву под ногами», — пишет узник. У уполномоченного по правам человека в Курганской области Алексей просит «разъяснить майору внутренней службы Волосатову Д. В., что его обязанность оборудовать радиоточку не отменяет моего права пользоваться собственным радиоприемником». Znak.com обратился в управление ФСИН по Курганской области с просьбой прокомментировать письмо Алексея Кунгурова. «В соответствии с частью 8 статьи 82 УИК РФ «Режим в исправительных учреждениях и его основные требования» перечень вещей и предметов, которые осужденным запрещается иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать, устанавливается Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений, — ответила пресс-служба ведомства. — Перечень вещей и предметов, продуктов питания, которые осужденным запрещается изготавливать, иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать, устанавливается приложением № 1 Правил внутреннего распорядка, утвержденным приказом Минюста России от 16.12.2016 № 295). Согласно пункту 17 Перечня запрещена аудиотехника (кроме радиоприемников общего пользования). Радиоприемники используются только для коллективного использования и устанавливаются в местах, определенных администрацией ИУ.

В соответствии с вышеизложенным, использование осужденным личного радиоприемника запрещено».


Антон Юлаев

https://www.znak.com/

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *