А где Гдлян?

admin Газета, Статьи из газеты №36 (2017) 0 Comments

 

Сейчас, когда вся страна так борется с коррупцией, и мы постоянно слышим, что — то тут, то там, арестован очередной чиновник, депутат, глава администрации, а то даже и губернатор, просто поневоле приходит в голову вопрос: а где же в этой борьбе Т. Гдлян? Где друг его Н. Иванов, с которым вместе они так «замечательно» проявили себя — по крайней мере, «в их трактовке» — в борьбе этой еще в годы «перестройки» и были, фактически, первооткрывателями ее и непримиримыми в ней борцами. Но их нет, ни порознь, ни вместе — и полная гладь и тишина. А почему? Да потому, что как говорил мавр — персонаж пьесы И. Шиллера «Заговор Фиеско»: «мавр сделал свое дело, мавр может уйти», так выпало сыграть такую же роль и Гдляну с Ивановым. Только мавр, как инструмент, стал не нужен после того, как помог поднять восстание в Генуе, а Гдлян с Ивановым — после внесения своей лепты в дискредитацию всего советского и развал СССР. После чего стали не нужны, и если сейчас спросить: кто такие Гдлян и Иванов — мало уже кто вспомнит, а поколение новое не знает их абсолютно. Как, кстати, не знали и до разгара «перестройки» в 1988-89гг., ибо у них были вполне обычные советские биографии — и вот какие.


Тельман Хоренович Гдлян родился в 1940 г. в селе Большой Сапсар Ахалкалакского района Грузии, армянин. В 1959-1962 гг. служил в армии, где вступил в КПСС, а в 1963-1964гг. работал завхозом в учебном комбинате в Саратове. Затем в 1964-1968 гг. учился в Саратовском юридическом институте, а по его окончании стал работать следователем: 1968-1970гг. — прокуратуры Барышского района Ульяновской области, 1970-1972гг. — Заволжского района Ульяновска. В 1974-1981гг. — старший следователь прокуратуры Ульяновской области, затем там же в 1981-1982гг. становится следователем по особо важным делам, пока, наконец, по протекции своего земляка, начальника следственной части Генеральной прокуратуры СССР Г. Каракозова в 1982г. не назначается на должность следователя по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР. И по этой же протекции получает назначение руководителем следственной группы в Узбекистане, хотя на тот момент у него было всего одно законченное уголовное дело. Но страдал «комплексом Наполеона» (рост 157 см) и быстро смекнул, что «Узбекское дело» может стать его «звездным часом» и даст возможность большого обогащения.

Николай Вениаминович Иванов родился в 1952 г. в г. Троицк Челябинской области. После окончания в 1974 г. Свердловского юридического института стал работать в прокуратуре Челябинской области: сначала (1974 -1976) следователем, а затем (1976-1977).помощником прокурора г. Карталы. Далее переезжает на работу в прокуратуру Мурманской области, где с 1978 по 1983г. работает старшим следователем, но затем его также ждет взлет, ибо по одному делу он познакомился с Гдляном и тот в 1983г. вызывает его в свою группу на «Узбекское дело». Вызывает, ибо в Иванове ему импонировала рабская преданность, слепое повиновение, способность не задумываясь, ради достижения цели «пройти по трупам», отбросив в сторону закон, чувство совести и элементарное уважение к людям. Гдлян по кличке «Хренович» называл Иванова своим «боевым заместителем» с кличками «Борода», «Веник» и «Шестерка», их очень сближали авантюризм, мания величия и жажда
власти. В группе они, болезненно самолюбивые и не терпящие возражений еще более сходятся, Каракозов им в этом хорошо помогает, и 21 ноября 1984г. юридически достаточно малограмотный Иванов также становится следователем по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР.

И вот слова из его исповеди по этому поводу. «Есть таланты, которые находились в тени, и к таким талантам относимся мы с Тельманом Хореновичем. Но мы должны стать людьми и получить от этой жизни свое, ибо достичь высот можно только путем личного вклада и умения попасть на глаза. Спасибо Тельману Хореновичу, что он вытащил меня из глуши, я, наконец, раскрылся как личность, приобрел имя, и моя жизнь пошла в хорошем русле. Тельман Хоренович делает мне жилую площадь в Москве и поэтому я готов вместе с ним хоть в ад, ибо другого пути у нас с ним теперь нет — мы с ним связаны и за это ему мое почтение. Теперь нужно дать нам взлететь вверх. Живут же люди в Москве на Калининском и Кутузовском проспектах, а живут там люди по должности, и разве не каждому человеку этого хочется, а добыть это можно только политическими акциями». И с 1983г. они начинают свой взлет, начинается «Узбекское дело», результаты следствия, по которому долгое время оставались скромными, но грянула «перестройка», захотелось показаться и отличиться, и в ход у Гдляна и Иванова пошли методы самые разные. Угрозы и пытки, издевательства и аресты жен и детей подследственных, их принуждения и подтасовки фактов, а когда стала понятна суть «перестройки» по ликвидации КПСС и развалу страны, а подачу своих высших покровителей типа А. Яковлева они в этом чутко уловили, то начали свою главную атаку. И, как бы распутывая мафиозную паутину в высших эшелонах власти СССР в Узбекистане, вышли «прямой наводкой» на Кремль, и их «жертвами», чтобы очернить в разгар «перестройки» в 1988г., стали уже министр внутренних дел Н. Щелоков, его заместитель, зять Брежнева Ю. Чурбанов, ответственные работники ЦК КПСС и т.д.

На что, видя такую разнузданность и невероятное число нарушений законности, здоровые силы руководства страны попытались все эти деяния Гдляна-Иванова пресечь, но делали это достаточно примитивно, и, по сути, даже сами стали способствовать их выводу на уже совершенно другой, но так им желанный высокий уровень политической раскрутки. И, да, в 1988 г. в связи с многочисленными жалобами на нарушения законности, Гдлян был отстранен от следствия, и была создана комиссия Президиума ВС СССР по проверке его деятельности. И, да, после этого сразу ряд подследственных отказались от прежних показаний, мотивируя, что во время допросов на них оказывалось давление с целью получения ложных сведений, и некоторые из арестованных были освобождены. Но сделано все это было уже запоздало и неудачно, ибо Гдлян под покровительством соответствующих «архитекторов перестройки» и как бы выполняя их заказ, уже успел создать себе и Иванову образы бескомпромиссных борцов против коррупции и, что самое главное, непримиримо сражающихся с кремлевско-узбекской партийной мафией.

Слово «мафия», которым ранее мало кто пользовался, стало невероятно популярным, «в выращивании» Гдляна и Иванова, хвалебные оды которым сдобрялись постоянными ложью и фальшью, вовсю заработал главный «перестройщик» журнала «Огонек» В. Коротич, и в ход пошла уже даже весть и о покушении на Гдляна. И не простом, а с помощью натянутой проволоки через бетонку аэродрома, по которой бежал самолет с «непримиримым врагом» мафии, и весть обрастала, как снежный ком, кочевала из газеты в газету. И уже охал обыватель, ширились призывы уберечь Гдляна от рук позорных убийц, кровопийц трудового народа, сидящих на мешках с деньгами, пресса нагнетала и нагнетала истерию об опасности, грозящей жизни двух следователей. Пошли целые петиции, требования в КГБ и МВД обеспечить защиту Гдляна и Иванова, появились личные телохранители-добровольцы, следователям перед телекамерами стали выдавать бронежилеты; пошли интервью, встречи, статьи, выступления. И хотя все это было блефом и дешевыми трюками, но Гдляну с Ивановым нужны были рекламы, сенсации, ажиотаж — и роль свою они в этом успешно сыграли.

И потому, хотя в апреле 1989г. приказом Генерального прокурора им «за нарушение законности» был объявлен выговор, а 25 мая Прокуратура СССР возбудила против них по этой причине дело, но уже к выборам в Верховный Совет СССР 26 марта наступил их апофеоз и «звездный час». Страна так «полюбила» своих «непримиримых героев», что они стали народными депутатами СССР. Уже в первом туре голосования Гдлян стал депутатом по Тушинскому территориальному округу (Тушинский район Москвы и подмосковный Зеленоград), получив 86,8 % голосов избирателей, а Иванов пошел даже по национально-территориальному округу от Ленинграда и во втором туре 14 мая набрал он него 61%. И, став депутатами такой «перестройки», на I-м же съезде они вошли, естественно, в Межрегиональную депутатскую группу, причем Гдлян вошел даже в ее Координационный совет, оказавшись плечом к плечу с такими «непримиримыми» борцами по развалу страны как Б. Ельцин, А Собчак, А Сахаров, Ю. Афанасьев, Г. Попов, Г. Бурбулис, Ю. Карякин. И уже оттуда в конце 1989 г. обвинил в покровительстве преступникам секретаря ЦК КПСС, лидера консервативного крыла в Политбюро

Е. Лигачева, что еще более увеличило его популярность как борца против партийной мафии.

В феврале 1990 г. Гдлян в соответствии с решением Пленума ЦК с формулировкой «за допущенные грубые нарушения законности и требований Устава КПСС» из партии на общем партийном собрании коммунистов аппарата Прокуратуры СССР был исключен. А 18 апреля 1990 г. Генеральный прокурор СССР А. Сухарев потребовал от ВС СССР лишения Гдляна и Иванова депутатской неприкосновенности для привлечения их к уголовной ответственности и ареста. На что они оба скоренько уехали в Армению, чтобы там, опасаясь, что требование Прокуратуры будет удовлетворено, избраться, на всякий случай, народными депутатами ВС и Армянской республики. Однако ВС СССР отказал Прокуратуре, и они из нее были просто уволены с формулировкой «за грубое нарушение социалистической законности при расследовании финансовых дел». А далее Гдлян участвовал в учредительном съезде Движения «Демократическая Россия» и в январе

1991 г. был избран членом Координационного совета. На митинге в поддержку Ельцина 10 марта 1991 г. зачитал заявление группы народных депутатов СССР и РСФСР о создании Народной партии России (НПР), которое, кроме него и Иванова, подписал, например, и такой «замечательный» персонаж, как Олег Калугин. А 19 мая 1991 г. на Учредительном съезде в Зеленограде был избран сопредседателем НПР.

На чем и подведем определенную черту, ибо 8 декабря 1991г. Советский Союз рухнул, КПСС уже была запрещена и ликвидирована, т.е. «задание выполнено», и что же тогда могло ждать столь «непримиримых» дальше? Еще большая слава в продолжении «борьбы», ибо, когда в стране началась повальная «приватизация» по тотальному ее разворовыванию, Гдлян так, на всякий случай, «брякнул», чтобы быть пока услышанным, «что касается распродажи государственной собственности, то скажу, что за два тысячелетия развития истории мир не знал такого дележа огромного дорогостоящего пирога, каким является наша общенародная собственность, а сейчас достается криминальным элементам, разного рода нуворишам. Это гигантское мошенничество по отношению к народу, который вкалывал всю жизнь на благо своей страны и вдруг остался ни с чем. Вся Москва уже продана. Разного рода группировки, пользуясь бесконтрольностью со стороны властей, полной анархией, царящей в стране, хватают столько собственности, сколько могут украсть».

Но «вышестоящие товарищи» уже новой России им тонко намекнули, что ваше время,
ребята, истекло, а Прокуратура России, ставшая правопреемником Прокуратуры СССР, даже отказалась решать вопрос об их восстановлении на работе. Гдлян и Иванов никому
из новых высших покровителей были уже абсолютно не нужны и им из чувства определенной обязанности просто дали еще какие-то возможности немного понапоминать о себе и за все содеянное как-то «подкормиться». С декабря 1991 г. Гдлян президент Всероссийского фонда прогресса, защиты прав человека и милосердия, на материальной базе которого в январе 1992 г. становится одним из создателей блока «Новая Россия», куда вошла и его НПР. В сентябре 1993 г. «Новая Россия» безоговорочно одобряет указ Ельцина о роспуске парламента, а в октябре на ее базе создается одноименное избирательное объединение, которое Гдлян с Ивановым возглавляют, но в первых выборах в Государственную Думу оно участия не приняло. А в выборах вторых в 1995г. НПР Гдляна-Иванова вошла уже в центристский блок, созданный по инициативе А. Казанника и его Партии Народной Совести, а также Святослава Федорова с его Партией Самоуправления Трудящихся. Гдлян становится депутатом Государственной Думы (1995-1999) Бабушкинского избирательного округа Москвы, а никуда уже не прошедший Иванов просто уходит заниматься частной адвокатской практикой — ведь жить-то на что-то надо, а он за те «непримиримые заслуги» успел стать «Почетным адвокатом».

Ну и, наконец, когда после 1999г. уже и Гдлян перестал быть хоть кем-то избранным, оба «непримиримых» стали жить-побираться, в основном, на гонорарах за изданные, «написанные» ими книги. За совместное «Кремлевское дело», Гдлян — за «Пирамиду» и «Мафию времен беззакония» (в соавторстве с журналистом Е. Додолевым), а Иванов — за «Следователя из провинции», а также как автор газетных и журнальных публикаций. И еще они очень любят рыбалку и, став пенсионерами, активно этим увлекаются: иногда вместе, а чаще и по отдельности. Ибо сидеть и ловить рыбку — это куда проще, чем каких-то там коррупционеров или даже, страшно сказать, мафиози, которых, спасибо «реформам», в новой России абсолютно нет. Ведь вы же заметили, что слово «мафия» из нашего лексикона уже более 25 лет абсолютно ушло, и мы знаем только «эффективных менеджеров», «предприимчивых людей бизнеса или просто деловых», наконец, просто «замечательных олигархов, честно работающих как на благо свое, так всей страны и народа», став на этом поприще даже долларовыми миллиардерами. И это совсем не то, что было во времена разгула коррупции и страшной мафии СССР, а если где она и есть еще, эта коррупция, так с ней постоянно борются, принимая соответствующие законы, в состоящей из таких же деловых людей «Единой России» Госдуме.

И вот почему, если спросить у кого кто такие Гдлян и Иванов, их уже мало кто знает, да они, собственно, уже давно и не нужны никому. С заданием в свое время хорошо справились, поставленные цели по развалу достигнуты, и потому удел их, пенсионеров — «Хреновича» и «Бороды», уже просто пойти и на лоне природы тихо, спокойно посидеть половить рыбку. Таков конец всей их буффонады.

 


Геннадий ТУРЕЦКИЙ

 


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *