Вторая мировая. 2 сентября 1945

admin Газета, Статьи из газеты №34 (2017) 0 Comments


Вторая, самая страшная в истории человечества Мировая война закончилась 2 сентября 1945 г. в 10 часов по токийскому (14 по московскому) времени, когда союзники на борту линкора «Миссури» приняли Акт о капитуляции Японии, а Сталин, чуть позднее, выступил с Обращением к Советскому народу и его с этим торжественно поздравил.

Вспоминая ту мировую Победу в целом, вспомним, однако, как, чем и почему закончилась та Война для нас, для Советского Союза, ибо велась она, все-таки, нами, несмотря на все ее тяготы, 4 года на одном только европейском фронте, и только против фашистской Германии. И случиться такое смогло только потому, что руководство страны уделяло большое внимание ее безопасности и 13 апреля 1941г. в Кремле наркомом В. Молотовым и министром иностранных дел Японии Мацуокой был подписан Пакт о нейтралитете. Что было тогда для СССР исключительно важным, ибо в случае возможных будущих военных действий на ближайшие пять, по меньшей мере, лет избавляло от войны на два фронта. И важным настолько, что Сталин — в первый и последний раз! — лично приехал на вокзал проводить иностранного министра. Поезд задержали на час, и со слов Молотова они со Сталиным так напоили японца и пели с ним «Шумел камыш», что его, едва стоящего на ногах, чуть не буквально внесли в вагон. И зная, что среди провожающих был германский посол Шуленбург, Сталин демонстративно обнимал Мацуоку, заявляя: «Вы — азиат, и я — азиат. Если мы будем вместе, все проблемы Азии могут быть решены». Такие «проводы» стоили того, что Япония так и не стала с нами воевать, а Мацуока потом крепко поплатился на родине, не будучи в июле введен в состав нового Кабинета министров.

Но все это было еще в 41-ом, а в Победном 45-ом позади уже был поверженный Берлин, и на Ялтинской и Потсдамской конференции было твердо заявлено, что с Японией — «единственной великой державой, которая все еще стоит за продолжение войны» надо кончать. Кончать совместно, и 26 июля 1945г. в Потсдаме была принята соответствующая ультимативная Декларация трех стран: США, Англии и Китая, жестко предписывавшая Японии безоговорочную капитуляцию, демилитаризацию и демократизацию. Советский же Союз ее подписывать на тот момент не стал, ибо, во-первых, согласно Пакта от 13 апреля, официально не находился с Японией в состоянии войны. А во-вторых, в угоду США, все еще стремившихся, по возможности, отстранить СССР от решения проблем Дальнего Востока и Японии, подготовка этого документа проходила без участия советской стороны. Однако 28 июля на совещании в императорском дворце военные министры Японии заставили премьер-министра Судзуки выступить с заявлением, об отказе принять Потсдамскую декларацию и за «успешное завершение войны». Немногим изменили ситуацию и атомные бомбардировки США: 6 августа — Хиросимы и 9 августа — Нагасаки, унесшие жизни 102 тысяч человек; всего же погибло и пострадало — 503 тысячи жителей. Япония не капитулировала, и принудить ее к этому могло только обязательное и скорейшее вступление в войну СССР.

Вот в связи с этим 8 августа и было отменено очередное заседание Высшего Военного совета по руководству войной, ибо посол Японии в Москве Сато сообщал, что в этот день он приглашен на прием к Молотову, и все ждали важных сообщений из Москвы. В 17 часов такая встреча состоялась, и нарком иностранных дел СССР от имени Советского правительства вручил Заявление для передачи правительству Японии, где констатировалось, что отклонение Японией требования трех держав о безоговорочной капитуляции заставляет СССР присоединиться к Потсдамской декларации, и с 9 августа он считает себя в состоянии войны с Японией. Что и было незамедлительно сделано, и ранним утром 9 августа Советские войска одновременно нанесли мощнейшие удары по противнику сразу с трех направлений. Из Забайкалья — Забайкальский фронт (командующий — маршал Р. Малиновский). Приамурья — 1-й Дальневосточный фронт (командующий — маршал К. Мерецков). И 2-й Дальневосточный (командующий — генерал армии М. Пуркаев). А общее руководство всеми Советскими вооруженными силами численностью 1 миллион 747 тысяч поручалось Маршалу Советского Союза

А. Василевскому.

Реакция в высших руководящих кругах Японии на это последовала немедленно и уже утром того же 9-го августа министр иностранных дел Того посетил премьера Судзуки и заявил о необходимости заканчивать войну, ибо вступление в войну СССР лишало Японию малейших надежд на ее продолжение и успех. Премьер согласился с ним и на чрезвычайном заседании Высшего совета, начавшемся в полдень в бомбоубежище императорского дворца и продолжавшемся (с небольшими перерывами) до двух часов ночи, после жесточайших споров — по предложению Судзуки и Того, поддержанному императором Хирохито — было решено принять Потсдамскую декларацию. Утром 10 августа Того встретился с советским послом в Токио Я. Маликом и сделал заявление о принятии Декларации, и аналогичные заявления через Швецию были сделаны правительствам США, Англии и Китая. Почему 11 августа правительства СССР, США, Англии и Китая через швейцарское правительство передали требование к императору отдать приказы о капитуляции всем вооруженным силам Японии, прекратить сопротивление и сдать оружие.

Однако борьба «партий» мира и войны в высшем японском руководстве продолжалась еще несколько дней, пока, наконец, утром 14 августа на объединенном совещании Высшего совета и Кабинета министров было принято согласие на безоговорочную капитуляцию Японии. И определяющим для его успешного принятия было мощнейшее наступление Советских войск, которые своими молниеносными и непрерывными ударами на суше, на море, в горах и пустыне в течение 6 дней расчленили и разгромили 750-тысячную Квантунскую армию, продвинувшись вглубь территории Манчжурии на 300 километров. Уничтожили части японских войск в Северо-Западном Китае, высадили десанты в Северной Корее, на Сахалине и Курильских островах. И в 23 часа 14-ого через швейцарское правительство союзным державам была отправлена соответствующая телеграмма.

Однако в ночь на 15-ое наиболее фанатичные военные, руководимые военным министром Анами, подняли вооруженный мятеж, целью которого было не допустить капитуляции. Они ворвались в императорский дворец с целью найти пленки с записью выступления императора, в котором излагался Указ о прекращении войны (не нашли), хотели задержать и уничтожить премьера Судзуки (сожгли только его дом, премьер скрылся), арестовать других министров — сторонников мира, намеревались поднять всю армию. Но сделать задуманное не удалось, и к утру путч был подавлен. Солдатам предложили сложить оружие, а их руководителям — сделать харакири, что они, во главе с министром Анами близ императорского дворца и сделали. И в полдень 15-го вся Япония буквально оцепенела и замерла у радиоприемников: император Хирохито объявил о капитуляции и отдал приказ вооруженным силам о прекращении войны. При этом он ни словом не упомянул об атомных бомбах, а наступление советских войск назвал основной причиной окончания войны. Казалось бы, все… Политики США и Англии так и считают 14 и 15 августа — последними днями войны, «Днями победы над Японией». И для них так оно на самом деле и было, ибо Япония прекратила все военные действия против американо-английских войск, позволив союзникам на Филиппинах, в Маниле незамедлительно начать подготовительную работу по организации подписания Акта о капитуляции. И для его принятия, по согласованию между СССР, США и Англией, был назначен Верховный командующий союзных войск на Дальнем Востоке 65-летний генерал Дуглас Макартур.

Однако 17 августа ушло в отставку правительство Японии: вместо Судзуки премьером стал Хигасикуни, вместо Того министром иностранных дел — Сигемицу. И едва только новый премьер успел вступить, на пост, как к нему прибыла группа армейских офицеров, вооруженных пистолетами и самурайскими мечами, и под угрозой смерти потребовали, чтобы Хигасикуни отменил решение о капитуляции, угрожая новым путчем. Премьер отказался, назначив для согласования процедуры подписания специальную делегацию, прибывшую в Манилу 19 августа, и новый путч, казалось бы, не удался. Однако многие офицеры армии и флота по всей стране, отказываясь повиноваться приказу о капитуляции, делали харакири, летчики — камикадзе совершали свои смертельные полеты¸ а в руках таких, самых оголтелых фанатиков, патологически ненавидящих Советский Союз, находилось командование Квантунской армии во главе с Ямадой. Почему разрозненные части ее, несмотря на полученный приказ о капитуляции и начавшуюся с 19 августа массовую сдачу в плен, продолжали отчаянно сопротивляться вплоть до начала сентября. Вот в ходе 23 дней таких боев Советские войска окружили и по частям уничтожили все очаги сопротивления Квантунской армии, потерявшей убитыми и ранеными 677 тыс. человек, и успешно завершили Сахалинскую и Курильскую операции.

Используя ситуацию затянувшихся боев против Советских войск, 26 августа соединения флота США в составе 383 судов в сопровождении авианосцев с 1300 самолетами на борту начали продвижение к Токийскому заливу. 30 августа началась массовая высадка американских оккупационных войск близ Токио и в других местах. Вместе с ними из Манилы в Токио прибыл Макартур, и так впервые в истории на японскую территорию высадились иностранные войска. Все это и приблизило конец войны и подписание Акта о капитуляции, что было намечено сделать 2 сентября. И для участия в подготовке и подписании Акта с Советской стороны 22 августа был назначен 41-летний генерал-лейтенант Кузьма Николаевич Деревянко. 25 августа он прилетел в Манилу и в тот же день представился генералу Макартуру, а 27 августа из Ставки пришла телеграмма, в которой говорилось, что «По уполномочию Верховного Главнокомандования Советских Вооруженных сил» генерал-лейтенант К. Деревянко уполномочен подписать Акт о безоговорочной капитуляции Японии. Почему именно Деревянко? Весной 1945-го, после освобождения Вены, он был назначен советским представителем в Союзном совете по Австрии, где за короткий срок завоевал огромный авторитет у союзников, показав себя тактичным, умным, знающим, и, в то же время, ни на йоту не отступающим в переговорах от советских позиций человеком. За его деятельностью следил И. Сталин, который, исходя из полученной информации, определил для сына каменотеса из украинского села Косеновка Киевской области его историческое назначение. (К сожалению, земной путь генерала оказался недолог, и он, едва отметив свое 50-летие, 30 декабря 1954г. скончался)

Подписание Акта было решено произвести на борту американского линкора «Миссури», стоявшего на рейде Токийской бухты — этот корабль участвовал во многих боевых операциях на море, имел большое боевое прошлое. 24 марта 1945г. линкор, находясь во главе эскадры, подошел к берегам Японии и мощью всех орудий обрушился на район севернее столицы Токио, причинив японцам много вреда и вызвав у них страстную ненависть к нему. Стремясь отомстить, 11 апреля на него был направлен японский истребитель с летчиком — камикадзе: самолет разбился, а линкор получил лишь незначительные повреждения. И вот исторический день 2 сентября 1945г. настал: церемония была назначена на 10 часов по токийскому (14 часов по московскому) времени. К этому времени на «Миссури», на котором развевались флаги союзных держав, стали прибывать делегации стран-победительниц, а в Советскую делегацию входили К. Деревянко, представители родов войск: генерал-майор авиации Н. Воронов и контр-адмирал А. Стеценко, переводчик. Американские матросы устроили им бурную овацию, кричали приветствия, бросали вверх свои матросские шапочки. А посреди верхней бронированной палубы под зеленым сукном стоит небольшой стол, на котором огромные листы Акта о капитуляции на английском и японском языках; два друг против друга стула, и микрофон. И поблизости занимают места представители делегаций СССР, США, Англии, Франции, Китая, Австралии, Канады, Голландии и Новой Зеландии.

А затем, в гробовой тишине на палубе появляются члены японской делегации, отправившиеся на линкор в глубокой тайне и на маленьком катере, опасаясь покушений со стороны милитаристов-фанатиков. Впереди министр иностранных дел Сигемицу, главный уполномоченный императора Хирохито, низко опустив голову и опираясь на палку (одна нога у него на протезе). За ним начальник генерального штаба генерал Умэдзу в помятом кителе, сапогах, без самурайского меча (не разрешили взять), и далее еще 9 человек — по 3 от министерств: иностранных дел, военного и морского. После чего процедура в 10.30 начинается с «Пяти минут позора Японии», когда японская делегация, стоя, должна была выдержать суровые, укоризненные взгляды всех присутствующих (недаром Умэдзу категорически отказывался ехать на подписание, угрожая сделать харакири). Затем краткое слово Макартура, подчеркнуто небрежным жестом пригласившего японскую делегацию к подписанию Акта, и, сняв черный цилиндр, к столу подходит Сигемицу. И, отставив палку, стоя (хотя был стул) начинает подписывать, а его бледное лицо покрывается потом. Затем, несколько замешкавшись, документ подписывает и Умэдзу.

От имени же всех союзных держав Акт первым подписал генерал Макартур, а затем представители других стран. От США — главнокомандующий американским флотом на Тихом океане адмирал Ч. Нимиц; от Великобритании — адмирал Б. Фрэзер; от Франции — генерал Ж. Леклерк; от Китая генерал Су Юнчан (когда он делал это, японцы даже не подняли глаз и не пошевелились, но подавленная злоба так и пробивалась сквозь неподвижные маски их бледно-желтых лиц). А когда генерал Макартур объявил, что сейчас подпишет Акт представитель Союза Советских Социалистических Республик, на нашу делегацию обратились взоры всех присутствующих, фото и кинокамеры почти пятисот корреспондентов всех стран мира. Стараясь быть спокойным, К. Деревянко подошел к столу, не торопясь, сел, достал из кармана автоматическую ручку и поставил свою подпись под документом. Затем подписи поставили представители Австралии, Голландии, Новой Зеландии и Канады, вся процедура продолжалась около 45 минут и закончилась небольшим выступлением Макартура, который заявил, что «отныне мир установлен во всем мире». После чего генерал пригласил союзные делегации в салон адмирала Нимица, японские представители остались на палубе одни и Сигемицу вручили черную папку с экземпляром подписанного Акта для передачи императору. Японцы спустились вниз по трапу, сели на свой катер и отбыли.

А в Москве, в тот же день 2 сентября 1945 года с Обращением к Советскому народу о капитуляции Японии и окончании Второй мировой войны выступил И. Сталин. И он же, вместе с членами Политбюро и правительства, 30 сентября принимал прибывшего в Кремль с докладом генерала К. Деревянко. Доклад был одобрен, работа генерала в Японии получила положительную оценку, и ему, впервые за много лет, был предоставлен отпуск. Вторая мировая война закончилась, страна-Победительница уже жила своей новой мирной жизнью.

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

 

 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *