БУРЖУАЗНАЯ ЛЖЕНАУКА…

admin Газета, Статьи из газеты №26 (2017) 0 Comments

История — наука, необыкновенно вредная нашим властям. Потому не устает проклинать ее внук Министерства Госбезопасности А.Г.Невзоров! Потому, так чуждались ее власти советские, запрещая вначале (до 1934), а затем тотально переписывая, насадив нечто, вообще неслыханное прежде: изменив сам взгляд на исторический процесс — представив его бесконечной борьбой «угнетенных классов» (распространенной в заведомо доклассовое время) с русской государственностью, вплоть до ее низвержения в 1917 году. И потому, столь плотны медвежьи объятия спецслужбистской государственности — объявшие Её, Русскую историю, сделав насущной, ныне: делая события и героев инструментами пропаганды. Знание, однако, первоисточников — убивает веру в казенные построения.

 

27 (14) июня память святого Мстислава Храброго: Смоленского князя, в 1174 г. освободившего Киев из-под власти Низовских князей (пленив Всеволода Бол.Гнездо) и защитившего Золотой Стол от войск Андрея Боголюбского, — а в 1179-1180 княжившего в Новгороде Великом. Ипатьевская летопись – та самая, что ныне числится родоначальницей украинской литературы, рассказывает: «…Того же лета Андрей, князь Суждальскый, разгневася на Ростиславичи, …надеяся <своей> плотской силе и множеством вой огородився, ра<з>жегся гневом. И послА Михна-мечьника, рек ему: «Едь к Ростиславичем, рци им: Не хОдите в моей воли!? — ты же, Рюриче, пойди в Смоленск, к брату, во свою отцину! — а Давыдови рци: А ты пойди в Берладь, а в Руськой земли не велю ти быти! — а Мьстиславу молви: А тобе стоИт всё, а не велю ти в Руской земле быти!» —

 

Мол, убирайся с Руси на все четыре стороны! Но бесстрашный Мстислав, по отзыву летописца, — «…от юности навыкл бяше не уполошитися никого, повеле, Андреева посла емьше, постричи голову перед собою и бороду, рек ему: «Иди же <таков> ко князю своему! И рци ему: Мы тя до сих мест акы отца имели по любви, — аже еси с сякыми речьми прислал: не акы к князю, но акы к подручнику и просту человеку! — а что умыслил еси, а тое дей (а бог за всем)!»…

 

Последняя сентенция — это цитата Ев.Иоанна: речь Христа к Иуде на Тайной вечере, — вложенная летописцем, противником сыновей Юрия Долгорукого (в ХХ веке оказавшегося знаменем кремлевской бюрократической унификации, «опрокинутой в прошлое»), в уста Мстислава Храброго.

 

В русском летописании эта сентенция звучит еще раз. Автор «Сказания о царстве Казанском» — кремлевский канцелярист 1560-х годов (четверть веке проведший в татарском плену), он ярый сторонник Ивана Васильевича, и он цитирует Христов ответ Иуде, когда передает… ответ казанцев Грозному царю, пытавшемуся склонить их к капитуляции: «Ни даров твоих хощем прияти, ни же прещения страшимся, ни страха твоего боимся! И что прельщаеши нас словесы твоими лукавыми? Твори, почто пришел еси…» [ПСРЛ, т. 19, с.145]. Этот документальный образчик свободы слова времен Ивана Грозного – хороший комментарий к сегодняшним суждениям о царе, как либерастов, так и «патриотов» (адептов деспотической диктатуры). Но комментирует он и иные суждения православной «русмирской» пропаганды — славящей образование ЛНР и ДНР, как «освобождение от 400-летней киевской оккупации» (цитата из опусов Сергея Сокурова <создатель доноса на Наталью Шарину>).

 

Рассказ летописца – новгородский по своему происхождению, его выдает даже цокающий диалект, сохраненный копиистами сквозь века копирований. Но Ипатьевская летопись обращалась в Речи Посполитой. Неудивительно то, что именно в ней (и только в ней!) уцелел, бережно сохраненный, рассказ о деяниях новгородского князя, оскорблявшего создателя Московского княжества! Эта летопись известна в десятках списков трех изводов (Ипатьевский, Хлебниковский, Густынский). Но в Великороссии был открыт лишь один список (правда, древнейший), сделанный в 1420-х в пограничном республиканском Пскове, от цензорских шмонов фондохранилищ при Романовых оказавшийся защищавшенным династийным статусом Ипатьевского монастыря, где он хранился.

 

В средневековой Суздальской Руси обращалась официально иная южнорусская летопись XIII века (видимо, сведенная при Мстиславе Удатном, другом князе Смоленского дома), утраченная в оригинале, но сохранившаяся в цитатах. И в цитирующих ее летописях — митрополичьей 1256 г. (I часть Тверского Сб.) [там же, т. 15\2, с. 249], великокняжеской 1495 г. («Московский Свод») [там же, т. 25, с.83], и даже в необъятной, всеобъемлющей Никоновской [там же, т. 9, с.247], эта оскорбительная новелла отсутствует. Она была опущена уже их общим первоисточником, соблюдавшим княжий авторитет фамилии Рюриковичей (сомнительный для летописца-новгородца).

 

Но Казанский Летописец, готовя читателя к патетическому рассказу о падении Казани, процитировал именно её (бессмысленно, в случае отсылки к евангельскому тексту), — рассчитывая, что будет узнана именно оскорблявшая Андрея, святого основателя Московского царства, новелла из «украинской» (как постулируется сейчас) Ипатьевской летописи: общеизвестная читателям 1560-х годов в Москве.

 

Ждан Романов

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *