А ЕСЛИ БЫ…

admin Газета, Статьи из газеты №34 (2017) 0 Comments

В рамках переписывания истории со стороны Польши, республик Прибалтики, и прочих западных «демократий», сегодня мы постоянно слышим о сговоре Пактом 23 августа 1939г. Сталина с Гитлером, совместном началом ими 1 сентября Второй Мировой войны, и, конечно, исходя из этого, оккупации СССР Польши, Литвы, Латвии, Эстонии и части Финляндии. И все для того, чтобы нацизм уравнять с коммунизмом, максимально унизить и принизить подвиг Советского народа в освобождении именно им Европы от фашизма. И когда слышишь подобное, поневоле начинает приходить в голову и одна, можно сказать, крамольная и даже греховная мысль: «А что, если бы…».

Правда, к тому, что было бы, «а если», вернемся позднее, а пока оценим действия СССР и Сталина в подписании с фашистской Германией Пакта о ненападении 23 августа, и его последствиях, что называется, открытым текстом. Ибо что мы реально имели тогда в Европе, о чем сегодня там абсолютно молчат и вспоминать не любят? А имели Пакт о ненападении Германии с Польшей — 1934г. Декларации о ненападении Германии 1938г.: в сентябре — с Великобританией и в декабре — с Францией. Пакты о ненападении Германии 1939г.: 22 марта — с Литвой, май — с Данией, 7 июня — с Латвией и Эстонией. Плюс в Польше и Прибалтике у власти были профашистские режимы: в Польше — Ю. Пилсудского, Литве — А. Сметоны, Латвии — К. Ульманиса и Эстонии — К. Пятса.

И как, простите, в такой ситуации, когда над Европой уже нависает Война, а у границ Союза такие вот, в союзе с германскими фашистами, соседи, поступать Сталину? Да только любой ценой отодвигать угрозы этой войны от границ и как-то влиять на таких соседей. Тем более что знали в СССР, что Гитлер собирается напасть на не очень уже его устраивавшую, как слишком наглую в своих политических амбициях Польшу. Знали, ибо Гитлер еще 26 марта подписал «план Вайсс» (операцию против Польши начать «не позднее 1 сентября»), который предусматривал, в случае успеха, перенесение военных действий еще и в прибалтийские страны с присоединением их к Германии. Почему Германия 14 апреля и денонсировала польско-германский пакт о ненападении, а 22 марта потребовала от Литвы в течение 48 часов передать ей порт Клайпеду и Клайпедскую область.

Предлагал ли СССР Польше свою помощь заключением с ней еще в мае Пакта о взаимопомощи? Предлагал, но в ответ получил, что «Польша не считает возможным заключение пакта о взаимопомощи с СССР». Далее, учитывая все приближающуюся угрозу нападения Германии, СССР в августе в Москве просто требует от Англии и Франции оказать на Польшу давление в случае военного конфликта с Германией для пропуска на ее территорию Советских войск, но в ответ только молчание. И что же тогда Сталину оставалось делать? Ни в какой конфликт не вмешиваться, а просто ждать, когда Гитлер насквозь пройдет Польшу и выйдет на прямой контакт, с границами СССР? Да еще и перенесет военные действия в прибалтийские страны с их присоединением к Германии? Ну, уж нет. И Сталин принимает-таки решение вступать с Гитлером в переговорные процессы, тем более что тот 20 августа шлет ему личную телеграмму, что в любой день (первоначально предполагалось на 26 августа) может «разразиться кризис» с возможным вовлечением в него и Советского Союза.

Вот почему 23 августа и был подписан тот самый Договор о ненападении, который «отодвигал» Войну от границ СССР, причем по Ст. 6 «отодвигал» не на 2 года, как вышло в реалиях, а на целых 10 лет, с возможной пролонгацией потом, после 1949г., еще на 5. И, кроме «отодвигания», были в предложенном немцами варианте секретного протокола зафиксированы еще и границы «сфер интересов» обеих стран. Что, касательно СССР, было, в основном, связано с возвращением утраченных в ходе Гражданской войны территорий Российской империи: до «линии Керзона», еще в 1919г. признанной Антантой восточной границей Польши, Бессарабии — от Румынии, а также «интересы» были и к государствам Прибалтики, где у власти стояли профашистские режимы, включая Финляндию.

Реализация этих «интересов» началась после нападения Германии на Польшу 1 сентября. И когда к 16 сентября она, фактически, распалась, Советская армия 17 сентября в нее вступила, практически, без боев до «линии Керзона» продвинулась, и в состав СССР были не оккупированы, а возвращены отторгнутые в 1920г. панской Польшей территории Западной Украины
и Белоруссии. И, поскольку Гудериан к 17 сентября занял город и крепость Брест, которые должны были отойти к СССР, 22 сентября в Бресте действительно состоялись одновременно: торжественный вывод временно захвативших его немецких войск и торжественный вход войск советских, что впоследствии некоторые нарекут «совместным советско-немецким парадом». И да, чтобы в изменившихся геополитических условиях наше и немецкое военное присутствие на бывших территориях Польши как-то разграничить, 28 сентября был действительно заключен второй советско-германский Договор «О дружбе и границе», установивший пограничную линию между двумя государствами. А по секретному протоколу и сферы их влияния в Восточной Европе, в том числе и советские в Прибалтике. Причем если по протоколам к пакту от 23 августа Литва как бы традиционно отходила в сферу влияния Германии, то теперь она передавалась в советскую зону в обмен на Люблинское и часть Варшавского воеводства Польши. Все это и позволило отодвинуть наши границы на
Запад на 200 — 350 км, и в 1941г. вступить в бой с фашизмом на существенно более отдаленных территориях.

И, конечно, что скрывать, Сталин от идеи восстановления Советского Союза в границах Российской империи, и возвращения, утраченных после Революции территорий не отказывался. И потому
Советский Союз для начала, в развитие своих Договоров с Германией, заключил Договора о взаимопомощи еще и с балтийскими странами: 5 октября 1939г. — с Латвией и Эстонией, а 10 октября 1939г. — с Литвой, что СССР позволило разместить там уже и свои некоторые военные базы. А по этому Договору с Литвой СССР ей, после того, как части Красной Армии 17 сентября 1939г. продвинулись по территории распавшейся как государство и прекратившей свое существование Польши до «линии Керзона», еще и совершенно безвозмездно «передал» значительную часть того самого, в 1920г. отторгнутого, Виленского края с Вильнюсом. Но в политику этих стран было дано указание, пока не вмешиваться, на никакие суверенитеты не посягать, контакты с левыми силами не афишировать, а всякие разговоры о советизации пресекать.

На что, несмотря на все эти со стороны Советского руководства акты доброй воли, руководство балтийских стран в отношении СССР продолжало занимать откровенно антисоветскую, прогерманскую и профашистскую позицию. В декабре 1939г. было принято решение Балтийскую Антанту, координирующие совместную антисоветскую политику, воссоздать, а к середине 1940г. ее деятельность, уже открыто поддерживаемая Германией, становилась все более агрессивной и провокационной. Что терпеть долее Советское руководство уже не могло и, ссылаясь на невыполнение прибалтийскими государствами условий заключенных с ними Договоров, потребовало в них смены правительств на просоветские. С подтекстом ввода для этого и частей Красной Армии, которых в Прибалтике было 435 тыс., до 8 тыс. орудий и минометов, свыше 3 тыс. танков, более 500 бронемашин и 2601 самолет. И 15 июня — в Литву, а 17 июня — в Латвию и Эстонию их действительно и ввели, что сейчас, меньше, чем оккупацией, абсолютно забыв, в каких условиях все это было — и не трактуется.

И естественно, что в таких условиях там немедленно активизировались фашистским режимам оппозиционные силы и были сформированы «народные правительства», в которые вошли лояльные представители научных кругов, профессуры и художественной элиты. При этом формально не являющиеся членами компартий, ибо до советизации компартии там были запрещены, однако собственно коммунистов активно включали на ключевые позиции. Так прежние режимы действительно были свергнуты: 17 июля — в Литве, 20 — в Латвии, 21- в Эстонии, а 21 июля вновь избранные высшие органы власти на своих заседаниях провозгласили Советскую власть и в этот же день подали Заявления с просьбой о приеме их в состав СССР. Сессия Верховного Совета СССР в августе Заявления эти удовлетворила, и республики вошли в состав как Советские социалистические: 3 августа — Литовская ССР, 5-ого — Латвийская ССР, 6-ого — Эстонская ССР, а 25 августа 1940г. были приняты их Конституции.

Почему Советский Союз на все это пошел и что с этого поимел? Ну, во-первых, собирались все, утерянные после 1917г., земли. Во-вторых, в составе Союза были это уже не какие-то губернии, а самые настоящие, официально признанные советские республики. И более того, одной из них, Литовской, в октябре 1940г. из Белоруссии была еще «добавлена» меньшая оставшаяся часть Виленского края, а по секретному с Германией протоколу от 10 января 1941г. возвращен и
захваченный немцами 23 марта 1939г. порт Клайпеда (б. Мемель) с прилегающим к нему Мемельским краем. За что СССР обязался уплатить 31,5 млн. марок, но тем и завершил территориальное восстановление Литвы до ее нынешних границ. И, наконец, в-третьих, Прибалтика всегда была крайне важным выходом к Балтийскому морю, почему Советское руководство и стремилось укрепиться в этом, стратегически выгодном регионе на границе Восточной Пруссии, устранить малейшую возможность антисоветских действий балтийских стран, ну и заодно расширить еще и зону социализма. А с самой Германией в развитие национального состава 10 января 1941г. было заключено еще и соглашение о переселении туда из всех прибалтийских республик немцев.

Правда, и здесь действительно надо говорить правду, Сталин Договором 1939г. как бы «переориентировал» Германию на всю «демократическую» Европу, чего она, естественно, категорически для себя не хотела. А желала, чтобы СССР с Риббентропом Пакт никакой не подписывали, и тогда в тот же самый день, 23 августа, в Англию бы немедленно вылетел Геринг и подписал там Договор о ненападении уже англо-германский,
который бы тотчас стратегически переадресовал Гитлера на Восток. Только на Восток! Чтобы ненавистный Советский Союз практически в одиночку ввязался в войну,
попав, к тому же, еще и в
своеобразные клещи между поглотившей Польшу и устремленной к его границам Германией (вкупе с ее фашистскими и полуфашистскими союзниками в Прибалтике и Финляндии) — и Японией. А так! Что получилось от этого подписания «так»? А получилось, что Гитлер, «переварив» Польшу и пережив зиму, все эти свои «интересы» на Западе действительно решил удовлетворять, и с 9 мая по 22 июня одна за другой пали европейские «демократии» в Дании, Норвегии, Бельгии, Голландии, Люксембурге и за 40 дней, именно 22 июня во Франции. А всего за 1938 — 41гг. Германия оккупировала в Европе 12 таких «демократий», чего, конечно, там, на Западе простить Сталину не могут, хотя он с ними и не воевал, и их не захватывал.

А вот теперь и вернемся к тому, что «а если бы…». А если бы, чисто теоретически, предположить что было бы со всеми этими «демократиями» и были ли бы они вообще, если бы СССР, кроме так ненавистного им Пакта о ненападении, подписал еще и свое присоединение к «Тройственному пакту» Германии, Италии и Японии от 27 сентября 1940г. в Берлине? Ведь именно с этой целью на имя Сталина пришло официальное приглашение Риббентропа, и в Берлин для прояснения политической ситуации была направлена делегация, возглавляемая Председателем Совнаркома и наркомом иностранных дел В. Молотовым которую встречали на высочайшем уровне. И «Интернационалом», и Красными флагами, и встречами, приемами с участием Геринга, Гесса, Гиммлера, Геббельса, Риббентропа, Кейтеля, Лея. И, конечно, самого Гитлера, с которым 12 и 13 ноября у Молотова произошли продолжительные, по 2,5 и 3 часа переговоры. На которых фюрер много, ярко и образно «обрабатывал» согласно уже подготовленному проекту Договора между «Пактом трех» и СССР сроком на 10 лет, к которому советской стороне предлагал незамедлительно присоединиться. Договор предусматривал «политическое сотрудничество» и обязательство «уважать сферы влияния друг друга», а поскольку близок уже и конец Британии, то СССР мог бы поучаствовать в дальнейшем переделе сфер влияния в Центральной Европе, Азии (СССР предлагалось «территориальные устремления направить в направлении Индийского океана»), да и вообще в установлении «нового мирового порядка»

Однако Молотов был непреклонен, никакое подписание Договора даже не рассматривал, а задавал Гитлеру только конкретные вопросы по политике Берлина в Центральной и Юго-Восточной Европе, целям Германии в Финляндии и Румынии, взглядам Германии на черноморские проливы, позиции по Болгарии, Югославии. Ответов на такую конкретику фюрер избегал, стороны разошлись ни с чем, и утром 14 ноября советская делегация отбыла в Москву. И только немецкие газеты, так, на всякий случай, опубликовали краткое официальное коммюнике, что обмен мнениями протекал «в атмосфере взаимного доверия и установил взаимное понимание по всем важнейшим вопросам, интересующим СССР и Германию», что «сферы интересов Германии, Италии, Японии и Советского Союза — согласованы». Но это, так сказать, официально, а если конкретно, то Гитлер, озлобленный такой своей дипломатической неудачей, в адрес СССР после его принципиального отказа реагировал уже предметно. «Пакт трех» через неделю подписали Румыния, Словакия, Венгрия, а позднее и Болгария (которые, как и тогда, сейчас также вплотную у наших границ, только в составе уже не Пакта, а ЕС и НАТО «демократий»). А сам Гитлер 18 декабря подписал «план Барбаросса» со сроком готовности нанести удар по СССР 15 мая 1941г.

Почему тогда ничего не подписали? Да потому, что если вынужденным подписанием Пакта-39 СССР думал только о защите своих границ и своих интересов, то вот когда речь зашла о военном «переделе мира» и «новом мировом порядке» своим отказом фактически вызвал весь фашистский огонь на себя. И мы получили 22 июня, 1418 дней самой страшной в истории человечества Войны, и Великую Победу по спасению себя и всех этих европейских «демократий» от фашистской чумы ХХ века. А сейчас от западных «демократий» «в благодарность» имеем то, что имеем, и, видя с их стороны все это, просто действительно поневоле приходит на ум вопрос: «А они таким своим постоянным предательством не «заслужили» тогда для себя подписание, в развитие как бы Пакта первого, Пакта в ноябре 1940г. еще и второго, взамен освобождения от нацизма?» И что бы на карте «цивилизованной» Европы тогда вообще было? От ЕС, НАТО, и т.д.? Рожки на ножки? Крамольно? Возможно. Но на ум это в сложившейся на сегодня обстановке приходит — слишком уж мерзко поведение всех этих европейских «демократий» вместе с их заокеанским Хозяином.

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *