Кто подрывает доверие к государству?

admin Актуальное, Газета, Статьи из газеты №19 (2017) 0 Comments

Я и члены моей семьи проживаем по адресу: Санкт-Петербург, бул. Новаторов, д. 1, кв. 57. Данное жилое помещение по ордеру ГЖО от 10.07.1992 г. №28698/23 было предоставлено моему отцу Егорову Юрию Федоровичу. Моя мать и отец в официально зарегистрированном браке не состояли, по этой причине в моем свидетельстве о рождении в графе «фамилия отца,> стоит прочерк, есть только имя и отчество «Юрий Федорович». В конце 90-х годов отец предложил мне с моей дочерью переехать к нему и жить в трёхкомнатную квартиру, находящуюся прямо у метро Ленинский проспект. Несмотря на то, что отношения между моими матерью и отцом не складывались, я с благодарностью приняла его предложение, и вместе со своей дочерью переехала к отцу. В 2000 году по личному заявлению моего отца Егорова Юрия Федоровича, мы были зарегистрированы по этому адресу постоянно. С тех пор мы жили одной семьёй. Отец выделил нам отдельную комнату, которая была переделана под детскую. Между нами сложились очень теплые отношения. Отец уделял очень много внимания общению с внучкой, они вместе гуляли, вечерами он ей читал сказки, они играли. Мы совместно делали нашу жизнь радостной, квартиру уютной. Из совместного бюджета нашего с отцом приобретались мелкие предметы бьгга и мягкая мебель. Так бы и жили вместе одной семьей, но в 2005 году моему отцу поставили диагноз — онкология, он перенес операцию, но все усилия врачей и наши оказались тщетными. Мы его потеряли в 2006 году, 02 июля. После смерти отца мы с дочерью остались проживать в этой же квартире». В 2009 нас с моим мужем венчал известный прозорливый старец. С момента венчания по настоящее время проживаем на этой жилой площади. В период 2011-2012гг у нас образовалась задолженность по квартплате, ввиду того, что перед рождением второго ребенка, я серьезно занималась своим здоровьем, основная часть семейного бюджета ушла на эту статью расходов. В этот период представители УК ЖКС-2, которым жилищное агентство делегировало представительские функции, заключили со мной, как с «квартиросъемщиком» соглашение по долговому обязательству, по которому я обязалась в равных частях погашать задолженность. Новорожденную Ксюшеньку жил конто­ра зарегистрировала так же по этому адресу, где мы проживаем всей семьей. Услышав о том, что заканчивается срок приватизации жилья, я обратилась в жилищное агентство Кировского района с заявлением, о заключении со мной договора социального найма на занимаемое помещение. Однако мне было отказано в связи с тем, что представители жил агентства решили, что мой отец — это не мой отец, что он был одиноко проживающим нанимателем, и по этой причине я со всеми моими детьми должна освободить занимаемое помещение и выехать в неизвестном направлении, а именно, «на улицу». Это и подтвердил Глеб Мустафин руководитель районного жил агентства Кировского района в своём иске о выселении нашей семьи. Администрация Кировского района вышла в суд с признанием меня и членов моей семьи утратившими право пользования жилым помещением, выселением. Разумеется, со стороны нашей семьи был подан встречный иск о признании нас приобретшими право пользования жилым помещением. Через возражения представителя Администрации Кировского района, ГУЖА и прокуратуры, которая обязана отстаивать законность, встречное исковое заявление было принято. Нами были предоставлены все сохранившиеся доказательства — справки Ф.9 от 2001 года, 2006 года, в которых я и моя дочь значимся как <<Дочь» и «внучка», и которые в приложении к исковому заявлению уже содержат весьма стран­ное для меня определение <<Пользователь», на этой жилплощади, как члены его семьи. На мой взгляд, произошел подлог документов под нужное для Администрации Кировского района решение суда. Данная ситуация описана в заявлении в СК России от 19.12.2016 и Прокуратуру С-Пб. Почти четыре месяца затягивается рассмотрение моего заявления, наверное, чтобы не мешать суду принять нуж­ное решение по данному вопросу? Суду были также предоставлены квитанции об оплате коммунальных платежей, которые суд принял в качестве доказательств, фотографии счастливой семейной жизни с отцом, договор на покупку дивана (с указанием адреса доставки); соглашение о рассрочке оплаты коммунальных платежей, где я являюсь «квартиросъемщиком»; были приглашены свидетели, они в тот период находились рядом с нашей семьей и могли дать показания о том, как мы жили, с кем, какие складывались отношения в семье и чему они были свидетелями сами. Однако показания свидетелей суд не интересовали — им не давали рассказать то, что они считали важным. Судья Павлова Е.Е. бесцеремонно обрывала свидетелей. Суд, на мой взгляд, всячески пытался деморализовать и запутать свидетелей. Судьёй Павловой Е. Е. было отказано в привлечении в качестве третьего лица представителя Уполномоченного по правам ребенка, объяснив свой отказ тем, что моего участия, как законного представителя вполне достаточно, защита моего ребенка со стороны государства профессиональным защит­ником прав ребенка не будет лишней. Прокурор, в течение всего процесса не нашла более важных дел, чем сидеть уткнувшись в те­лефон, а после в ускоренном режиме зачитала свое заключение, не удивлюсь, что даже не вникая и не понимая существа заявленных требований, не задала ни одного вопроса ни одному из свидетелей, а так же администрации. Когда я сделала заявление о подлоге, на мой взгляд, документов, в деле со стороны администрации Кировского района прокурор была безучастной. Судья не попросила объяснений, на основании чего внесены принципиальные изменения в форму 9, которая в период с 08 сентября 2000г до начала судебно­го разбирательства оставалась неизменной. Лишь на этапе подачи иска о нашем выселении форма 9 претерпела изменения. Сейчас дело находится на стадии рассмотрения апелляции, но если коллегия городского суда подойдёт к рассмотрению нашей жалобы формально, наша семья рискует оказаться без крова. Что происходит в нашей родной стране? Неужели суд от имени государства, в угоду какому-то чиновнику способен забрать выгодно расположенную квартиру у семьи с маленьким ребенком, на основании всего лишь одной поддельной справки формы 9? На мой взгляд, произошла провокация подрыва доверия к государству, по средствам самоуправства отдельных продажных чиновников.

Координатор родительского Отпора в Санкт-Петербурге, ТАТЬЯНА ВАСИЛЕВСКАЯ

P.S. Действительно, из-за таких историй, из-за бездушия представителей власти и закона, подрывается авторитет государства, утрачивается доверие к нему, и человек чувствует себя полно­стью беззащитным перед системой. Надеемся, что после этой пу­бликации, где четко была изложена ситуация и названы все фамилии, власть отреагирует и разберется в этой ситуации по справедли­вости. Или опять всем читателям надо ехать за правдой в Москву, к Путину? Жить по поговорке: «Барин приедет и рассудит», честно говоря, уже надоело. Неужели в Петербурге, на местном уровне нельзя решить такие вопросы, без вмешательства президента?


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *