ДЕЛО «ЛЮБИМОЕ», ГЛУПОЕ

admin Газета, Статьи из газеты №41 (2017) 0 Comments

 Тотальные переименования в сегодняшней Украине иначе как шизофреническими назвать просто нельзя — безумие власти, вызывающее снисхождение сожаления, что вылечить его невозможно, можно только ликвидировать. Вместе с властью  .

Однако позывы к подобному родились далеко не там и сейчас, а еще во времена самого «умного» в истории Российской империи Императора, сделавшего «с успехом» все, чтобы ее развалить — Николая II. За что РПЦ, видимо, его чтит и в лике святых даже прославляет  .

Ибо именно с его, можно сказать, подачи, чтобы исторически, в связи с 300-летием Дома Романовых, утвердиться получше, в Городскую управу Петербурга поступили предложения начать с того, что Лиговскую улицу переименовать в Романовский проспект, а проспект Каменноостровский — в Романовский или Николаевский. Но надвигалась Мировая война, в честь сына Алексея название успели дать только появившемуся в 1915г. Алексеевскому проспекту (ныне он в составе Политехнической улицы), однако почин был сделан. А что дальше? А дальше Февральская революция, «самого умного» — отречение, Имперский крах — и… По взятому почину переименования — пусть и совсем даже наоборот, антиниколаевские, чтобы стереть имя его и приспешников с карты Петрограда — пошли уже куда более масштабные  .

Дело вычеркивания из истории стало обретать характер любимого, и уже 8 (21) марта 1917г., через 5 дней после отречения, в городские Думу и Управу поступили предложения о переименовании для увековечивания «великих дней свободы» 15 объектов. Прежде всего, носивших наименование: Александровский, Алексеевский, Дворцовый, Мариинский, Михайловский и Николаевский, чтобы не напоминали более ни о самом Николае II, ни о сыне его Алексее и брате Михаиле, ни об императрицах Марии и Александре Федоровне. Хотя, вообще говоря, поскольку свергать торопились, не вникали даже, что Александровский (ныне Литейный) или Николаевский (ныне Благовещенский) мосты название свое получили в честь Александра II и Николая I  .

Александринскую площадь предлагалось переименовать в площадь Драмы, Дворцовую набережную — в набережную Свободы, Дворцовую площадь — в площадь 27-го Февраля, Дворцовый мост — в мост Свободы, Мариинскую (ныне Исаакиевскую) площадь — в площадь Земледелия, Михайловскую улицу — в улицу Братства, Николаевский мост — в Василеостровский. А в названиях торгово-промышленных и учебных заведений явочным порядком избавлялись от наименования «императорский», а также имен императоров и членов их семей. Императорский Петроградский университет стал просто Петроградским, Институт инженеров путей сообщения, императора Александра I Петроградским институтом инженеров путей сообщения, и т.д  .

Но доделать все не успели, грянул Октябрь, и рьяно отличиться на поприще этом, «переняв опыт», решили уже большевики. И площадь Дворцовая стала уже им. Урицкого, Исаакиевская — им. Воровского, а Невский пр. — 25 октября. Перечислять остальное в Петрограде не будем — слишком всего много было (Гатчина, например, стала Троцком), однако в годы Войны для патриотического подъема, и, учитывая, что несломленный город историю имел не только 25-летнюю, советскую, но и великую, 240-летнюю — осенью 1943г. поступили предложения некоторые старые исторические названия вернуть. Смольный прямо на себя это не взял, со Сталиным, который добро дал, посоветовался, и 13 января 1944г., перед полным освобождением от блокады, городу на Неве было возвращено 20 его исторических названий. Наиболее крупными, из которых были Дворцовые: площадь (вместо Урицкого) и набережная (вместо Памяти 9-го января), и Невский пр. (вместо 25-го Октября). Ул. 3-го Июля стала Садовой, а площади: Жертв Революции — Марсовым полем, Воровского — Исаакиевской и Плеханова — Казанской. Вернулись и проспекты: Литейный (им. Володарского), Владимирский (им. Нахимсона), Суворовский (Советский), Измайловский (Красных Командиров) — и была во всем этом, безусловно, здравость  .

А в 1991г. почин переименований поддержали и контрреволюционеры под названием «демократы». В смысле, что ненавидеть-то большевиков — они ненавидели, а вот опыт их взяли полностью, и в результате огульно-тотальной топонимической атаки в городе на Неве уничтожен был целый пласт славных имен и названий. И Кирова, проспект которого стал Каменноостровским, а мост — Троицким. И К  .

Маркса, чей проспект стал Большим Сампсониевским. И «железного» Феликса Дзержинского, улица которого стала просто Гороховой  .

И командира Щорса, проспект которого стал откровенно Малым. И пролетарского писателя Максима Горького, чей проспект превратился в Кронверкский. «Пострадали» и молодогвардеец Олег Кошевой, улица которого стала Введенской; и лейтенант Шмидт, мост которого стал Благовещенским; и декабрист Пестель, чей мост превратился в Пантелеймоновский; и «народники» Андрей Желябов и Софья Перовская, улицы которых стали Конюшенными: Большой и Малой; и Петр Лавров, улицу которого превратили в Фурштатскую. Такой же «укорот» дали и деятелям культуры Герцену с Гоголем, улицы которых стали Морскими: Большой и Малой; великому сатирику Салтыкову-Щедрину, чья сатира, очевидно, довела кое-кого до того, что улицу за нее переименовали в Кирочную; и даже композитору Римскому-Корсакову, чей проспект стал Екатерингофским  .

«Ушли» и названия, несущие в себе просто какой-то высокий и прекрасный смысл: такие, как «мир» — и площадь Мира снова стала Сенной; «свобода» — и мост Свободы стал Сампсониевским; «братство» — и улица Братства стала Малым Сампсониевским проспектом  .

Площадь Революции стала, естественно, Троицкой, бульвар Профсоюзов — Конногвардейским, а улица Красной Конницы просто не могла не стать Кавалергардской. И был в чем-то, возможно, здесь и здравый смысл. Как, например, когда ул. Скороходова стала Большой Монетной, С. Халтурина — Миллионной, а Красная — Галерной. Но было всего этого, во-первых, немного. А во-вторых, все также подспудно вынашиваются идеи убрать обелиск городу-Герою Ленинграду с площади Восстания у Московского вокзала, а саму площадь, вместе с прилегающей к ней улице того же названия, переименовать в Знаменские. С водружением на площади, взамен обелиска, памятника «комода» Александру III. Рвутся переименовать все 10 Советских улиц — в Рождественские. Вернуть в город «больших» и «малых дворян», превратив ул. Куйбышева — в Большую Дворянскую, а Мичуринскую в Малую. «Выбросить» из города революционеров и французских: набережную Робеспьера превратив в Воскресенскую, а улицу Марата — в царскую, Николаевскую  .

Такое вот наше «любимое», но глупое дело, породил которое еще самый «умный святой» Николай Романов. А притихли сегодня лишь потому, что больно уж несолидно творить его на фоне на Украине происходящего  .

ГЕННАДИЙ ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *