Хотят ли русские в Париж…

dadmin 2019, Газета, Статьи из газеты №3 (2019)

Николай Сванидзе попросил президента поручить генпрокурору Чайке проверить законность ареста 77-летнего правозащитника Льва Пономарёва (его арестовали сначала на 25 суток, а затем уменьшили срок до 16).

Путин ответил, что побеседует с Чайкой, но ставить под сомнение решение суда для него «невозможно». Потому что никаких призывов к митингам быть не должно! «Речь шла о призывах к несанкционным митингам, шествиям и так далее. Мы же с вами не хотим, чтобы у нас были события, похожие на Париж, где разбирают брусчатку и жгут всё подряд, и страна потом погружается в условия чрезвычайного положения»

Хм… На этом месте русский человек уже перестаёт понимать, что происходит. Ещё вчера нас пугали: «Хотите, чтобы было как на Украине?» – и мы дружно отвечали: «Не дай бог!» Потом нас пугали прыгающим по площадям Саакашвили, и мы дружно зажмуривали глаза от отвращения! А теперь нас спрашивают, хотим ли мы как в Париже? Ещё несколько недель назад Первый канал рассказывал, что марионетка Трампа, враг России Макрон довёл трудовой народ Франции, и вообще у них всё трещит по швам. Ещё вчера мы радовались за трудовой народ, который вышел против узурпатора. Но сегодня капитан опять меняет курс, и трудовой народ превращается в бунтарей. И нас опять спрашивают, хотят ли русские в Париж. Давайте посмотрим на протесты во Франции не с точки зрения погромов, сожжённых машин и нескольких разграбленных магазинов, а с точки зрения достижения протестующими своих целей.  А цели достигаются.

После нескольких недель протестов 10 декабря перед французами выступил президент страны Эммануэль Макрон. Он пообещал с нового года повысить минимальный размер оплаты труда на 100 евро, отменить повышение налога для малоимущих пенсионеров, а также отменить налог на сверхурочные и премии. Ещё раньше правительство Франции на полгода заморозило цены на топливо (а рост цен на бензин был одной из причин массовых протестов).

Говоря о том, что в Париже «разбирают брусчатку и жгут всё подряд», Путин акцентирует внимание на действиях радикалов, забывая сказать о том, что это, может быть, 5% от общей массы французских демонстрантов. Против действий властей выступили прежде всего простые французы, и лишь потом, почуяв запах крови, к ним присоединилась радикальная молодёжь. В современной России отстаивание своих прав на улице кажется чем-то фантастическим. По-настоящему массовых протестов в России не было с 2005 года, когда пенсионеры выступили против монетизации льгот. А политическая активность в крупных городах быстро сошла на нет после Болотной и пары показательных посадок. В 2018 году резко негативную реакцию населения вызвала пенсионная реформа, но всё закончилось несколькими митингами.

Людей убедили, что ничего поменять нельзя, что политика – это грязное дело, что всё уже решено, что есть хитрый план, что кругом враги, провокации, методички, заговоры…
И спрашивает нас Владимир Владимирович: мы же не хотим как в Париже? https://varlamov.ru/

Комментарий в сети: «выступил президент страны Эммануэль Макрон. Он пообещал с нового года повысить минимальный размер оплаты труда на 100 евро. Подумаешь… А вот наша Госдума уже подняла МРОТ на целых 117 рублей! Партия реальных дел»!!!

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!